Ошибка рекламы «Здравмаг»!
Старый 11.03.2017, 06:54   #161
Шатилова Н.Н.
Местный
 
Аватар для Шатилова Н.Н.
 
Регистрация: 30.01.2009
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 310 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Sirin Посмотреть сообщение
Мировой судья Вахновская Н.Б. Нижнесергинского мирового суда: "Если вы хотите присутствовать на процессе в качестве вольного слушателя, вы обязаны написать об этом заявление! Я вас в процесс не приглашала!"
Аудиозапись запрещаю!
Только юридическая грамотность и гражданская активность граждан могут остановить этот безпредел судейских.

Всем "вольнослушателям" надо ходить в суд с ГПК (или КАС, УПК, КоАП, в зависимости от рассматриваемого дела), с закладками на статьи регламентирующие их права.
Зачитывать свои права всякий раз, как они нарушаются, фиксировать всё на диктофон и подавать жалобы в квалиф. коллегию судей.

Закон выполняется постольку, поскольку есть сила принуждающая к его исполнению.
Собственно, так было всегда, поскольку первично соотношение сил в обществе, а действующие законы и обеспечение их выполнения - это уже вторично. (Сначала меняется соотношение сил и меняется реальная практика, потом это фиксируется в законодательстве.)

Последний раз редактировалось Шатилова Н.Н.; 11.03.2017 в 07:05
Шатилова Н.Н. вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо Шатилова Н.Н. за это сообщение:
Sirin (11.03.2017)
Старый 11.03.2017, 11:25   #162
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 9,234 раз(а)
Записей в дневнике: 142
По умолчанию

А в данном лютость трындеца усилена тем, что судилка должна была огласить приговор
И она из-за присутствия зрителя не стала оглашать приговор!

Хотя согласно закону, оглашение приговора - это важнейший этап, которым завершается судебное разбирательство и начинают истечение процессуальные сроки, в частности, на обжалование.

Да и вообще, без провозглашения приговор не считается постановленным! Судилке доверили постановить приговор ИМЕНЕМ РОССИИ. А оно изобразило из себя то ли помещицу Салтычиху, то ли циркового пуделя, и не стало исполнять свои процессуальные обязанности.

Статья 241 УПК:
1. Разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.
5. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Проведение фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании.

Притом приговор ВСЕГДА (ч.7 ст.241) провозглашается в открытом судебном заседании.

Но откуда мухосранской мировой судилке Вахновской Н.Б. знать такие высокие материи, как Уголовно-процессуальный кодекс?!

Да и нахрена, спрашивается?
И так всё прокатывает.
Sirin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.06.2017, 06:54   #163
vitich
Местный
 
Регистрация: 22.06.2014
Адрес: Земля
Поблагодарили 73 раз(а)
По умолчанию

Феномен домысла в судебных лингвистических экспертизах

Скрытый текст:

Феномен домысла в судебных лингвистических экспертизах



Е. А. Колтунова,
к.фил.н., доцент ННГУ



(опубликовано в сборнике «Инновации в государстве и праве России». Материалы Международной научно-практической конференции 24-25 апреля 2014 г. – Н.Новгород: изд. ННГУ им. Н.И.Лобачевского, 2014)



Предметом анализа в данной публикации послужили наблюдения над некоторыми аспектами производства лингвистических экспертиз. Указанная проблема в настоящее время является чрезвычайно актуальной. Не раз отмечалось, что «суды при назначении экспертизы и при оценке уже подготовленного экспертного заключения должны в первую очередь обращать внимание на компетенцию и квалификацию эксперта» (см. Чернов А.Д. Проблемы назначения и производства судебных экспертиз по гражданским, уголовным и административным делам / Экспертизы – нерешенный вопрос российского правосудия: пособие для судей, а также начинающих юристов, журналистов и правозащитников. – М., 2013, с. 9).

Любая лингвистическая экспертиза – это серьезное научное исследование, поэтому оно должно исключать многомерность и субъективность лингвистических подходов и интерпретаций того или иного речевого произведения. Однако, как показывают многочисленные примеры, в производстве лингвистических судебных и внесудебных исследований отчетливо видна некая «состязательность», а порой и ангажированность специалистов. Важными оказываются и стереотипы, связанные с особенностями личности лингвиста и зависящие от жизненного опыта, который он приобрел, формируясь как объект труда, общения и познания (см. Бодалев А.А., Куницына В.Н., Панферов В.Н. О социальных эталонах и стереотипах и их роли в оценке личности // Человек и общество. –Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1971, с. 151-161). Таким образом, лингвистическая экспертиза в части выводов принимает характер домыслов.

Существительное «домысел» в современном русском языке реализует следующие значения: «1. Ничем не подтверждённая догадка, основанная на общих размышлениях; предположение. Результат домысливания. 2. Вымысел, ничем не подтверждённое предположение». В свою очередь глагол «домыслить» имеет как устаревшее значение «придумать, надумать», так и современное: «1. Дополнить что-л. с помощью воображения, творческой фантазии. 2. Предположить без достаточных оснований» (см. Словарь русского языка в четырёх томах. – М.: РАН, 1999, т.1, с.428; Современный толковый словарь русского языка под ред. проф. С.А.Кузнецова. – СПб, 2003, с. 300; Семантический словарь под ред. Н.Ю.Шведовой – М.: Азбуковник, 2007, т. 3, с. 3172, т. 4, с. 3784).

То есть, в лингвоюридическом аспекте домысел – это вывод, полученный на основе умозаключения, интуиции, а не на основе фактов. Как правило, термин «домыслы» используется в судебном процессе при обсуждении дел по статьям 152 ГК РФ, 130 УК РФ и 5.61 КоАП РФ. Однако данный термин применим и к части определенных средств доказывания – таких, как заключения экспертов-лингвистов.

В настоящее время в судебных лингвистических исследованиях используется значительное количество традиционных, а также новых методов и методик. К традиционным методам исследования спорных текстов можно отнести лексико-семантический и лингвостилистический анализ слов, семантико-синтаксический анализ словосочетаний и предложений. Востребован контент-анализ, причем даже для текстов, состоящих из трех-пяти предложений. Встречается также «формально-грамматический анализ», который характерен для школьного и вузовского обучения разбору слов как части речи или предложений по составу и, следовательно, к судебным исследованиям чаще всего не может иметь отношения. Актуальны различные приемы дискурсивного анализа, а также методы филологической герменевтики и контекстуального анализа. Однако применение классических и современных методов и методик лингвистического исследования часто нельзя признать обоснованным в анализе того или иного спорного материала, а потому выводы экспертов также реализуют феномен домысла, а не сведений о фактах, полученных в ходе аналитической работы. Если специалист не приводит истинных фактов, на которых основаны его выводы, то такая информация, с юридический точки зрения, является недостоверной. В качестве примера можно привести фрагмент одной из судебных лингвистических экспертиз.

Спорный контекст «В подготовительный период информация о планируемых мероприятиях и приглашения к совместным действиям по обсуждению дальнейшего реформирования органов внутренних дел были направлены министру внутренних дел РФ, начальнику регионального управления МВД по […] области, начальникам городских и межрайонных отделений полиции ... Представители органов внутренних дел и члены Общественных советов не сочли возможным принять участие в круглых столах без объяснения причин. Это вызывает сожаление и идет вразрез с декларируемой руководством МВД РФ открытостью и готовностью к взаимодействию с общественностью» исследовался специалистом с использованием большого количества традиционных и инновационных методик, в результате применения которых были получены вызывающие недоумение выводы о том, что в этом контексте «реализуется речевая тактика «провокация» в сочетании с речевой тактикой «хула»; «речевая стратегия дискредитации». Более того, автор экспертного заключения из этого вполне нейтрального контекста сформулировал цель сообщения – « …стремление побудить, подтолкнуть, спровоцировать представителей государственной власти к активному взаимодействию [с одной из общественных организаций – Е.К.]». По мнению эксперта, тип речевого поведения в данном контексте «свидетельствует об оказании давления на органы государственной власти ..., такое речевое поведение является агрессивным, конфронтационным, содержит элементы языкового и психологического насилия».

Как известно, к речевым средствам вербальной агрессии относится «словесное выражение негативных эмоций, чувств или намерений в оскорбительной, грубой, неприемлемой в данной речевой ситуации форме» (Воронцова Т.А. Речевая агрессия: вторжение в коммуникативное пространство. – Ижевск, 2006, с. 49). Однако в данном контексте используется либо нейтральная лексика, либо оценочная, входящая в состав литературного языка. Оскорбительной, бранной, грубой лексики исследованный фрагмент не содержит, следовательно, и о речевой агрессии не может идти речи. Побуждение как речевой акт имеет множество типов (от приказа и угрозы до просьбы и приглашения) и специальные речевые средства (см. Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста. – М., 2007, с. 412-463), ни одного из которых это спорное высказывание не реализует. Абсолютно недоказанной является квалификация выявленных речевых действий как хула, то есть «резкое осуждение, порочащие слова, брань» и провокация, то есть «преднамеренное поведение, подстрекательство кого-нибудь к таким действиям, которые могут повлечь за собой тяжелые для него последствия» (см.: Современный толковый словарь русского языка / Под ред. С.А.Кузнецова. – СПб., 2003, с. 912). Речевая провокация – это целенаправленное, мотивированное, преимущественно контролируемое коммуникативное поведение, направленное на (1) получение информации, которую собеседник не желает сообщать добровольно, либо (2) дестабилизацию его эмоционального состояния (см. Иссерс О.С. Стратегия речевой провокации в публичном диалоге // Русский язык в научном освещении. – М., 2009, № 2 (18), с. 92-104).

В данном контексте первый абзац и первое предложение второго представляют собой простую констатацию фактов, выраженную нейтральными средствами. Последнее предложение – абсолютно спокойное выражение субъективного отношения к фактам, без какой-либо негативной оценки и тем более агрессии. Следовательно, ни речевых признаков «обвинения», ни «речевой стратегии дискредитации», ни «элементов психологического насилия» указанные контексты не содержат.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» «эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных». То есть, заключение эксперта должно быть мотивировано, в нем должен быть описан ход экспертного исследования.

Однако иногда в заключениях подобного рода выводы представляют собой выражение собственного мнения эксперта, не основанное ни на научной методике, ни на какой-либо доказательной базе. Так, вывод в одном из лингвистических заключений по вопросу «Может ли одноразовое размещение материала на сайте общественной организации изменить общественное мнение в отношении политики государства?» едва ли не короче самого вопроса: «Одноразовое размещение материала на сайте общественной организации может изменить общественное мнение в отношении политики государства. Это определяется характером материала». Любой вывод – это логический итог рассуждения, исследования. Очевидно, что вышеприведенный вывод не только выходит за рамки лингвистической компетенции, но и абсолютно бездоказателен; автор заключения не принимает во внимание положений Приказа Минюста о том, что «лингвистическая экспертиза – это исследование письменного или устного текста в целях решения вопросов смыслового понимания».

Зачастую возникновение выводов экспертных заключений, которые можно охарактеризовать как домыслы, не обусловлено проблемами в методической или научной подготовке экспертов. Бывает, что глубоко знающие специалисты-лингвисты слабо ориентируются в юридических аспектах, связанных с выполнением экспертных заключений и внесудебных исследований. Так, например, п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» гласит: «Не является преступлением, предусмотренным статьей 282 УК РФ, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе».

Однако есть примеры, когда лингвист берется анализировать научные статьи, используя распространенную применительно к исследованию текстов в рамках ст. 280 и 282 УК РФ методику, то есть находит противопоставленность по признаку «хороший – плохой» (хорошая религия, национальность, раса, социальная группа – плохая религия, национальность, раса, социальная группа), не учитывая, что в данном случае изучению подлежат статьи («Казанские анархисты 1905-1918 г.г.» и «Альянс казанских анархистов»), имеющие научный, историко-описательный характер и содержащие прежде всего констатацию определенных фактов и событий, касающихся истории и современности анархистского движения.

Отсутствие юридической методологической основы и недостаточно точное использование лингвистических методов приводит эксперта к совершенно противоречивым выводам. Справедливо полагая, что «… выражение критического отношения к государственной власти … в плюралистическом демократическом обществе, возможно в таких словах и фразах, которые по языковой форме не являются призывами к насильственному изменению основ конституционного строя …, оправданию терроризма и иной террористической деятельности, возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни» и не характеризуя лингвистические средства, маркирующие в спорных статьях призывы, эксперт приходит к выводу, что «в анализируемых текстах призывы к насильственному изменению основ конституционного строя, оправданию терроризма и иной террористической деятельности, возбуждению социальной розни по отношению к представителям государственной власти СОДЕРЖАТСЯ». Таким образом, эксперт оставил без внимания лингвистические маркёры, позволяющие расценивать часть высказываний в спорных статьях как критика, которая отличается предметностью, не сопряжена с использованием «языка вражды»: она оперирует доводами, аргументами, предположениями, нередко – в сочетании с негативными оценочными суждениями, имеющими под собой определенную фактологическую основу (см.: Юдина Т.В. Теория общественно-политической речи. М.: МГУ, 2001).

Таким образом, учет правовых основ проведения судебных и внесудебных заключений, выбор точной методики исследования, описание хода экспертной аналитической работы, поможет избежать феномена «домысла» и сделает экспертное заключение доказательным, основанным на лингвистических фактах.

Литература:
Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста – М., 2007.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».
Бодалев, А.А., Куницына, В.Н., Панферов, В.Н. О социальных эталонах и стереотипах и их роли в оценке личности // Человек и общество. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1971.
Воронцова Т.А. Речевая агрессия: вторжение в коммуникативное пространство. – Ижевск, 2006.
Иссерс О.С. Стратегия речевой провокации в публичном диалоге // Русский язык в научном освещении. – М., 2009, № 2 (18).
Семантический словарь под ред. Н.Ю.Шведовой – М.: Азбуковник, 2007.
Словарь русского языка в четырёх томах. – М.: РАН, 1999.
Современный толковый словарь русского языка / Под ред. С.А.Кузнецова. – СПб., 2003.
Юдина Т.В. Теория общественно-политической речи. М.: МГУ, 2001.

http://koltunov-nn.ru/modules/pages/...n_domisla.html
vitich вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо vitich за это сообщение:
Sirin (21.06.2017)
Старый 21.06.2017, 03:14   #164
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 9,234 раз(а)
Записей в дневнике: 142
По умолчанию

Цитата:
Таким образом, учет правовых основ проведения судебных и внесудебных заключений, выбор точной методики исследования, описание хода экспертной аналитической работы, поможет избежать феномена «домысла» и сделает экспертное заключение доказательным, основанным на лингвистических фактах.
Не поможет.
Ибо судебные экспертизы по гуманитарным дисциплинам, там, где нельзя перепроверить выводы эксперта, приложив линейку, - были, есть и будут инструментом узаконивания произвола власти, контролирующей данную конкретную судилку.
Sirin вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2017, 08:35   #165
vitich
Местный
 
Регистрация: 22.06.2014
Адрес: Земля
Поблагодарили 73 раз(а)
По умолчанию

Дело в том, что такая "линейка" давным давно существует, но о ней мало кто знает. Следовательно, контроль по полной функции управления объективно невозможен.

В качестве такой "линейки" считаю целесообразным использование методики выдвижения и проверки следственных версий. Например, см. http://lawbook.online/osnovyi-krimin...nie-69812.html

Общий подход заключается в следующем. Изначально выдвигается матрица всевозможных типичных версий. По мере сбора и всестороннего анализа объективных данных типичные версии конкретизируются и образуется наиболее полная матрица рабочих версий. Причём, каждая рабочая версия отличается от остальных каким-то конкретным критерием. То есть, метрологическая состоятельность в данном случае соблюдается.

А далее идёт процесс проверки КАЖДОЙ версии. Каждая версия, которая не подтверждается - требует дополнительной информации; каждая версия, которая опровергается - исключается.

Например, отсутствие следов конкретного человека на месте преступления НЕ ПОДТВЕРЖДАЕТ алиби этого человека. А вот достоверный факт нахождения этого человека в момент совершения преступления в другом месте(в другом городе, в прямом эфире телепередачи и т.д.) - ОПРОВЕРГАЕТ версию о нём, как об исполнителе преступления.

То есть, если брать эту методику в качестве аналогии для организации деятельности экспертов, необходимо чтобы:
1. В ходе экспертного исследования эксперт работал с матрицами "версий" по каждому из поставленных ему вопросов.
2. Каждая "версия" была исследована и по ней в заключении эксперта был сделан вывод.

В настоящее время это не делается. Лицо, назначающее экспертизу, не может сформулировать правильно все необходимые вопросы. А эксперт в рамках этих вопросов не может выстроить вложенную матрицу "версий" для исследования.


В общем, "дебилы, б**"
vitich вне форума   Ответить с цитированием
Эти 3 пользователя(ей) сказали Спасибо vitich за это сообщение:
Промузг (22.06.2017), Ян Юшин (23.06.2017), Sirin (22.06.2017)
Старый 23.06.2017, 08:12   #166
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,909 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Завкафедрой судмедэкспертизы прокомментировал историю с "пьяным" ребенком в Балашихе

Эксперт отметил, что обнаруженная в крови ребенка концентрация алкоголя является летальной или сублетальной

Цитата:
МОСКВА, 22 июня. /ТАСС/. Вопрос о том, каким образом алкоголь попал в кровь погибшего в ДТП в Балашихе шестилетнего ребенка, остается основным. Такое мнение высказал в беседе с ТАСС заведующий кафедрой судебно-медицинской экспертизы Первого МГМУ имени Сеченова Юрий Пиголкин.
"Вся страна обсуждает то, чего в природе быть не может. Концентрация этила, алкоголя 2,7 в крови ребенка - это в принципе невозможно. И здесь нужно обсуждать вопрос, как это произошло, а мы обсуждаем, ребенок пил или не пил", - сказал эксперт.
По его словам, такая концентрация в крови ребенка является летальной или сублетальной, что должно было по крайней мере привести к коматозному состоянию. Пиголкин убежден, что ситуация, при которой ребенок мог бы быть настолько пьян, невозможна. "Этого не может быть, поэтому теперь те люди, которые запустили эту дезинформацию, должны быть наказаны", - добавил завкафедрой судмедэкспертизы.
Пиголкин не исключил, что алкоголь мог попасть в кровь на любом этапе после ее забора. "Никто не сомневается, что в крови алкоголь есть. Но как он туда попал? И не нужно говорить, что он туда попал при жизни этого ребенка", - пояснил он.
Концентрация алкоголя определяется по тестам крови и мочи, показатели могут разниться в зависимости от того, сколько времени прошло с момента употребления. "Это даже для взрослого человека 2,7 (промилле) - это сильная концентрация, сильное алкогольное опьянение. Это он на четвереньках стоит и хрюкает. А для ребенка это смертельная доза", - добавил он.
Что покажет эксгумация
Пиголкин считает, что, в случае эксгумации, все исследования должны проводиться независимыми экспертами. "Есть прокуратура, которая над всем, есть Российский центр судебно-медицинской экспертизы - пожалуйста. Есть кафедры", - добавил он.
"Реакция на алкоголь, она неспецифичная, но все равно должны быть, если такая высокая концентрация, изменены сердца мышцы", - пояснил судмедэксперт. Он отметил, что в порядке проведения экспертизы в случае насильственной смерти забор проб органов является обязательной процедурой.
Мнение нарколога
"Если все-таки предположить, что у него был алкоголь в крови, и экспертная оценка была объективна в этом смысле, то вряд ли он водку пил, скорее всего, баночный сладкий алкогольный напиток. Хотя при этом невозможно себе представить, как шестилетний ребенок выпивает быстро достаточно очевидную дозу этого алкоголя и тут же попадает под машину. Для шестилетнего ребенка такая доза алкоголя в крови могла быть, если только он выпил полбутылки водки", - сказал директор Института здоровья нации, нарколог Олег Зыков.
"2,7 промилле - это очень высокая доза алкоголя и внешне ребенок должен быть сильно пьян. Если верить, что экспертиза проведена объективно и корректно, и на самом деле такой объем алкоголя в крови, то он быль пьян настолько, что окружающие не могли это не заметить", - добавил Зыков.
Что произошло
23 апреля 31-летняя жительница Балашихи нарушила правила дорожного движения и сбила шестилетнего мальчика. По данным СМИ, автомобиль протащил ребенка не менее 10 метров перед тем, как остановиться. В отношении водителя было возбуждено уголовное дело по статье "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека", ей предъявлено обвинение и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.
В крови погибшего ребенка, согласно данным экспертизы, было обнаружено 2,7 промилле алкоголя. Семья мальчика требовала провести повторную экспертизу, утверждая, что на свидетелей в ходе расследования оказывается давление. 21 июня глава МВД Владимир Колокольцев подтвердил повторное проведение судебно-медицинской экспертизы крови погибшего мальчика и заявил, что результаты обоих исследований совпадают. Колокольцев также сообщил, что у ведомства нет претензий к следствию по этому делу.
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.06.2017, 21:51   #167
Шатилова Н.Н.
Местный
 
Аватар для Шатилова Н.Н.
 
Регистрация: 30.01.2009
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 310 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от vitich Посмотреть сообщение
В настоящее время это не делается. Лицо, назначающее экспертизу, не может сформулировать правильно все необходимые вопросы. А эксперт в рамках этих вопросов не может выстроить вложенную матрицу "версий" для исследования.
"Вложенная матрица версий" по большинству типичных вопросов лингвистических экспертиз:
1. в тексте СОДЕРЖИТСЯ (то о чем спрашивали)
2. в тексте НЕ СОДЕРЖИТСЯ (то о чем спрашивали)
Вы видите ещё какие-то варианты?

Список вопросов по лингвистическим и психолого-лингвистическим экспертизам "на экстремизм" последние годы в целом стандартен.

По нашему опыту, проблема не в постановке вопросов и не в "полноте матрицы версий", а в качестве и достоверности исследования, объективности и честности экспертов.

Три примера объективных качественных судебных экспертиз по книгам КОБ:
1) Экспертиза в «Сибирском федеральном университете» г. Красноярска по работе ВП "Время: начинаю про Сталина рассказ" (2012г, по назначению новосибирского СК)
2) Экспертиза (по назначению челябинского СК) по книгам ВП "К Богодержавию" и "Краткий курс" (2014г)
3) Экспертиза 2009г (по назначению суда в Усть-Коксе) Кемеровского гос.университета по инф.базе ВП СССР (по состоянию на начало 2004г), выложена ЗДЕСЬ

Пояснение. Экспертизы по назначению СК официально считаются "судебными". (Возможно предполагается, что на их основании можно выносить судебное решение без дополнительных экспертиз, если для новой экспертизы не будет веских оснований)

Пример очень профессиональной ЛЖЕ-экспертизы - экспертиза ФБУ РФЦСЭ по ТУЧ.
Эта "экспертиза" позволяет проследить следующую “методологию” написания внешне “респектабельных” “заказных” ЛЖЕ-экспертиз:
- Сначала дается в целом объективное описание общего содержания книги, в т.ч. предъявляется анализ по нейтральным вопросам; здесь в подтверждение приводятся цитаты из книги;
- Затем, при переходе к поставленным судом вопросам, эксперты “плавно” переходят к реализации задачи “обоснования” заранее заготовленных “обвинительных” выводов: пытаются надергать отдельные обрывки фраз, которые будучи вырваны из контекста, в отрыве от общего содержания книги, по мнению экспертов способны “пусть с натяжкой, но подтвердить требуемое” (не брезгуя при этом умышленным искажением текста при цитировании);
- А если и это не удается - “под занавес” эксперты предъявляют “выводы” (о якобы наличии в книге “пропаганды неполноценности”, “унижения достоинства” и т.д.) и вовсе ничем их не подтверждая - за неимением в анализируемой книге ничего хотя бы отдаленно напоминающего “требуемое” экспертам.

Т.е. объективное исследование заканчивается там, где обстоятельства дела противоречат заранее заготовленным “заказным” “выводам”.
При этом “эксперты” демонстрируют свой “профессионализм” как психологи, постепенно нагнетая эмоции и программируя читающего экспертизу на негативное отношение к книге, НИ ОДНОЙ негативной цитаты из которой они привести не смогли.
“Выводы” экспертов о якобы наличии в книге “пропаганды неполноценности, унижения достоинства (оскорблений), возбуждения ненависти и вражды” - не просто ложны, но и диаметрально противоположны содержанию книги (что было подробно, с многочисленными цитатами из книги, показано в кассац.жалобе).
Фактически “экспертами” Крюк и Секераж используется известный принцип Геббельса: многократно повторенная ложь начинает восприниматься как “очевидная истина”, не требующая доказательств.
(Просьба к модераторам фамилии профессиональных ЛЖЕ-экспертов Крюк и Секераж не удалять: если они сочтут что их оскорбили, пусть нас рассудит суд )))

И при этом все формальные требования НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД соблюдены: в нейтральной части исследования приводятся и анализируются цитаты, потом какое-то время сохраняется "видимость цитат", и в целом всё это выглядит весьма убедительно - для тех кто книгу не читал, и не удосужился проверить по тексту книги приводимые экспертами "цитаты" (в той части исследования где формулируются "обвинительные" выводы), и не заметил на общем фоне психологически грамотно составленного текста, что самые "сильные" обвинения не подтверждены НИ ОДНОЙ цитатой...

Последний раз редактировалось Шатилова Н.Н.; 23.06.2017 в 22:15
Шатилова Н.Н. вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо Шатилова Н.Н. за это сообщение:
Sirin (24.06.2017)
Старый 24.06.2017, 10:40   #168
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 9,234 раз(а)
Записей в дневнике: 142
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от promity Посмотреть сообщение
Завкафедрой судмедэкспертизы прокомментировал историю с "пьяным" ребенком в Балашихе

Эксперт отметил, что обнаруженная в крови ребенка концентрация алкоголя является летальной или сублетальной
Предположение о том, что результат забора биоматериало был сфальсифицирован - тупо плеснули туда водочки, является наиболее правдоподобным. И, надеюсь, следствие разберётся в том, кто именно сфальсифицировал доказательство.
У меня в банном случае иной вопрос.

О вменяемости.

Что это такое? Это возможность ВМЕНИТЬ человеку вину за какое либо деяние.
Так вот, у шестилетнего ребёнка в силу закона НЕ БЫВАЕТ ВИНОВНЫХ ДЕЯНИЙ.
Вина — это отношение лица к совершаемому общественно опасному деянию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.

Законодатель установил, что ребёнок в силу неполной умственно психической сформированности не может считаться виновным в юридическом смысле НИ В ЧЁМ. У ребёнка не бывает уголовно виновного умысла, или виновной неосторожности. Ребёнок считается НЕВИНОВНО неосторожным ВСЕГДА.
До 14 лет не наступает ответственности даже за убийство.
В определённых законом случаях ответственность за деяния ребёнка может быть опосредованно возложена на родителей.

Что из этого следует в данном случае?
А то, что СОВЕРШЕННО НЕВАЖНО, БЫЛ РЕБЁНОК ПЬЯН, ИЛИ НЕТ, для правовой оценки деяния той тёти, которая совершила наезд.

Ребёнок "невменяем" по своей природе.

Поэтому, управляя автомобилем, средством повышенной опасности, водитель ОБЯЗАН ПРЕДПОЛАГАТЬ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ любого ребёнка, который находится в доступной близости от автомобиля.

То, что могло бы стать оправдывающим фактором в истории со взрослым пострадавшим, в случае с ребёнком не должно иметь никакого значения.
Но у тётки и её предполагаемых соучастников из правоохоронительных органов в экстремальной ситуации мозг отключился, поэтому они пошли по накатанной - свалить вину на труп.
В данном случае - труп ребёнка.
Явная фальсификация доказательств по уголовному делу - это уголовное преступление, 303 УК.
Sirin вне форума   Ответить с цитированием
Эти 3 пользователя(ей) сказали Спасибо Sirin за это сообщение:
-Игорь- (24.06.2017), Защитник (24.06.2017), Шатилова Н.Н. (25.06.2017)
Старый 24.06.2017, 11:49   #169
vitich
Местный
 
Регистрация: 22.06.2014
Адрес: Земля
Поблагодарили 73 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Sirin Посмотреть сообщение
О вменяемости.

Что это такое? Это возможность ВМЕНИТЬ человеку вину за какое либо деяние.
Так вот, у шестилетнего ребёнка в силу закона НЕ БЫВАЕТ ВИНОВНЫХ ДЕЯНИЙ.
До 14 лет не наступает ответственности даже за убийство.
Законодатель установил, что ребёнок в силу неполной умственно психической сформированности не может считаться виновным в юридическом смысле НИ В ЧЁМ.

Что из этого следует в данном случае?
А то, что СОВЕРШЕННО НЕВАЖНО, БЫЛ РЕБЁНОК ПЬЯН, ИЛИ НЕТ, для правовой оценки деяния той тёти, которая совершила наезд.

Ребёнок "невменяем" по своей природе.
Совершенно точно.
Но!!!
Родители, опекуны и т.д. ОБЯЗАНЫ контролировать детей.
Цитата:
Поэтому, управляя автомобилем, средством повышенной опасности, водитель ОБЯЗАН ПРЕДПОЛАГАТЬ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ любого ребёнка, который находится в доступной близости от автомобиля.

То, что могло бы стать оправдывающим фактором в истории со взрослым пострадавшим, в случае с ребёнком не должно иметь никакого значения.
А вот здесь не совсем так.

Каждый участник дорожного движения вправе рассчитывать, что все иные участники дорожного движения знают и соблюдают правила дорожного движения, действие которых распространяется в том числе и на дворовые территории, жилые зоны и т.д.

Как это понимать?

Это следует понимать так, что любой водитель изначально рассчитывает, что дети не могут выскочить на проезжую часть, так как они находятся под присмотром взрослых, которые обязаны их контролировать.
Если этому не следовать, то всё дорожное движение становится абсурдным.

Но дети и взрослые бывают разные. И вполне вероятны ситуации, когда взрослый не в состоянии справиться с обязанностью контроля. В этом случае ему должны помогать другие взрослые.

Как?
Всеми доступными способами, начиная от простой информированности, и вплоть до технических решений по обустройству детских игровых площадок, дворовых территорий и т.д.

А как же тогда быть с водителем?

Всё очень чётко разграничено (опять к вопросу о метрологической состоятельности). Водитель несёт ответственность за свои действия, родители ребёнка - за свои, другие участники дорожного движения(например, припарковавшие свои автомобили около пешеходного перехода) - за свои, собственник дороги(дворовой территории) - за свои. Кстати, источником повышенной опасности является не только автомобиль, но и ДОРОГА.

Касаемо ответственности водителя и необходимости учитывать особенности поведения ребёнка - этот вопрос очень тонкий. Чаще всего люди, от которых зависит окончательное принятие решения, допускаю ошибки идя на поводу у разного рода "эмоций", "общественных мнений", "общественного резонанса" и т.д.(не человечные типы строя психики).
Здесь очень точно разграничение проходит в части выбора экспертом-автотехником времени реакции водителя при исследовании вопроса о наличии технической возможности избежать ДТП.

То есть, если дорога пустая, хорошо просматриваются обочины, прилегающая территория, то время должно браться минимальным, включая и обязанность водителя заблаговременно снизить скорость, видя, что ребёнок приближается к проезжей части.

Но если ребёнок выскакивает из-за припаркованного автомобиля, то водитель технически ничего не успеет сделать.


Хотя, опытный водитель, хорошо информированный водитель - избирает более осторожное поведение, даже если ему Правилами позволено большее. Видимо это и есть одно из проявлений Любви к другим людям.
vitich вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо vitich за это сообщение:
Шатилова Н.Н. (25.06.2017), Sirin (24.06.2017)
Старый 24.06.2017, 12:16   #170
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 9,234 раз(а)
Записей в дневнике: 142
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Шатилова Н.Н. Посмотреть сообщение
Пояснение. Экспертизы по назначению СК официально считаются "судебными". (Возможно предполагается, что на их основании можно выносить судебное решение без дополнительных экспертиз, если для новой экспертизы не будет веских оснований)
Здесь дело в природе уголовного процесса.
В отличие от гражданского процесса, где возбуждение производства производится только после обращения сторон, самим судом, а потому экспертизу полномочен назначать только суд в заседании с участием сторон; в уголовном процессе существует досудебная стадия процесса, которая строго урегулирована процессуальными нормами УПК.

И в норме полагается, чтобы суд, который, типа, "стоит над схваткой", и, якобы, не находится ни на чьей стороне, просто оценивал аргументы и доказательства, которые ему предоставляют стороны.
Поэтому судебную экспертизу назначает следователь, поскольку предполагается, что эксперты от него независимы и дают объективную оценку предмету исследования, а затем независимый суд оценивает саму экспертизу. При необходимости, если, типа, следователь недоработал, или адвокаты поциента оказались сильно умные, суд уже имеет право сам назначить экспертизу.

Всё это происходит в рамках единого уголовного процесса, имеющего определённые стадии - возбуждение дела, досудебное разбирательство, судебное, обжалование, исполнение.
Считается, что следователь стремится к объективному разбирательству, а суд, оценивая проведённую экспертизу, в случае необъективности, должен оценить её соответствующим образом.

Согласен, что название экспертизы "судебной", притом, что назначает её следователь, который и договаривается с экспертами о её проведении, понятно, в каком ключе он может пытаться обговорить все нюансы - это серьёзное нарушение принципа равноправия сторон в суде. Противоположная сторона никаких "судебных экспертиз", да ещё за государственный счёт, проводить не может.
Но таков закон, основанный на традиции обвинительного уклона российской правовой системы.

Кстати "судебную экспертизу" следователь может провести даже на этапе проверки - то есть, ДО возбуждения уголовного дела.
И проводя ТАКУЮ "судебную" экспертизу, он не связан практически никакими обязательствами об уведомлении заинтересованных лиц, адвокаты-защитники не болтаются под ногами. Дела ещё нет, а экспертиза уже "судебная". Вообще красота!
Sirin вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо Sirin за это сообщение:
Ответ
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 05:34.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100