Ошибка рекламы «Здравмаг»!
Старый 05.07.2015, 13:39   #21
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Интерактивная карта работорговли за 315 лет - с 16 по 19-й века.

The Atlantic Slave Trade in Two Minutes
315 years. 20,528 voyages. Millions of lives.

http://www.slate.com/articles/life/t...ave_trade.html
promity вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо promity за это сообщение:
Старый 09.07.2015, 18:51   #22
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Белая страница в истории работорговли

Ни для кого, думаю, не секрет, что Западная цивилизация (и, в частности, англо-саксонская ее часть) построила свое благосостояние не одним лишь упорным и созидательным трудом. В ходу были также методы куда менее благопристойные: захват других континентов, грабеж и уничтожение местных цивилизаций, мешавших освоению новых земель. И конечно же рабовладение - самая темная страница Европейской истории. Пленение жителей Африканского континента и последующая их продажа в рабство на Американские континенты известны всем. Однако, не многие знают, что Америка знала и белых рабов. Именно на их плечи легли все тяготы строительства первых колоний Нового Света, а африканцы присоединились позже. Эти белые рабы - ирландцы. Их поработили англичане, холодно и прагматично лишив их статуса человека. Претерпев более двух столетий ужасов рабства, ирландцы,в отличие от их африканских соратников по несчастью, лишились своей истории, ведь она так не на руку их бывшим англо-саксонским хозяевам.

Скрытый текст:
Представляю вашему вниманию мой перевод небольшой, но емкой статьи об ирландских невольниках. Написал ее канадский исследователь Джон Мартин из Монреаля. Я проиллюстрировала ее картинками, найденными гуглом, оказывается там свидетельств истории ирландского рабства достаточно.



Ирландцы – позабытые белые рабы.
автор: John Martin
перевод с английского: Татьяна Буданцева.

Они прибывали невольниками: человеческий груз, перевозимый на британских коряблях к берегам обеих Америк. Их грузили сотнями тысяч – мужчин, женщин и даже маленьких детей.
Если они возмущались или не подчинялись приказам, их карали самым жестоким образом. Хозяин мог подвесить своего провинившегося раба за руки и поджечь руки или ноги в качестве наказания. Некоторых сжигали заживо, а их головы, надетые на колья, выставлялись на рыночной площади в поучение прочим невольникам.
Нам не стоит углубляться во все ужасающие подробности, не так ли? Нам хорошо известны все ужасы африканской работорговли.
Но об африканских ли рабах речь? Короли Яков II и Карл I также прилагали немало усилий для порабощения ирландцев. Британский Оливер Кромвель продолжил эту практику лишения человеческого статуса ближайших соседей.


scientific_racism_irish
«Научный» расизм
Из Harper’s Weekly, 1899:
Иберийцы по происхождению относятся к африканской расе, распространившейся на протяжении тысячелетий через Испанию по Западной Европе. Их останки найдены в курганах, или местах захоронения, в различных точках этих земель. Черепа относятся к низкому прогнатическому типу. Они пришли в Ирландию и смешались с местными жителями Юга и Запада, которые в свою очередь предположительно относятся к низшему типу происхождения, являясь потомками дикарей Каменного века, которые, по причине своей изолированности от внешнего мира, не смогли пройти развития в здоровой борьбе за жизнь, а посему уступили место, согласно законам природы, более высоким расам.

Ирландская работорговля началась когда Яков II продал 30.000 ирландских заключенных в качестве рабов Новому Свету. Его Прокламация от 1625 (sic!) *обязывала высылать политических заключенных за моря и там продавать английским поселенцам Вест-Индии.

В середине 1600-х ирланцы составляли основную массу рабов, продаваемых в Антигуа и Монстеррат. К тому времени 70% от общего населения Монстеррата были ирландскими рабами.

Очень быстро Ирландия превратилась в основной источник человеческого товара для английских купцов. Первые рабы Нового света были в большинстве своем белыми.
С 1641 до 1652 свыше 500.000 ирландцев были убиты англичанами, другие 300.000 были проданы в рабство. Ирландская популяция уменьшилась с 1.500.000 до 600.000 за одно десятилетие.
Разбивались семьи, поскольку бртанцы не позволяли отцам семейств брать с собой детей и жен в путешествие через Атлантический океан. Это привело к возникновению целой популяции незащищенных бездомных женщин и детей. Британским решением было также и их пустить с молотка.


Ирландские женщины и дети насильно грузятся на Британские корабли для отправки в Новый Свет.

В течение 1650-х более 100.000 ирландских детей в возрате от 10 до 14 лет были разлучены с родителями и проданы в рабство в Вести-Индию, Вирджинию и Новую Англию. В это десятиление 52.000 ирландцев ( в большинстве женщины и дети) были проданы в Барбадос и Вирджинию.
Другие 30.000 ирландских мужчин и женщин были также вывезены и проданы покупателям, предложившим самую высокую цену. В 1656 2.000 ирландских детей по приказу Кромвеля были вывезены на Ямайку и там проданы в рабство английским поселенцам.
Многие избегают называть ирландских рабов тем, чем они в действительности были: рабами. Предлагаются термины типа «законтрактованный работник» для описания того, что случилось с ирландцами. На самом деле, в 17 и 18 веках ирландские рабы были, в большинстве случаев, не более, чем человеческим товаром.
К примеру, торговля африканскими рабами только начиналась в тот же период времени. По многочисленным задокументированным свидетельствам, с африканскими рабами, незапятнанными приверженностью к ненавистной католической доктрине, зачастую обращались лучше, чем с их ирландскими товарищами по несчастью.

Африканские рабы в конце 1600-х ценились высоко (50 фунтов стерлингов). Ирландские рабы были намного дешевле (не более 5 фунтов стерлингов). Если плантатор сек, клеймил или забивал ирландского раба до смерти, за преступление это не считалось. Смерть несла финансовый убыток, но намного меньший, чем убийство более дорогостоящего африканца.
Английские рабовладельцы очень быстро занялись размножением ирландских женщин, как для собственного удовольствия, так и для большей выгоды. Дети рабов тоже являлись рабами, что увеличивало бесплатную рабочую силу хозяина.



Даже если ирландской женщине неким образом удавалось получить свободу, ее дети оставались рабами при своем хозяине. Таким образом, ирландские матери, несмотря на новообретенную свободу, зачастую не могли оставить детей и оставались в услужении.
Со временем англичане нашли лучший способ применения этих женщин для улучшения собственной рыночной позиции: поселенцы начали скрещивать ирландских женщин и девочек (в большинстве случаев не старше 12) с африканскими мужчинами для выведения рабов с определенной внешностью. Новые рабы-«мулаты» приносили больше прибыли, чем ирландцы, более того, экономили посеенцам деньги, потребовавшиеся бы на приобретение новых африканских рабов.
Практика скрещивания ирландских женщин и африканских мужчин продолжалась несколько десятилетий и стала настолько распространенной, что в 1681 вышел закон «запрещающий спаривание ирландских женщин и африканских мужчин с целью производства рабов на продажу». Вкратце, этот запрет ввели исключительно по причине того, что он наносил урон прибыли одной большой компании-перевозчику рабов.

Англия продолжала перевозить десятки тысяч порабощенных ирландцев на протяжении более века. Согласно свидетельствам, после ирландского восстания в 1798 тысячи пленных ирландев были проданы как в Америку, так и в Австралию.



Не вызывает сомнения, что ирландцы испятали все ужасы рабства в той же мере (если не в большей на протяжении 17 века), что и африканцы. Так же не вызывает сомнения, что смуглые местные жители, встречающиеся вам в путешествии по Вест-Индии с большой вероятностью имеют как ирландских, так и африканских предков.

В 1839 Британия наконец-то решила сойти с этого сатанинского пути и прекратила поставки рабов. И хотя это решение никак не влияло на деятельность пиратов, новый закон стал постепенно подводить историю страданий ирландцев к концу.
Однако, если кто-либо, черной или белой расы, считает, что рабство было уделом исключительно африканцев, они глубоко заблуждаются. Ирландское рабство не должно быть стерто из нашей памяти.
Но почему же тогда эта тема так редко обсуждается? Неужели воспоминания сотен тысяч ирландских жертв не достойны большего, чем упоминание какого-нибудь неизвестного писателя?
Или с их историей должно случиться то, чего так желали их хозева -- полное исчезновения, как будто этого никогда не происходило?
Ни один из пострадавших ирландцев не смог вернуться к родным берегам, чтобы рассказать о своих страданиях. Это пропавшие рабы, те, что удачно забыты временем и подчищенными книгами по истории.



-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
* Примечание переводчика. Фактологическая неточность в тексте, обнаружена благодаря бдительности пользователя [Bad username: bhr .]
В действительности, прокламация была издана не Якобом II в 1625, а его дедом Якобом I, 17 сентября 1603, в первые месяцы его правления. Называлась она Banishing Vagabonds to Newfoundland and West Indies, текст можно прочесть здесь http://www.archive.org/stream/royalp...grich_djvu.txt
promity вне форума   Ответить с цитированием
Эти 3 пользователя(ей) сказали Спасибо promity за это сообщение:
Волонин А.А. (07.08.2015), Михайло Суботич (09.07.2015), newbie (09.07.2015)
Старый 09.07.2015, 18:52   #23
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Грязный секрет Великобритании.



Много пишут о советских войсках, введенных в Прагу в 1968 г. О факте расстрела мирной демонстрации в Греции пишут очень мало.
История всегда имеет двойное дно. Особенно, если сторона конфликта действует вопреки провозглашаемым ценностям.

Итак Греция, Афины. 3 декабря 1944 год. Полицией и британскими властями расстреляна мирная демонстрация.

"Я все еще вижу это отчетливо, я не забыл," вспоминает 86-летний очевидец Тито Патрикиос.
"В Афинах полиция вела огонь по толпе с крыши парламента на площади Синтагма.
Молодые мужчины и женщины, лежали в лужах крови, толпа неслась по лестнице в панике".
Микис Теодоракис, известный композитор и культовая фигура современной греческой истории, обмазал греческий флаг в крови тех, кто упал.
Как и Патрикиос, он был членом молодежного движения сопротивления.

Британская армия, все еще находящаяся в состоянии войны с Германией, выдала местным жителям, сотрудничавших с нацистами, оружие,
чтобы стрелять по мирным гражданам, поддерживающих партизан, с которыми Британия была союзником в течение трех лет.
Толпа несла греческие, американские, британские и советские флаги, а скандировала:
"Да здравствует Черчилль, Viva Рузвельт, Viva Сталин" в одобрение антигитлеровского союза.
Двадцать восемь мирных жителей, в основном молодые парни и девушки, были убиты и сотни получили ранения.

Логика Великобритании была жестокой и коварной: Премьер-министр Уинстон Черчилль считал, что влияние коммунистической партии внутри движения сопротивления,
которое он поддерживал в течение всей войны, - Фронт национального освобождения, EAM -, выросло сильнее, чем он рассчитывал.
Мало того, он считал это влияние достаточным, чтобы поставить под угрозу план вернуть к власти короля Греции.
Таким образом, Черчилль предательски поддержал сторонников Гитлера против своих бывших союзников.

Как последствие этого предательства Греция вверглась в пучину гражданской войны.
Каждый греческий гражданин знает об этом событии, но по-разному, в зависимости от того, на какой стороне были его предки.

"Декабрьское восстание 1944 г. и гражданская война 1946-49 период отражается в настоящем",
говорит ведущий историк Андре Геролыматос (André Gerolymatos) ", потому что никогда не было примирения.
Во Франции или Италии, если вы боролись с нацистами, Вы были уважаемы в обществе после войны, независимо от идеологии.
В Греции, Вас преследовали люди, которые сотрудничали с нацистами, с одобрения Британии.
Многое из того, что происходит в Греции сейчас - результат прошлого".

До войны Греция была под властью монархической диктатуры.
Диктатор, генерал Иоаннис Metaxas, получил военное образование в кайзеровской Германии,
в то время как греческий король Георг II - дядя принца Филиппа, герцога Эдинбургского - был британской закалки.

Оба диктатора и короля были анти-коммунистами, и Metaxas запретил Коммунистическую партию, КПГ.
После начала войны, Metaxas отказался принять ультиматум Муссолини о сдаче и заявил о своей лояльности к англо-греческому союзу.
Греки храбро сражались и победили итальянцев, но не смогли противостоять вермахту. К концу апреля 1941 года страна была оккупирована.
Греки - сначала спонтанно, а позже в составе организованных групп сражались в сопротивлении.
Правые и монархисты были нерешительнее, чем их политические противники.
Естественными союзниками Англии были поэтому EAM - союз левого крыла и Аграрной партий из которых КПГ доминирующим.

Оккупация была страшна. Зачистка и пытки женщин было распространенным средством для получения "признаний".
Состоялись массовые казни состоялась, в целях запугивания стояли виселицы, охраняемые сотрудниками органов безопасности, чтобы предотвратить их уничтодение.
В ответ ELAS (народно-освободительная армия Греции) проводила ежедневные контратаки на немцев.
Партизанское движение родилось в Афинах, но базировалось в деревнях, так что Греция постепенно освобождены из сельской местности.
Британцы проводили совместные операции с партизанами .

К осени 1944 года, Греция была опустошена оккупацией и голодом.
Полмиллиона человек погибли - 7% населения. ELAS освободила десятки деревень и создала временные органы управления.
После вывода немецких войск, ELAS сохранила 50000 вооруженных партизан за пределами столицы,
а в мае 1944 согласилась с вводом британских войск, под командованием генерал-лейтенанта Рональд Скоби.

Британцы 18 октября установили временное правительство под руководством Георгиоса Папандреу и готовы были восстановить монархию.
Люди и сопротивление встретили их как союзников. Там не было ничего, кроме уважения и дружбы к англичанам.
Мы понятия не имели, что мы уже потеряли нашу страну и наши права.
EAM вышла из временного правительства из-за требований, демобилизации партизан. Переговоры прекратисись 2 декабря.

Еще до 17 августе 1944 г. Черчилль написал "ЛИЧНО И СТРОГО СЕКРЕТНО" Памятка для президента США Франклина Рузвельта,
что, кажется, очень вероятно, что EAM и коммунистические экстремисты попытаются захватить город.

В течение ноября, британцы приступили к строительству новой Национальной гвардии, которое поручили полиции Греции и разоружению военного ополчения.
На самом деле, разоружение применялось только к ЭЛАС, не к тем, кто сотрудничал с нацистами.

Любое представление, что коммунисты были готовы к революции неверны в контексте Соглашения между Черчиллем и Сталиным в Москве 9 октября 1944 года.
Юго-Восток Европы был поделен на «сферы влияния», в результате чего Сталин "взял" Румынию и Болгарию, а Англия, для того, чтобы сохранить равновесие в Средиземноморье, взяла Грецию.

Англичане и греческое правительство в изгнании решили с самого начала, что сотрудники ЭЛАС не будут допущены в новую армию.
Черчилль хотел разборок с КПГ, с тем чтобы иметь возможность восстановить короля.
Греческие коммунисты решили не пытаться взять власть в стране, КПГ хотели настаивать на лево-центристском правительстве.
Если бы они хотели революции, они бы не оставили 50000 вооруженных мужчин за пределами столицы после освобождения.

Утром воскресенье 3 декабря несколько колонн греческих республиканцев, анти-монархистов, социалистов и коммунистов шли к площади Синтагма.
Полицейские кордоны преградили им путь, но несколько тысяч прорвались.
Когда они подходили к площади, человек в военной форме крикнул: Стреляйте убл юдки!

5 декабря генерал-лейтенант Скоби ввел военное положение и на следующий день отдал приказ о воздушной бомбардировке рабочего квартала.

В конце Dekemvriana (Декемвриана, гражданская война), тысячи были убиты; 12000 левых схвачены и отправлены в лагеря на Ближнем Востоке.
Перемирие было подписано 12 февраля.
Началась глава в греческой истории, известная как «белый террор»,
где каждого подозреваемого, помогавшего Elas во время Dekemvriana или даже нацистской оккупации отправляли в лагеря, созданные для их интернирования.

ЭЛАС, или Демократическая армия Греции, отвечал "красным террором". Они признавались в некоторых убийствах из мести. Но не в убийствах мирных жителей.

В декабре 1946 года, премьер-министр Греции Константинос Цалдарис, оценив возможность ухода англичан, посетил Вашингтон, чтобы искать американскую помощь.
В ответ Госдепартамент США разработал план военного вмешательства, которое в марте 1947 года, легли в основу заявления президента Трумэна, которое стало известно как доктрина Трумэна.
То есть вмешаться силой там, где коммунизм представляет угрозу.
Все, что прошло в Греции по инициативе Великобритании был первый этап холодной войны.

Источник http://www.theguardian.com/world/201...s-dirty-secret
promity вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо promity за это сообщение:
newbie (09.07.2015)
Старый 27.07.2015, 10:17   #24
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Миф о декабристах.



Цитата:
Вчерашний день 25 июля – день богатый на всякие исторические даты, среди которых – день казни декабристов Павла Пестеля, Кондратия Рылеева, Сергея Муравьева-Апостола, Михаила Бестужева-Рюмина и Петра Каховского на кронверке Петропавловской крепости.

Мы много пишем и комментируем о нынешних событиях происходящих рядом с нами, но упускаем из виду, что всё повторяется, только со скидкой на современные условия существования мира.

Ведь всё, что происходит сейчас у нас в России, уже было. Было, когда кучка, возомнившая себя вершителями мира и справедливости, призывала к свержению царской власти и фактическому уничтожению всего царского рода. Вот и сейчас призывают свергнуть и физически устранить Путина. А что дальше?

Может быть, стоит внимательно вглядеться в прошлое, без которого нет будущего, и внять урокам и успокоиться в своей либеральной пляске у тлеющего костра. Очень уж напоминает мятеж, особенно ситуация с журфаком.

«Мятеж не может кончиться удачей».

Были на Руси республики, тот же Великий Новгород. Французская революция, начертавшая призыв к единению людей на знаменах, утонула в морях крови и стоила стране до четверти населения. Впрочем, как и все революции до нее и после (отчего-то процент потерь один, да и выход один — через диктатуру, только сроки расставания с «мечтой» разные, вероятно, в силу национального темперамента).

Что же до крепостного права, то, во-первых, не все декабристы хотели его отменять (П. И. Пестель, например, очень сомневался). А во-вторых, ни один кабинет не сделал для прощания России с «вековечным злом» столько, сколько правительство Николая I, еще и сыну — Александру II — хватило «наработок» державного родителя. А сам Николай I? 20 миллионов человек — бывших государственных крестьян, ставших свободными задолго до реформы 1861 года. Немало. Но о них нам почему-то не рассказывали. Как, впрочем, и о многом, что касалось заговора декабристов.

Сухой остаток

В противном случае красивая картинка, с детства вставшая перед глазами: поручик Анненков под звуки «Кавалергарда век недолог…» мчится верхом по полю за мадемуазель Поли — грозила поблекнуть. Чего доброго мы узнали бы, что И. А. Анненков на Сенатской площади действовал против своих товарищей-декабристов. Что Полина Гебль поехала в Сибирь, оставив на руках у той самой бабушки — ни дать, ни взять Салтычихи — двух детей, рожденных вне брака. Что, что, что…

Слишком многое не встраивалось в привычные представления. Оставалось либо зажмурить глаза и принять миф безоглядно. Либо попытаться разузнать побольше, заранее понимая, что найденное может серьезно поколебать романтический стереотип. Откуда бралось это ощущение? Назовем его интуицией.

О декабристах так много написано: и восхищенного, и жалостливого, и критичного. Всех не опровергнешь. Все не подтвердишь. Есть проверенный метод: познавай дерево по плодам. А не по тем оберткам, в которых они продаются. Итак, что в сухом остатке? Без трогательных рассказов о сложных духовных исканиях, блестящем образовании и невозможности применить уникальные таланты в условиях самодержавия?

План Пестеля

Прежде всего — цареубийство. Причем, как позднее говорил террорист С. Г. Нечаев, глава общества «Народная расправа», «всей великой ектенией» (сегодня бы сказали «всем списочным составом») должна была погибнуть августейшая семья, включая выданных за границу великих княжон и их потомство. Чтобы уже никто не претендовал на престол.

Мысль об аморальности подобного шага, конечно, приходила в голову вождям заговора. И если сами они готовы были перешагнуть через душевные муки, то ни толпа, ни многочисленные рядовые участники, ни даже ряд высокопоставленных собратий, например, князь С. Г. Трубецкой, кровожадных стремлений не разделяли.

Поэтому совершить «акт возмездия» должна была т. н. «обреченная когорта» — отряд из нескольких человек, которые заранее знали, что жертвуют собой. Они брались убить представителей царского дома, а потом новое правительство республики казнило бы их, отмежевываясь от кровавой расправы. Так, А. И. Якубович обещал застрелить великого князя Николая Павловича, а В. К. Кюхельбекер — Михаила Павловича. Как позднее говорил брату последний: «Самое удивительное, что нас не убили».

Логика хорошо знакома: что такое гибель одной семьи по сравнению со счастьем миллионов? Но истребление царствующего дома словно развязывает руки для кровавых бесчинств в остальной стране. Карательные органы, создание которых предусматривал Пестель, должны были насчитывать 50 тыс. человек. Позднее в Корпусе жандармов служило 4 тыс., включая нижние чины — суть внутренние войска. Зачем же Пестелю понадобилось так много? Для того чтобы «уговаривать» несогласных на республику соотечественников. Так что за монаршим родом последовали бы не великие, но многочисленные семейства. Только ли дворянские? Опыт начала XX в. показывает, что далеко нет.

Как сдавали своих

Историки сейчас изучают внутренние распри в кругу заговорщиков и знают, что на Московском съезде 1821 г. впервые в русской истории поднимался вопрос о разбойничьих экспроприациях — деньгах для революции. Что слежка друг за другом и вскрытие писем не были чужды героям 14 декабря. Их поведение после ареста в крепости настолько шокирует начинающих исследователей, что пришлось придумать два взаимоисключающих мифа. Дворянин-де отвечает по первому спросу, поэтому арестованные ничего не скрывали, называли товарищей, рассказывали все, что знали.

Другой вариант: декабристы хотели произвести впечатление крупной организации, чтобы правительство испугалось и пошло на уступки. Так, князь С. Г. Волконский на первом же допросе перечислил имена 22 членов общества, часть из которых оказалась вовсе непричастна. То есть оговорил людей.

Писались покаянные письма императору, предлагались услуги по раскрытию «всех сокровенных сторон заговора». В надежде спасти себя признавались почти наперегонки. Едва ли не больше всех показал К. Ф. Рылеев. Хотя никаких методов физического воздействия к арестованным не применялось. Подобные факты очень бы хотелось найти ранней советской историографии. Но увы…

И пытки были запрещены законом. И государь со следователями — не из того теста. Конечно, люди не безгрешные, но есть черта, за которую власть в то время не заходила.

В Петропавловской крепости очутились перепуганные мальчишки, которых схватили за руку после «праздника непослушания», и которые теперь повторяли: больше не будем.

200 ведер водки

Последнее в череде обвинительных пунктов — восстание Черниговского полка на Украине. Через несколько дней после событий на Сенатской площади поднял мятеж Черниговский полк под предводительством братьев Муравьевых. Военные заговорщики считали, что, не привлекая народ, усилиями одной армии, они смогут захватить власть без кровавых эксцессов Французской революции. Но именно армия первой и отказалась подчиняться. Революционные офицеры считали, что ведут полк на Петербург, помогать товарищам, однако оказались в положении заложников. Полк шел куда хотел. Он предался грабежу. Вскоре мятеж был подавлен. Когда у безвестного шинкаря спросили, как солдаты могли выпить 200 ведер водки, тот ответил: они не пили, а обливались. Русский бунт…

Почему же мы так охотно покупаемся на рассказы о нем?

"Мученики" новой веры

Пока тысячи зрительниц, затаив дыхание, следили за молодым Игорем Костолевским в белых лосинах, я чувствовала себя «плохишом». Потому что мне нравился Василий Ливанов в роли императора. Случилось как-то объяснять одному ученому мужу — талантливому специалисту европейского уровня — почему многие в моем поколении симпатизируют Николаю I. Чувствовала, что надо отшутиться: «Если у государя голос Крокодила Гены, то это ваш государь».

Меня не поняли. Сказалась возрастная разница. Для наших соотечественников, чья юность пришлась на 60-е годы XX века, для тех, к кому в 70-х — 80-х обращался Н. Я. Эйдельман, имея в виду не только и не столько реалии двухсотлетней давности, сколько «эпоху застоя» — декабристы остались «лучом света в темном царстве». Они пожертвовали собой не ради политических целей, а для того, чтобы развеять мрак над Россией… Дальше начинался миф — область не научных, а «религиозных» убеждений нашей интеллигенции.

На излете советского времени декабристам поклонялись истово. Ибо уже чувствовали: те, далекие революционеры (т. е., вроде, правильные люди) могли спасти нас от более близкого, кромешного ужаса начала XX века — гражданской войны, голода, крови, репрессий…

Однако началась сия, говоря словами В. В. Розанова, «буффонада» задолго до советской власти с ее неуклонным стремлением насаждать своих героев. В. И. Ленин требовал в рамках монументальной пропаганды увековечить жертвы старого режима. Так появился обелиск в Александровском саду под стенами Кремля с именами «социальных мыслителей» утопического направления Томмазо Кампанеллы и Джерарда Уинстенли. (Спроси сейчас студентов, кто такие, получишь в ответ невразумительное мычание). Был поставлен и гипсовый бюст А. Н. Радищеву в проломе ограды Зимнего дворца. Через полгода он был сброшен порывом ветра во время очередного наводнения. Символично?

Не будем делать вид, что советская пропаганда работала на пустом месте и что почва под ее посевы не была обильно унавожена заранее. Евгений Евтушенко с его «Лучшими из русского дворянства» явно пенял Льву Толстому:

«Мужиком никто не притворялся,

и, целуя бледный луч клинка,

лучшие из русского дворянства,

шли на эшафот за мужика».

Мужик по своей темноте и серости этого, конечно, не оценил, и когда над разжалованными декабристами во время казни раздались возгласы по-французски, солдаты, стоявшие в оцеплении, очень одобрили решение государя вешать бар. Казнено было пятеро. Эйдельман привел якобы слова А. Х. Бенкендорфа, который, наблюдая за казнью, склонил голову к гриве лошади и прошептал: «Ни в одной другой стране…» На самом деле фраза принадлежала М. С. Воронцову: «Ни в одной другой стране дело пятью виселицами бы не ограничилось». Видите, как легко предать цитате иной смысл, если оборвать ее в нужном месте?

Герцена разбудили

Те из ученых, кому довелось конспектировать Ленина, помнят его характеристику: «узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа. Но они разбудили Герцена…». Именно А. И. Герцену — талантливому журналисту, работавшему в Англии, мы и обязаны декабристским мифом. Позднее картина только усложнялась, но не менялась по существу.

Типография «Колокола» и «Полярной звезды» располагалась в Лондоне. Англия после Наполеоновских войн — самый крупный игрок-тяжеловес на европейской арене. Самый опасный противник Российской империи. Поэтому поддержка оппозиционному журналисту всегда обеспечивалась. В Лондоне скрывался, например, Николай Тургенев — один из тогдашних «декабристских» невозвращенцев. Мастер высокого посвящения. Человек, которого Александр I побоялся арестовать дома, просто написав ему: «Брат мой, покиньте Россию». А вот Николай I требовал выдачи.

В школе всем задавали «Былое и думы». Я дальше сцены клятвы маленьких Герцена и Огарева на Воробьевых горах читать не захотела. Заставили. Поучительно. И прозрачно. С чего вдруг два мальчика преисполнились ненависти к молодому императору, только что приехавшему в Москву на коронацию? Само сакральное действо их бесит и раздражает. Государь представляется чудовищем, от которого надо защищать Свободу. Кто она такая, пока тоже неясно, но злости и досады море. Перед нами рассказ о детской одержимости. О плоде, который сгнил и почернел еще в завязи. Но цветок распустился. И этот уродливый цветок оказался очень притягателен для людей с отбитым духовным обонянием.

Герцен избрал для альманаха «Полярная звезда» знаменитый экслибрис — профили пяти казненных декабристов. Именно он в своих публикациях сумел неприметно для читателей соединить два ключевых архетипа — христианский и языческий. Личная жертва ради нового, нарождающегося мира. Пять мучеников за правду добровольно восходят на эшафот. И пять героев — со всеми атрибутами античного атлетизма, прекрасные душой и телом — борцов за республику, братьев Гракхов, новых Кассиев и Брутов, брошенных на растерзание хищным зверям самодержавия… Есть и палач — новый Цезарь. И исполнители, рангом пониже. И те, кто трепещут, не отваживаются поддержать, но сочувствуют. Это мы с вами.

Грустные выводы

Почему души наших соотечественников так легко поддаются на соблазн уже два века подряд? Прежде всего, потому, что жизнь в России отнюдь не усеяна розами. Недаром во время следствия по разные стороны стола оказывались люди схожих взглядов на мир, просто одни считали военный мятеж допустимым средством исправления реальности, а другие видели в нем только путь к рекам крови и остановились, не переступив страшной черты.

Но, кроме того, дурную услугу нам оказывает природная сердобольность, понимаемая едва ли не как нравственный, религиозный долг. Страдание всегда воспринималось в народе как отметина свыше, проявление особой любви Божьей. Страдальцы избраны. Они терпят за Правду. Вспомним Марину Цветаеву: «Декабристы и версальцы — вашего полка». То есть кого бьют, те и правы. Но страдание бывает и в очищение, и в искупление. История декабристов — тому пример.

Сейчас исследования декабризма на новом витке. Появилась возможность говорить и о связи с масонством, и об иностранных обществах военных заговорщиков. Можно исследовать «свет и тени» движения. Можно много рассказать о жизни на поселениях в Сибири и о подвиге жен. Можно, можно, можно…

Но мне вспоминается недавний случай. Лектор между делом назвал имя А. И. Чернышева. Зал, состоявший из интеллигентных «бальзаковских дам», не прореагировал. «Ну, Чернышев, палач декабристов», — напомнили с трибуны. А-а, —закивали собравшиеся. Для меня Чернышев — крупный военный деятель, разведчик, укравший у Наполеона план наступления на Россию, позднее военный министр. Поэтому я засмеялась… и поняла, что смеюсь одна.

Вся надежда на любопытство более молодых людей. Говорят, они книг не читают. А может, и не стоит до безконечности читать Герцена да пересматривать старый фильм?

Выдержки из статьи доктора исторических наук Ольги Елисеевой
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.08.2015, 09:38   #25
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию


Цитата:
Джозеф Роберт Байерли (Joseph Robert Beyrle, 1923—2004) — парашютист американской 101-й воздушно-десантной дивиизии. Во время высадки в Нормандии в июне 1944 года попал в плен, в течение последующих семи месяцев Байерли содержался в семи различных германских тюрьмах. Он дважды пытался бежать, но оба раза неудачно. Третий побег, в начале января 1945 года, из лагеря близ реки Одер увенчался успехом. Уходя на восток, через две недели скитаний Байерли наткнулся на советский танковый батальон 2-го Белорусского фронта. Отказавшись от предложенной эвакуации в тыл, Джозеф уговорил советское командование разрешить ему вступить в ряды 1-й гвардейской танковой бригады, в составе которой он воевал в течении месяца, пока не был ранен. Находясь в госпитале, Байерли встретился с маршалом Жуковым, который помог ему добраться в Москву, а затем вернуться в США.

Джозеф Байерли считается единственным солдатом Второй мировой войны, который воевал против гитлеровцев и в американской, и в советской армиях.

Последний раз редактировалось promity; 07.08.2015 в 10:31
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.08.2015, 08:22   #26
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Минкульт засекретит раскопки
№ 30 (471) от 13 августа 2015 [ «Аргументы Недели» ]
Цитата:
Как стало известно «Аргументам недели», в Министерстве культуры подготовлен проект приказа, засекречивающего все археологические находки. Причём, в категорию «топ-секрет» угодят не только указания в СМИ конкретных мест раскопок, но даже карандашные рисунки артефактов.
Эту таинственность в министерстве мотивируют страхом перед «чёрными копателями», которые дни и ночи проводят в соцсетях и на сайтах СМИ, выискивая, что бы им ограбить.
В проекте приказа, который предстоит подписать министру культуры В. Мединскому, сказано, что запрещено разглашать «сведения о местонахождении объекта археологического наследия (адрес или при его отсутствии описание местоположения), фотографическое (иное графическое) изображение объекта археологического наследия» и т.д. Как говорят сами культурные тайнохранители, приказ будет подписан обязательно и в кратчайшие сроки.
Профессионалы разводят руками. В Институте археологии РАН с трудом нашли слова, чтобы прокомментировать эту инициативу: «Вместо того чтобы урегулировать вопросы охраны раскопок, они придумывают мало того что глупые, но ещё и невыполнимые инициативы. «Чёрные копатели» и без того знают, какие памятники мы исследуем».
Неизвестно ещё от чего вреда больше - от прямого саботажа или от некомпетентности чиновников.
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.08.2015, 10:39   #27
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Настоящий американец. Андрей Козырев как финиш российского либерастизма
2015.08.27 , Завтра.ру



Много лет назад на одном из приёмов человек со смутно знакомым лицом поразил меня вежливой просьбой никогда о нём не вспоминать. Я пообещал, и это далось тем более легко, что , несмотря на все усилия, никак не мог вспомнить, кто это такой. Когда же окружающие подсказали, что это был Козырев, показавшаяся сперва нелепой просьба стала понятна.

Увы: этим летом персональный пенсионер из Майами, дождавшись кончины Е.М.Примакова, сам напомнил о себе — и так, что выполнить обещание «не вспоминать» стало невозможно. В статье в "Нью-Йорк Таймс" призрак из либерального склепа не только фактически обвинил Россию в ядерном шантаже и призвал Запад к вмешательству во внутренние дела нашей страны (разумеется, лишь в виде "помощи" российскому народу, когда он "снова поднимется с колен", и "твердости в восстановлении территориальной целостности Украины"), но и произнёс сакраментальное: "Мы, американцы..."

Слесарь из Брюсселя

Козырев родился в 1951 году, еще при Сталине, в Брюсселе, где его отец-инженер работал в советском торгпредстве.

В Москве окончил испанскую спецшколу. Это был умный выбор: среди носителей языка испанский давал лучшие перспективы в силу сравнительно малой распространенности в СССР и большой — в мире.

Возможно, сыграла роль и легкость изучения — недаром сам Козырев говорил о себе как о человеке "без серьезных знаний".

После школы он пошел на завод "Коммунар" слесарем-сборщиком, — вероятно, чтобы поступить в престижный вуз. Оборонный характер завода спасал от армии, рекомендацию давал не тщательно проверявший кандидатов райком партии, а парторг цеха; само же поступление в "идеологически значимые" вузы было почти автоматическим — вне конкурса, по "рабочей квоте".

Так Козырев попал в МГИМО; в учебе, похоже, не выделялся, но на четвертом курсе вступил в КПСС, а затем попал в МИД, — по его признанию, по блату: "был канал, через который меня вытащили из (общего. — М.Д.) распределения и посадили в МИД… Это сделали люди, которым это ничего не стоило, и по своей инициативе". Кто были эти люди, какие они имели виды на не самого яркого выпускника МГИМО, Козырев не говорит до сих пор — похоже, есть что скрывать (в родственном блате либеральная интеллигенция не видела ничего плохого).

В МИДе Козырев уверенно рос по службе: за 16 лет поднялся от референта до начальника Управления международных организаций МИД СССР.

Женился на дочери кадрового дипломата, который со временем стал заместителем министра.

О наличии у Козырева серьёзной поддержки свидетельствует то, что в первую загранкомандировку он поехал на следующий год после начала работы, в 1975 году, — и сразу в наиболее престижные США.

Если ему верить, его взгляды сложились именно тогда: сначала в супермаркете, где он был шокирован изобилием не столько самих товаров, сколько покупавших их афро- и латиноамериканцев (которые, по мнению попавшего напрямую в МИД выпускника МГИМО, должны были недоедать), а затем на лавочке в Центральном парке, где Козырев прочитал роман Пастернака "Доктор Живаго". Не найдя в книге антисоветчины, Козырев решил, что советская система в принципе не терпит никакой свободы, причем в первую очередь — личной, и, по его воспоминаниям, быстро стал "абсолютнейшим внутренним диссидентом, антисоветчиком".

В 1989 году, с наступлением гласности, он раскритиковал в "Международной жизни" советскую внешнюю политику, призвав пересмотреть отношение к Западу и "революционным друзьям". Статью перепечатала "Нью-Йорк Таймс", руководитель ГДР Хонекер написал протестующее письмо, она вызвала сильную критику аппарата ЦК КПСС и даже рассматривалась на Политбюро.

Козырева спасло "близкое знакомство с Шеварнадзе", ставшим главой советского МИДа: разделяя его мысли, тот обеспечил "карьерный взлет" — назначил начальником Управления международных организаций.

Из оформителя виз — в полноценные Министры

Выход Ельцина на политическую арену Козырев, как и многие, воспринял в качестве "шанса на реальные преобразования", — и стал "копать землю, чтобы…представиться Борису Николаевичу". По его словам, в этом деле помог ставший председателем Комитета Верховного Совета по международным делам мидовец Лукин, но странно: опять-таки, по словам Козырева, "я с Ельциным до своего утверждения толком и не говорил".

Возможно, это было связано с незначительностью должности: при назначении Козырева пост министра иностранных дел РСФСР был декоративен и подразумевал в основном оформление виз и обслуживание второстепенных российских и зарубежных делегаций. Дипломаты в ранге посла им брезговали, а Козырев (ни разу не бывший на постоянной работе за границей) согласился, не раздумывая. Ельцин и премьер Силаев относились к нему снисходительно.

Козырев был назначен по протекции Бурбулиса — но вероятно, что продвигал его не только активный демократ Лукин (один из основателей "Яблока", которое называлось "Явлинский — Болдырев — Лукин", пока кто-то не прочитал первые буквы этих фамилий в алфавитном порядке), но и те же, пока загадочные, люди, которые помогали ему на старте карьеры.

19 августа 1991 года, в первый день ГКЧП, вместе с председателем комитета Верховного Совета РСФСР по международным делам Лукиным Козырев подготовил текст обращения к правительствам иностранных государств и ООН, а на следующий день скрытно, не пользуясь положенным им по статусу "депутатским" залом "Шереметьево", вылетел в Париж.

Первоначально он называл в качестве цели поездки организацию международной кампании против ГКЧП, затем — уже создание правительства России в изгнании, а потом выяснилось, что поручений у него не было, и поездка была, похоже, просто бегством малозначимого чиновника, которому не объяснили происходящее.

Тем не менее, Козырев (в отличие от того же Силаева) не был наказан и продолжил вместе с Ельциным курс внешнеполитических уступок Горбачева и Шеварнадзе. При этом он не забывал о себе: когда на первом заседании правительства реформаторов по главе с Ельциным было решено: "И приходим в правительство, и уходим из него только с тем, что у нас есть сегодня. То есть не получаем ни квартир, ничего", — Козырев попросил Ельцина разрешить ему "с мамой обменять квартиру на Арбате", где и стал обладателем пятикомнатной квартиры.

А в январе 1995 года он вновь попросил Ельцина разрешить ему купить по балансовой стоимости (2 тыс.долл. на дату обращения) дачу в престижнейшем месте Рублевского шоссе — в Жуковке. Разрешение было дано, дача быстро сгорела, а земля несколько раз перепродавалась: одна сотка в тех местах стоила затем десятки тысяч долларов.

Вместе с Бурбулисом, Гайдаром и Шахраем Козырев готовил Беловежские соглашения, провозгласившие: "Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование". Это сделало его полноценным министром иностранных дел. По воспоминаниям Млечина, Козырев "держался… свободно и уверенно, говорил очень тихим голосом, убежденный, что его услышат".

Не получая удовольствия от ельцинских застолий, он быстро стал мастером "застольного влияния" на Ельцина. Как и многие демократические чиновники, стал играть в полюбившийся президенту теннис.

Мистер "Чего изволите?"

Хотя формально принятая в 1975 году резолюция ООН о признании сионизма разновидностью расизма была отменена по требованию США и Израиля, инициатором ее отмены называют именно Козырева. Возможно, американские руководители поручили исполнение деликатной миссии своему "младшему менеджеру", который через 10 лет, в 2001, году стал членом президиума Российского еврейского конгресса.

Отмена этой резолюции 16 декабря 1991 года стала первым значимым международным правовым актом после Беловежских соглашений, первой реакцией Запада на уничтожение СССР.

В конце мая 1992 года Козырев стал инициатором присоединения России к санкциям против Сербии и Черногории.

Находясь в Бишкеке, он случайно услышал по радио выступление Руцкого в Приднестровье, где тот урегулировал ситуацию после резни, устроенной молдавскими фашистами, и вспыхнувших затем военных действий. Вице-президент говорил, по сути, о необходимости восстановления Союза. Козырев отреагировал на антиамериканскую крамолу, по его словам, мгновенно: бросился в самолет и выступил перед народом в Тирасполе, а затем в интервью "Известиям" обрушился на "поджигательские призывы лидера “партии войны“ Руцкого".

На следующий же день на заседании Совбеза Руцкой устроил Козыреву выволочку, обвинив его в предательстве русскоязычного населения со словами: "Я вам не позволю превратить Россию в половую тряпку". Поддержали Козырева лишь Бурбулис с Гайдаром, звезды которых уже закатывались.

Козырев чуть не отдал Курилы японцам, сорвал поставки в Россию кубинского "коммунистического" сахара (ввергнув тем самым Кубу в катастрофу), считал ненужной базу Лурдес на Кубе, а Камрань во Вьетнаме "хотел сохранить как базу отдыха и ремонта" (эти его пожелания реализовались уже в "нулевых"). Он настоял на выводе войск из Германии "в чистое поле", не озаботившись компенсациями, повторял за американцами все обвинения в адрес Сербии и Милошевича, поддержал создание Гаагского трибунала по бывшей Югославии, ставшего инструментом расправы с сербами, в котором, насколько можно судить, был умерщвлен Милошевич, — и который теперь тщетно пытается закрыть Лавров.

Работа не под диктовку США Козыреву не давалась: "Основные положения концепции" (чего стоит даже название!) внешней политики, принятые в апреле 1993 года, были многословны и неконкретны. Он был автором "концепции партнерства", сводившейся к тому, что "падение коммунизма" сделало Россию партнером всех значимых стран. Для каждой из них выдумывали свое название: для США "партнерство" было "зрелым", для Франции "привилегированным", для Китая "конструктивным, направленным в XXIвек", и так далее — насколько хватало фантазии.

Политику Козырева характеризовали как "суету, импровизацию, некомпетентность и в результате… шараханье из стороны в сторону".

Разрушительность его деятельности была такова, что в марте 1993 года Хасбулатов призывал Ельцина отправить в отставку Козырева наравне с Чубайсом.

Вероятно, напуганный этим, в июне Козырев принял участие в создании блока "Выбор России" во главе с Гайдаром.

2 сентября 1993 года Козырев вместе с верными Ельцину силовиками участвовал в совещании, на котором было окончательно решено разогнать парламент.

В ельцинских "Записках президента" отмечалось: после прочтения им текста Указа № 1400 воцарилось гнетущее молчание. "Козырев разрядил обстановку, произнеся серьёзно своим тихим голосом: "У меня есть важное замечание. Я с одним принципиальным моментом не согласен, Борис Николаевич". Все посмотрели на него с недоумением. Он продолжил: "Надо было давным-давно такой указ принимать". И тогда все заулыбались".

Но задолго до этого Козырев предупредил госсекретаря США о предстоящем и попросил поддержать Ельцина, реформы которого госсекретарь справедливо считал "инвестицией в национальную безопасность США". Поэтому США успели выработать четкую позицию: "Мы поддерживаем демократию и реформы, а Ельцин — лидер движения реформ", — и провести мощную пропагандистскую кампанию под лозунгом "нет бога, кроме реформ, и Ельцин — пророк его".

Впервые избранный демократический парламент России был заклеймен СМИ Запада как "антидемократическая, антизападная, антирыночная, антисемитская" "красно-коричневая коалиция", "банда коммунистических аппаратчиков", "коммунистическими фашистами, маскирующимися под парламентариев". Конституция России, неприемлемая для Ельцина, была объявлена "фарсовым документом" и "фундаментальной проблемой России", а сторонники закона — "странным альянсом старых коммунистов, националистов, монархистов и антисемитов".

21 сентября МИД России до телевыступления Ельцина с сообщением о роспуске парламента сообщил об этом послам стран "большой семерки". Предупредить послов стран СНГ (не говоря уже о Китае) либералам даже не пришло в голову.

После расстрела Дома Советов Козырев участвовал в учредительном съезде гайдаровского блока "Выбор России", был включен в общефедеральный список, но избрался по Мурманскому одномандатному округу.

В ноябре 1993 года он на вопрос экс-президента США Никсона о национальных интересах России заявил: "Одна из проблем Советского Союза состояла в том, что мы слишком… заклинились на национальных интересах. И теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях. Но если… вы можете нам подсказать, как определить наши национальные интересы, то я буду вам очень благодарен".

Даже всё повидавший Никсон, казалось, был потрясен такой угодливостью. Позднее он выразил отличие политиков США от их туземной либеральной обслуги: "Когда я был вице-президентом, а затем президентом, то хотел, чтобы все знали, что я "сукин сын" и во имя американских интересов буду драться изо всех сил. А этот, …когда новую Россию нужно защищать и укреплять, хочет всем показать, какой он… приятный человек".

В Польше Ельцин внезапно заявил, что вступление в НАТО — ее внутреннее дело. По его возвращении СВР была уполномочена подготовить доклад по расширению НАТО, и 25 ноября ее директор Е.М.Примаков представил его журналистам, зафиксировав неприемлемость расширения НАТО для России. Уже через 2 часа представительница Козырева провела ответный брифинг, назвав доклад СВР ведомственным документом и подчеркнув, что позиция МИД и президента, а значит, и государства заключается в том, что НАТО не угрожает России.

В начале декабря 1994 года Козырев серьезно повлиял на принятие решения о "маленькой победоносной" и быстрой войне в Чечне. Заклейменные потом как "ястребы" силовики были против, а решение продавили демократы, выступавшие затем в роли "голубей".

В январе 1995 года госсекретарь США вызвал Козырева в Женеву и приказал немедленно уволить сменившего Чубайса председателя Госкомимущества Полеванова, пытавшегося остановить грабительскую приватизацию. Козырев передал команду. 24 января Полеванов был уволен, и на следующий день МВФ выделил России придерживавшийся до того кредит.

Конец мелкого гешефтмахера

В мае 1995 года Козырев настоял на пагубном соглашении с НАТО, усердно пропагандируя заведомую нелепость — предположение, что участие России в программе НАТО "Партнерство во имя мира" блокирует расширение блока на Восток (на деле участие России в ней, напротив, было расценено как согласие на расширение НАТО).

Простую до тошноты причину "ошибки" видного либерала раскрыл бывший заместитель госсекретаря США Тэлботт. Весной 1995 года Козырев, все сильнее критиковавшийся в России, "впал чуть ли не в кататонию" и начал умолять госсекретаря США организовать ему фотографию с Клинтоном в Овальном кабинете: мол, она станет для Ельцина "охранной грамотой". При этом он гордо говорил американцам, что знает: если Громыко они звали "Мистер Нет", то его зовут "Мистером Да", и требовал поддержки, так как в случае ухода его и других либералов к власти в России придут менее проамериканские силы.

Тэлботт предложил Козыреву унизительную сделку: за фото с Клинтоном министр иностранных дел РФ должен был официально подтвердить свое согласие на подписание соглашения с НАТО, по сути дела — на его расширение. Козырев согласился, и "заслужил короткую прогулку на лимузине… на встречу с Клинтоном". Как дикари, продававшие своих соплеменников за стеклянные бусы, Козырев продавал Россию за фото с "хозяином".

По воспоминаниям некоторых дипломатов, когда Козырев решил жениться на своей замужней референтке (на 17 лет моложе), жена пригрозила скандалом. Она выставила условием тихого развода натурализацию в США и получение профессорства в одном из лучших университетов США — и Козырев трусливо и раболепно бросился выпрашивать эту подачку у американских "партнеров". Надо полагать, он отработал её столь же старательно, что фото с Клинтоном, — и со схожими последствиями.

В декабре 1995 года Козырев вновь был избран в Госдуму по "своему" Мурманскому одномандатному округу, в котором за счет известности набрал почти 40%. Если избиратели надеялись, что Министр иностранных дел в качестве депутата станет для них влиятельным заступником, то напрасно.

В президентской кампании 1996 года Козырев был для Ельцина камнем на шее. Поскольку депутат не мог быть министром, он до последнего момента ждал, не намекнет ли ему Ельцин на необходимость остаться в правительстве, — а когда Ельцин не намекнул, написал заявление об уходе в Госдуму и был заменен Е.М.Примаковым.

В Госдуме Козырев оказался в изоляции: либералы не простили ему поддержки войны в Чечне, остальные — предательства России. Он не имел никакого веса и ничего не мог сделать: "четыре года мучился и ушёл".

В январе 1998 г., будучи депутатом, вошел в совет директоров американской фармацевтической компании ICN, руководимой бывшим проамериканским премьером Югославии Паничем. Возможно, это была плата за послушную сдачу интересов России.

Козырев крупно играл на рынке ГКО перед дефолтом 1998 года. По воспоминаниям генпрокурора Скуратова, "оперировал миллиардами рублей. Когда возникла его фамилия, начал, как и Чубайс, возмущаться: не играл, мол… навет! Операции-то все… остались в компьютерном банке данных! Как операции Гайдара и других игроков… Эти люди, имея в друзьях Чубайса,.. могли пользоваться инсайдерской информацией".

Последнее правдоподобно: иначе неясно, почему Козырев, не имевший служебного доступа к инсайдерской информации, пытался отпираться от участия в спекуляциях.

В январе 2000 года он стал генеральным директором ICN по Восточной Европе в ранге вице-президента, в 2007-2012 годах был председателем совета директоров Инвестторгбанка, а затем уехал нежиться в комфорте и благополучии в свою землю обетованную — в Майами.

Крест на дипломатии

Козырев — типичный представитель космополитичного либерального крыла партхозноменклатуры, сформировавшегося в 70-е, а в 90-е годы оказавшегося у власти.

Поражает убогость и безграмотность его фундаментальных умозаключений: в мире есть полюс добра и счастья — Запад во главе с США, и смыслом существования России является выполнение их указаний.

Козырев подчёркивал: "Нет никакого другого интереса человеческого, чтобы жить хорошо. А хорошо живут на Западе. Посмотрите на страны с рыночной экономикой и демократической системой… Все остальное — это демагогия для несчастных. Если у вас нет денег купить виллу на южном берегу Франции,.. вам начинают сочинять сказку, что вам это не надо, вы живите вот здесь, в Азиопе".

Здесь прекрасно всё: и отношение министра иностранных дел к своей стране как "Азиопе", не способной достичь хорошей жизни. И непонимание, что Запад живет за счет ограбления остального мира. И игнорирование того, что даже в нем большинство и помыслить себе не может о покупке "виллы на южном берегу Франции".

Козырев стремился превратить Россию в страну, "например, как Франция, у которой тоже есть ядерные ракеты, но она не ставит перед собой целью гарантированное уничтожение Америки". Вопиющие отличия Франции от России Козырева просто не интересовали.

"Формула" Козырева обескураживающе убога и схоластична: "Демократическая Россия… будет таким же естественным союзником демократических стран Запада, как тоталитарный Советский Союз был естественным противником Запада".

Она блистательно игнорирует объективное различие интересов России и Запада, предельно полно выражая непонимание либералами как тех, так и других.

Козырев заявляет, что мы не стали союзником Запада потому, что "так и не стали демократической страной и недолго стремились стать настоящим, искренним союзником Запада".

Строго по "формуле Псаки" образца 2014 года: "я ничего не знаю, но виновата Россия"! Для Козырева Россия виновата и в объективном несовпадении своих жизненных интересов с интересами Запада, и в том, что, когда она искренне пыталась стать другом Запада, тот хотел всего лишь сильнее ее ограбить.

Правда, Козырев признает долю вины и за ним: мол, Клинтон недостаточно поддерживал либералов, — и предостерегает от повторения ошибки, указывая на необходимость помогать следующему прозападному руководству России еще сильнее, чем в первой половине 90-х. Хотя самому Козыреву на это грех жаловаться.

Еще в декабре 1992 года в Стокгольме он устроил спектакль, перепугав западных дипломатов, привыкших к его елейной угодливости, внезапно резкой речью, после которой указал: "Так выступил бы представитель парламентской оппозиции, если бы она пришла к власти".

Он был так полезен, что с просьбой оставить его на посту министра иностранных дел к Ельцину успел обратиться даже президент США Дж.Буш-старший. По воспоминаниям пресс-секретаря президента Костикова, "был момент, когда чуть ли не каждый …высокопоставленный посетитель из Западной Европы, и особенно США, просил Б.Н.Ельцина "не сдавать Козырева". Я не помню, чтоб так ратовали за Е.Т.Гайдара".

Поддержка Козырева Западом опиралась на его готовность выполнять любые указания госдепартамента США. Обе стороны видели, что либералы были единственной в России силой, служившей США, а Козырев даже в прозападном окружении Ельцина был самой нужной им фигурой.

Борис Поклад, чрезвычайный и полномочный посланник 1-го класса, доктор исторических наук, отмечал: "Внешнеполитическая линия новой России под руководством… Козырева стала… откровенно прозападной, безвольной, бесхребетной, а наша дипломатия — просто ущербной… Такие "итоги" нельзя расценивать иначе, как предательство интересов …страны. …На советской дипломатии, одной из самых сильных и уважаемых в мире, был поставлен …крест".

После отставки Козырева даже сверхлояльная к "своим" дипломатическая профессиональная среда отторгла его. Когда Кох с Авеном в 2011 году решили взять у него интервью, его телефонов не оказалось ни в приемной Лаврова, ни у И.Иванова — ни у кого из его бывших коллег.

Главной причиной представляется сам характер его деятельности, отрицавшей суть и содержание дипломатии и потому делавшей ее ненужной.

Ведь, превратив, по замечанию не кого-нибудь, а Горбачева, МИД в филиал госдепартамента США, Козырев свел внешнеполитическую деятельность к прямому выполнению американских инструкций и тем самым лишил ее смысла. МИД стал просто передаточным механизмом, с функциями которого справилось бы несколько клерков американского посла.

Этим Козырев полно выразил смысл либерализма, подчиняющего государство глобальному бизнесу (обычно в лице выражающих его интересы США) и тем делающего его ненужным.
promity вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо promity за это сообщение:
Russo (03.09.2015)
Старый 31.08.2015, 07:22   #28
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Последние тайны ОУН. Любовь и ненависть украинских националистов глазами сотрудника КГБ



Георгий Захарович Санников. Западная Украина, зима 1953 года

...сотрудник спецотдела КГБ рассказывает.

Он лично участвовал в ликвидации остатков банд оуновского подполья в послевоенные годы на Западной Украине. Сутки напролет беседовал с арестованными руководителями, пытаясь не просто перевербовать, но и понять. Ему до сих пор пишут письма со словами: «Вы единственный, кто увидел в нас людей…» Он не боится проводить параллели между тем, что было тогда, и тем, что происходит сейчас.

О любви и ненависти лидеров оуновского (Организации украинских националистов) подполья, тайных методах и спецоперациях по борьбе с ними - сотрудник отдела оперативных радиоигр КГБ Украины Георгий САННИКОВ

Скрытый текст:
Цитата:
Сегодня украинские СМИ пишут, что никакого кровавого прошлого у Западной Украины нет и что бандеровцы в действительности не были жестоки.
Зверства были страшными. Но этому феномену было и свое объяснение — ненависть нагнеталась из поколения в поколение столетиями.



Я видел станок для пыток, который изобрел известный в подполье эсбист Смок (он же Мыкола Козак, Вивчар). Человек подвешивался таким образом, что выкручивались все суставы. Боль дичайшая. Один из последних руководителей украинской повстанческой армии Васыль Кук (он же Лемиш) мне в тюрьме сказал так: «Если бы я попал в этот станок, то бы признался не только в том, что я агент НКВД, но что я эфиопский негус».

Практически все лидеры оуновского движения были жестоки, просто кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Были выдуманы десятки изощренных способов убийств. Выкалывали глаза, женщинам отрезали груди, звезды на теле вырезали, бутылки вгоняли в анальное отверстие. Колодцы забивались трупами. Возглавлявший УПА Роман Шухевич говорил: «Наша политика должна быть страшной. Пусть погибнет половина населения, зато оставшаяся будет чистая, как стакан воды». И все эти зверства они творили со своим же народом.



Украинцы много веков были под польским гнетом. В Станиславской области сегрегация украинского населения была чудовищной. Скамеечки для поляков, скамеечки для украинцев. Отдельно вагончики для работающих на шахтах украинцев, отдельно — для поляков. Поляки относились к украинцам как к холопам, рабам. Как такое забыть? И ненависть в итоге передавалась на генном уровне, вылившись в волынскую резню (в 1943 году боевиками УПА во время изгнания из Волыни местных поляков было убито около 100 тысяч человек, включая женщин, стариков и детей. — Авт.). Чего стоят одни только «веночки» — когда трупы детей привязывали к дереву по кругу! Сейчас спорят, кто первым придумал — украинцы или поляки. Бытует версия о появлении такого «веночка» еще в 30-е годы прошлого века, «сотворенного» сумасшедшей цыганкой из своих детей. Это очередная попытка отвести от себя страшные преступления.
В какой момент ненависть к русским стала такой же, как к полякам, тогда когда та часть Западной Украины, что была под поляками, вошла в состав Российской империи. Тогда в Галичине (три области — Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская, в тот период — Станиславская) возникло общество под названием «Просвита», которое выступало за сохранение украинской культуры, традиций и языка. Но «Просвита» запрещалась царской Россией. В свое время еще российский министр Валюев говаривал: «Какой там еще украинский язык?! Нет такого и не будет!»

СПРАВКА: Организация украинских националистов — ОУН — была создана в 1929 году полковником Коновальцем и несколькими военнослужащими. Во время Первой мировой войны они вступили в австро-венгерскую армию, воевавшую против России.



Советскую власть ненавидели так же, как и царскую и всё, что было связано с ней, даже косвенно, подлежало уничтожению оуновцами. И достаточно было, чтобы какой-то украинец выразил симпатию Советам, чтобы на следующее утро вся его семья была уничтожена.

За вступление в колхоз голосовали только вечером при выключенном свете, чтобы не было видно, кто первым поднял руку. Потому что таких «активных» ночью вешала Служба безопасности ОУН — СБ. В каждом селе были ее информаторы, которые тут же сообщали все подполью. А когда националисты приходили карать, то делали это по-бандитски, тихо, да и берегли патроны: людей они в основном душили. Для этого у оуновцев всегда были закрутки — веревочки такие... Оуновцы их нежно называли «мутузочки»…

Сегодня кое-кто в Украине уверяет, что в бандеровском подполье были евреи.
Это все сказки. Евреев ненавидели так же, как русских и поляков. Объясняли это тем, что те держали лавки и трактиры, спаивали людей. Мне известно печальное исключение. Один еврей, бывший лавочник из Львова, некто Хайм Сыгал, прикинулся «щирым» украинцем, взял себе фамилию Сыгаленко, стал сотником в УПА. Какое-то время и в немецкой полиции послужил. Именно он прославился зверскими расправами над своими соплеменниками. Изощренно казнил лично не одну сотню несчастных. После войны сумел вновь превратиться в еврея и долгие годы укрывался в Западном Берлине как жертва нацизма, почитаемый всей еврейской общиной…


Сотник УПА Сыгаленко, он же Сотник УПА Сыгаленко, он же львовский еврей Сыгал Хаим. Уничтожал евреев на Волыни

СПРАВКА: Для того чтобы создать в 1943 году дивизию «СС Галичина», Розенберг и Гиммлер доказывали фюреру, что жители Галичины — это скорее не украинцы, а австрийцы. Вербовка в дивизию шла через церковь и Украинский центральный комитет в Кракове. Малограмотным сельским хлопцам говорили: «Дивизия «СС Галичина» — это не эсэсовцы, а Сичовые Стрельцы!» От добровольцев отбоя не было. Из 80 тысяч отобрали 14 тысяч лучших. Остальных взяли на службу в полицейские отряды.

Кук, Карпо и гроши

Схватили Кука с помощью завербованного нами его связного и особо доверенного боевика Карпо. Тот привел Кука в бункер, контролируемый нами. Это случилось в 1954 году. Их были даже не сотни, а тысячи! Бункер, схрон — по-разному их называли. Это разных размеров убежище под землей, сверху люк или другие выходы-лазы. Бункероваться националисты стали с 1944 года. Старались сами строить бункеры, а если привлекали евреев или тех, кому не доверяли, то потом уничтожали прямо на месте. В то время бандеровцы в селах всех собак перестреляли, чтобы не лаяли и не выдавали их появления.
Сначала завербовали боевика Карпо. Как нам это удалось?!...
О, этот же вопрос мне Кук задавал потом много раз. Восклицал: «Это же невозможно!» А мы сделали. Опишу вам Карпо. Огромного роста, с такими глазами, что ужас наводили. Зубов у него не было — их съела цинга. Карпо был страшным человеком. В крови по локоть — не один десяток людей собственноручно повесил. Кук доверял ему целиком и полностью.

Мы подослали к Карпо нашего бойца, и тот вел его через всю Западную Украину. У нашего человека был приказ: если почувствует, что Карпо его заподозрил, не задумываясь ликвидировать. Это было исключение из правил — мы всегда щадили бандеровцев (потом объясню почему), но Карпо был слишком опасен, хотя и очень нужен. И вот в нужном месте мы схватили Карпо и начали его «обработку». Мы знали о Карпо все. И что дальше села, потом леса нигде не был, города не видал. И что мечта у него с детства — мороженое попробовать и в кино хоть разок сходить. И вот, когда его наш человек привел в нужное место и он был захвачен, мы показали ему Украину. Когда он увидел Киев, то пришел в неистовое состояние. Он и не догадывался, какие города есть, какая мощь! А потом мы привезли его в Крым. Все показали ему — заводы, стадионы, театры… И он сломался. «Перековали» Карпо. Перешедший на нашу сторону Карпо привел Кука и его жену в «наш» бункер. Те от переходов так устали, что сразу заснули. Он их связал и нажал кнопку тревоги. На контрольном пункте загорелась сигнальная лампа, давая нам знать точное местонахождение. Кук проснулся. И тогда между ними состоялся примерно такой диалог (оба мне потом рассказывали):

«Друже Карпо, за гроши продался? Сейчас «твои» прибегут. Здесь баночка с золотом и деньги. (У Кука при себе было 400 граммов золота, принадлежащего ОУН.) Тебе пригодятся. Ты же знаешь, я тебя не сдам». — «Не возьму». — «Почему?» — «Я не за гроши. Я за идею».

А самого Кука как не удалось завербовать. Есть категория людей, которые не вербуются. Они могут оказывать какую-то совпадающую с их интересами помощь, но не более. Кук так и не перешел на нашу сторону. Некоторые считают его агентом КГБ, а на самом деле не было этого. А с воззванием к своим подпольщикам он выступил, потому что понимал: нет смысла бороться дальше, нужно сохранять кадры для будущей Украины. Это был умный, матерый враг. Блестящий конспиратор, поэтому дольше всех главарей продержался.

О том, что Кук захвачен, знали только ЦК Украины и высшее руководство Москвы. Для вида еще долгое время продолжался розыск. Его с женой поместили во внутреннюю тюрьму киевского КГБ, в специальную камеру. Она имела жилой вид — похожа была на обычную комнату, с кроватью и прочей мебелью. Содержание его там было настолько секретным, что знавшие о нем сотрудники соответствующего отдела были специально строго предупреждены. Раз в неделю приходил помощник прокурора республики в порядке прокурорского надзора. На это время камере придавался нежилой вид, а Кука с женой выводили в город под предлогом прогулки.

Камера у Кука значилась под номером 300. Номер был условным, такого количества камер в тюрьме не было. И вот из-за номера он проходил у нас под кличкой Трехсотый.
Жена Кука была тоже бандеровка (родом из Днепропетровска), довольно активная. И Кук сидел вместе с ней. Кругом была «прослушка», а они друг с другом говорили, могли что-то важное сказать. С Куком я стал общаться волею случая. Пришел как-то в следственный корпус, куда Кука привели на допрос. И товарищ мой из отдела должен был отлучиться. Попросил с Куком побыть, но с ним в разговор не вступать. А мне так хотелось с ним поговорить. Когда мой товарищ вернулся, да еще в сопровождении группы высоких руководителей, мы с Куком стояли, почти вцепившись друг в друга, доказывая каждый свою правоту.

И потом как-то ему говорят, что вот, мол, будет за вами закреплен оперативный работник, который будет вам литературу приносить, с которым вы можете беседовать на любые темы, но не по вашему делу. И он попросил, чтобы это был именно я. Начальство это устроило. Мне было поручено оказывать на него нужное нам идеологическое воздействие.
У него была своя идеология — националистическая. Стало также ясно, что мы не привлечем его к сотрудничеству в качестве нашего агента. Но использовать его в нужных нам мероприятиях мы все-таки сумели, потому что это частично совпадало и с его убеждениями. Работать с ним было тяжело, но интересно. Все время надо было быть начеку. Это был в высшей степени опасный противник, обладавший обширными знаниями по таким животрепещущим вопросам, как национальный и земельный. В спорах-беседах использовал не только свои идеологические выкладки, но в нужном месте применял и наши — марксистско-ленинские. И делал это виртуозно.


Последний командир УПА — полковник УПА Васыль Кук. Волынь 1951 год

Говорил: вот вы, большевики, пришли к власти, потому что вас города поддержали, а село всегда было нашим, и оно бы никогда за вами не пошло. Для меня сложность состояла в том, что все разговоры наши с ним проходили под слуховым контролем. Но я иногда забывал об этом, увлекался, допускал какие-то ляпы (в том смысле, что соглашался с его позицией). Но как иначе — не «подпевая» ему в чем-то, я бы не смог его расположить к себе.
Я ему Ленина цитировал. Того Ленина, который говорил, что нельзя обижать украинцев, которые угнетались царским правительством. Который говорил, что захочет Украина уйти — пусть уходит.
И что интересно Кук никогда не говорил, что ненавидит русских, что желает им смерти. И я уверен, что Кук бы не взял тот лозунг, что сейчас используется на Украине благодаря американским политтехнологиям: «жидов и москалей — на ножи и на гиляки». Он был куда умнее сегодняшних киевских правителей.
Смерти он не боялся, боялся бесследно исчезнуть. Был уверен, что его расстреляют. На этом настаивал и Хрущев. Но Киеву удалось убедить этого не делать. Иначе бы создали очередного национального героя. А так отсидел свои шесть лет, мы устроили его на работу в архив МВД, чтобы всегда был под контролем. А как же по-другому?

А когда новые украинские власти предложили ему звание Героя Украины, он отказался. Хотя похороны его в Киеве в 2007 году были национальными. Венки от правительства Украины, от министерства безопасности, от МВД… Я, кстати, успел с ним попрощаться: позвонил ему за пару дней до смерти. И знаете, я думаю, что он бы не поддержал то, что сейчас происходит. Он был за полностью независимую Украину, а не ту, которой бы управлял будь то Запад, будь то Восток. Как-то он сказал в период «оранжевого триумфа»: «Не за эту Украину мы сражались».

Среди руководителей оуновского движения было несколько примечательных пар. И вообще многое строилось на любви. Был такой Охримович, один из руководителей ОУН, агент ЦРУ, парашютист, заброшенный американским самолетом в 1951 году вместе с группой радистов. Он провел год с Куком в подполье, пока мы его не поймали. Они обменялись автоматами. У Охримовича был американский. Кстати, американцы забрасывали оружие на Западную Украину, но мало. Американские и английские самолеты летали над территорией Украины до 1954 года, забрасывая агентуру. Заявляю это с полной ответственностью. Просто об этом факте не знают даже многие сотрудники наших спецслужб.


Васыль Охримович — эмиссар мюнхенского центра ОУН. В 1952 г. захвачен органами безопасности.

Нельзя говорить, что это было на уровне правительства. Но на уровне ЦРУ — однозначно. И не массово это было, не интенсивно. Так вот, Охримович летел не столько по заданию установить связь с подпольем, сколько к своей невесте. Он хотел ее вывести с Украины на Запад, думал, что каналы еще есть (а они уже почти все к тому моменту были нами перехвачены).

Когда Охримович узнал, что невеста успела застрелиться, он отказался от сотрудничества и тоже был расстрелян... Среди оуновцев были верные пары. Верные и друг другу, и идее. Помню, одни такие (муж и жена), когда мы ее задержали, попросили отпустить их и тут же и ликвидировать как бы при попытке к бегству. Героями хотели уйти из жизни. У них всех была своя романтика, свои отношения. Но мы не согласились.

Вообще люди такого типа мечтали о героической смерти. Был такой случай, когда один из руководителей оуновского подполья, потеряв в бою всю охрану, один вышел с двумя пистолетами в руках, ведя огонь по приближающимся солдатам. Каждый уважающий себя оуновец имел два оружия. Наган — безотказный, но очень тяжело нажать на спусковой крючок (вот вы, например, не нажмете), и пистолет — легкий, автоматический, но который мог отказать. И обязательно каждый носил лимонку Ф-1. Был привязан кожаный шнурок от нее к воротнику. Когда руки отказывают — чтоб можно было зубами чеку выдернуть. 3,5 секунды — и все. Многие пытались подорваться при захвате, но мы не давали. А потом они сами рады были. Потому что менялось сознание.

К счастью, наш будущий пленник никого не зацепил. Руководитель операции дал команду пулеметчику бить по ногам. Ноги ему перебили, потом вылечили. Вербовал его один из наших руководителей, вел беседу на равных. Как украинец с украинцем, во имя будущего Украины. Столкнулись две идеологии. Наша взяла. Это была честная беседа, с документальными доказательствами, об использовании западными спецслужбами подполья в своих целях — разрушения славянского единства. В результате он стал одним из наших лучших помощников, а для подполья он навсегда остался героем.

Говорят и пишут сейчас разные бандеровские подпевалы и в России, что мы пользовались психотропными препаратами при вербовках. Хм... У нас были препараты, единственное, чтобы усыпить на время и обездвижить. Не более. Ядов никогда не использовали. Мы щадили националистов. Почему? Потому что они люди. Мы перевоспитать их хотели. Так что все разговоры с их стороны о нашей жестокости — это неправда. Когда бой, то да, бой есть бой, убивали. Но ни одна собака не может сказать, что мы убивали просто так. Как это зачастую делали они. Конечно, были и у нас нарушения соцзаконности, но это не было массовым явлением и всегда каралось, вплоть до ареста.
Да, я отвлекся. Самой красивой и яркой парой среди этих оуновцев были Орлан (Васыль Галаса) и Маричка (Мария Савчин). Любили они друг друга так же крепко, как свою идею. Маричка — очень энергичная, женственная, привлекательная. Я видел ее много раз, а она меня, к счастью, ни разу. Жесткая была. Она бы убила любого врага в том кровавом противостоянии. Это единственная женщина из подполья, награжденная золотой оуновской медалью. У них с Орланом было двое детей, рожденных в подполье. Первый остался у родственников. Второго она бросила новорожденным и ушла по крышам.


Маричка — Мария Савчин. Внутренняя тюрьма КГБ

У нас была информация, что она в Кракове. Но где именно, мы не знали. И вот обнаружили ее случайно, во время облавы в кармелитском монастыре. Она там с ребенком была. Задержала ее польская безпека, а она ее обманула. Под предлогом, что ребенок заплакал, попросилась выйти у охранника. Там окно было, она на крышу второго этажа забралась и оттуда сбежала к мужу — он еще в подполье тогда был. С тех пор ребенка она не видела и не знает, что с ним. Хотя искала все эти годы и до сих пор ищет.
А он выжил и никто не знает, где он. Мы отдали его на усыновление в польскую семью. То есть людям той нации, которую она ненавидела так же, как русских. Надеюсь, она уже давно поняла, что нацизм — это тупиковый путь. После задержания мы продолжили с ними работу в тюрьме. Мы хотели завербовать их, а затем забросить на Запад. Казалось, нам удалось привлечь их на свою сторону. Но это только казалось. Он дал ей приказ делать вид, что она завербовалась. Он тщательно проинструктировал ее, как давать согласие на вывод за кордон и после переброски связаться там с американцами и все рассказать о положении в Западной Украине. Он был не только для нее любимым человеком, но и руководителем. Так что она согласилась. А мы не смогли проконтролировать их сговор, а она хорошо сыграла свою роль. Женщина!
В нашем деле всегда есть элемент риска, однако мы были уверены, что даже если все сорвется, она вернется к нему (он-то оставался у нас). А она не вернулась. Слишком поздно пришло понимание, что надо было не ее, а его выводить на Запад. Он безумно любил ее и детей, он бы точно вернулся. Наверное, она не была так привязана к семье. Вспомнили, как она из автобуса наблюдала за старшеньким (перед выводом на Запад через Польшу ей организовали негласное свидание с сыном), — слез у нее не было. А провожавший ее Орлан безутешно рыдал. Идея борьбы за Украину превалировала у Марички над всем остальным.

К счастью, у нас на Западе имелся надежный источник, и мы через короткое время узнали, что американцы поверили Маричке, решили провести контригру и рассчитывали на успех. Даже название ей дали пафосное — «Москва–Вашингтон». Мы создали легендированное подполье во главе с Орланом, чтобы через контролируемую линию связи внедрять нашу агентуру в западные спецслужбы. Из всех оперативных радиоигр операция «Рейд» вследствие ухода Марички к американцам оказалась провальной. А «Москва—Вашингтон» получила свое развитие, но уже под нашим контролем. Вместе с Маричкой на Запад был направлен наш агент Тарас, которого американцы вскоре «втемную», как бы уже своего подготовленного курьера, перебросили в Западную Украину в специально оборудованном самолете. Но мы уже знали об этом и контролировали ситуацию. Неожиданно в нашу комбинацию вмешался сам Хрущев и приказал сбить самолет. Ему нужен был материал для выступления в ООН. С большим трудом Киеву удалось уговорить Москву не делать этого.
Орлан талантлив был невероятно. И это с образованием-то в 4 класса! Как правило, руководители бандеровского подполья имели хорошее образование. После вывода Марички Орлан проживал под контролем в нашем оперативном особняке и вместе с оперработником учился в школе рабочей молодежи, где был единственным из 160 учеников, кто претендовал на золотую медаль. Умер в Киеве в 2002 году. А Маричка живет в США, у нее вторая семья, дети.


[IMG]Васыль Галаса, он жн Зенон, Орлан. Рукововодитель УПА на Волыни. Захвачен вместе с женой Марией Савчин (Маричкой). Фото 1942 года, Тернополь[/IMG]

Американская и английская разведки активно использовали в своих целях зарубежные центры ОУН в Мюнхене. Там было много украинцев, очутившихся после Второй мировой войны на Западе. Именно среди этой украинской диаспоры западные спецслужбы находили нужных им людей для подготовки и заброски в Советский Союз. Лидеры оуновских центров доказывали своим «хозяевам», что в Западной Украине все еще активно действует вооруженное подполье, с помощью которого можно успешно получать интересующую США и Англию разведывательную информацию.
Американцы всегда были уверены, что наши спецслужбы слишком вмешивались в судьбу Украины…
А что было бы, если бы мы не разгромили бандеровское подполье? Сколько бы людей еще погибло? Националистическая идея — она ведь провальная. Не бывает наций чистых, особенно в сегодняшнее время. Но эта идея захватывающая. Она — как легковоспламеняющийся материал. И она при ловком регулировании щедро проплаченной массовой пропаганды легко приникает в сознание людей. Дело сделано. Остальное — за малым: свобода действий, все дозволено, убивай сколько хочешь. Тебе обещают прекрасную жизнь в будущем, не оговаривая, когда это будущее счастье наступит…

Что сегодня происходит? Даже если отбросить три четверти того, что показывают наши телеканалы, то оставшаяся четверть разве не о жесткости говорит? Биатлонистка работает снайпером, пилот бросает кассетные бомбы на мирное население… Это факты.
К сожалению, мы не отслеживали ситуацию с национализмом на Украине последние годы. Мы проспали… В 1990 году во Львове был создан Украинский национальный союз — УНС. Тогда многие жители Украины называли членов этой организации украинскими нацистами. Мы промолчали.

Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона (УНА–УНСО) — открыто нацистская и русофобская. Боевики этой организации откровенно хвастаются своим участием в вооруженных конфликтах против российских войск. А помните, как ее участники несколько лет назад с зажженными факелами промаршировали по притихшему городу? Это очень напоминало нацистский Берлин 1933 года. И ведь факелы несли внуки и дети тех, кто был в подполье, кто погиб от рук советской власти, соответствующим образом воспитанные и ненавидящие все, что связано с Россией. Долгие годы они маскировались, стали коммунистами, комсомольцами… Еще Шухевичем была дана команда легализоваться, проникать в органы власти. И они проникли.
Вот как противостоять ему сегодня? Только убеждениями. Вот ныне националисты говорят: «Я люблю свою Украину». А кто ж ее не любит? Разве право любить свою родину принадлежит исключительно одной нации? А что делать тем, кто живет на этой территории и тоже любит свою Украину, но думает и верит иначе, говорит на другом языке? Так почему не обратиться к практике других, прямо скажем, более цивилизованных стран, как, например, Швейцария, где несколько государственных языков, или хотя бы Канада, где, кстати, огромная украинская диаспора? Сегодня 1,5 миллиона украинцев зарабатывают на жизнь в Польше, почти 5 миллионов — в России. То есть трудятся на тех, кого ненавидели...
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.09.2015, 11:35   #29
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

ЕВРОПА ТЫ ПОМНИШЬ ЭТО?!... Дрезден, Бухарест...
ПРАГА 1945-го: ПОСЛЕ БОМБЕЖЕК АВИАЦИИ США
Уникальные, ранее не публиковавшиеся фотографии разрушенной Праги после бомбардировок авиацией США 14-го февраля и 25-го марта 1945 года. У фотографа Станислава Маршала был доступ в особые зоны.
Сегодня один за другим попали на глаза материалы о Чехословакии. Рассказывается о том, что нам до сих пор предлагают каяться за то, что в 1968-м году вторглись в Чехословакию и отстояли свои геополитические интересы.
45 дней назад была трагическая дата: 70-летняя годовщина «случайной» бомбардировки Праги, совершенной 14 февраля 1945 года, американскими ВВС. Как гром среди ясного неба, на жилые кварталы исторического центра чешской столицы, посыпались бомбы. Это напоминало внезапный ад, поскольку налетело сразу 60 самолётов B-17 Flying Fortess, которые сбросили на самые густонаселенные районы города 152 бомбы.

Скрытый текст:

Первые жертвы налетов были найдены в районе бенедиктинского Эммаузского монастыря; среди них была и эта женщина.

Маршалл был фотокорреспондентом организации по воспитанию молодежи в Чехии и Моравии, и поэтому у него был доступ в закрытые зоны. Тела жертв бомбардировок для идентификации собирали в холодных местах, например, в церкви Святого Игнатия.




Никто не мог понять – почему американцы решили нанести удар по Праге? Зачем? Какой в этом смысл?
Однако, когда прошёл первый шок, объяснение явилось со всей очевидностью – «союзники» хотели показать Советскому Союзу мощь своей бомбардировочной авиации, и, заодно, нанести максимальный ущерб промышленности, чтоб она не досталась нам. Не зря же потом нас попрекали тем, что в социалистическом блоке технологическое и промышленное развитие идёт хуже («западные критики» сами и позаботились, чтоб осложнить нам жизнь).

Ялтинская конференция, где лидеры стран-победительниц договорились о линиях разграничения, зонах своих действий: куда должны заходить войска той или иной страны, а куда нет, закончилась 11 февраля, а в ночь с 12 на 13 февраля союзники в пух и прах разбомбили Дрезден, который входил в зону наших действий. Американцы уничтожили три моста через Эльбу, чтобы сдержать продвижение наших войск, разбомбили, чтобы нам не достались, крупные промышленные мощности в Чехии, Словакии, других регионах. Кстати, когда в 1941-м мы предлагали англичанам и американцам разбомбить, используя крымские аэродромы, нефтепромыслы в Плоешти (Румыния), они не стали этого делать, а в 1944-м, когда к главной бензоколонке Германии приблизились наши войска, ударили по ней.

Позже, когда от американцев потребовали объяснений по поводу разрушения Праги, ими была озвучена версия, едва ли не издевательская: они заявили, что все шестьдесят бомбардировщиков сбились с курса, и что на самом деле они, поначалу, хотели бомбить Дрезден. Прагу же разбомбили по чистой случайности!

И хотя бомбить сам Дрезден, и прочие города Восточной Германии, уже не было необходимости, но американцы и англичане бомбили-таки, тщательно превращали в руины почти всё, что могло достаться русским, то есть послужить нам в деле восстановления собственной промышленности. Жертв этих авианалётов было очень много, причём «по ошибке» бомбили и лагеря военнопленных.


Бесспорно, самая символичная фотография Маршала, сделанная 14-го февраля – рука засыпанного человека

В Праге же, 14 февраля 1945 года было разрушено более сотни уникальных исторических зданий, десятки важных инженерных и промышленных объектов, но главное, погиб 701 человек и было ранено 1184 человека! Запомните эти цифры! Семьсот человек погибло только из-за того, что «американцы ошиблись».

В последние двадцать лет, нам все уши прожужжали о так называемой «Пражской весне», которую преподносили как некую освободительную революцию, что была подавлена советским режимом. На самом же деле, это была банальная политическая провокация, с использованием «оранжевых технологий», как сказали бы сейчас. Западные провокаторы банально применили все те наработанные схемы воздействия, которые они пользовали и в Румынии, сразу после Войны (но Сталин тогда очень грамотно потушил заразу), и в Венгрии в 1956 году, и, разумеется, позже, в наши времена. Были и такие же выступления в Восточной Германии сразу после войны, подавленные немецкими же полицейскими жёстко и беспощадно.

Но тогда мы многого не знали, и чехи о многом не догадывались, потому та провокация, в глазах многих людей, выглядела как нечто стихийное.

К счастью, Пражский мятеж 1968 года, удалось нейтрализовать, потушить, за довольно краткий срок, и потому-то мы, да и весь мир получил возможность ещё двадцать лет спокойно жить, развиваться и не знать всего того, что обрушилось в 1991 году. Если бы «Пражская весна» не была потушена сразу, то войны в Югославии, на Кавказе, все многочисленные провокации, гибель людей, поломанные судьбы, и вымирание нашего населения и промышленности начались бы раньше. Провокацию в Праге необходимо было погасить, вернув баланс сил, в Европе, на прежнее место, не позволив западу сожрать кусок той территории, которая была добыта нами в боях.

Теперь, внимание! При подавлении Пражского мятежа 1968 года, в общей сложности, было менее ста жертв.

И что самое главное: мы и не думали бомбить Прагу, это американцы чуть что бомбят - и Белград, и Багдад, и Прагу "по случайности", уж о том, чего происходило во Вьетнаме, и говорить не стану. Только два примера:
1 - подразделения АРД (армейский спецназ тех лет) были выброшены на аэродром без патронов. Захват прошел бескровно, полосы расчищены от баррикад и приняты борта с пехотой.
2 - немецкий караульный /они тоже были введены в ЧССР/ провел по улице черту мелом - "Проход запрещен!". Какой-то подросток пересекает "границу" и часовой немедленно стреляет. И попадает.

И сравните: менее ста жертв от операции 1968 года, которая решала многое, была необходима и для советских людей, да и для стабильности всего мира! И можно ли это сравнить с семью сотнями погибших от одного «случайного налёта»?

Все последние двадцать лет, да чего там, гораздо больше, нам твердили о «злых советских негодяях», творивших насилие в Праге, но ни словом не упоминали то, что было семикратно чудовищнее – циничные действия американских военных, которые происходили в тот же исторический отрезок, чуть раньше. В семь раз больше жертв, в десять раз больше раненых, причём никакой официальной цели, только тайное вредительство.


Вид с Палмовки на горящие Высочаны.

Но пропаганда представила всё так, будто американцы - хорошие, а русские - плохие, всё равно плохие, хотя благодаря русским Чехословакия-то и была воссоздана. Та самая Чехословакия, которую англичане, французы, немцы, поляки и венгры "правильно" поделили в результате Мюнхенского сговора 1938 года.

После первого налета Маршал сделал 162 снимка, после второго – 74. Почти все фотографии были подписаны, что позволило точно определить, какие места изображены на снимках. Угол Соколовской и Валдецкой улиц.


Похороны 18 февраля.
Прага 1945-го: после бомбежек авиации США


Фотограф Станислав Маршалл в районе Эммаузского монастыря, 14-е февраля 1945; на повязке на руке надпись: «Der deutsche Staatsminister für Böhmen und Mähren – Bildberichter» (Немецкий государственный министр по Чехии и Моравии – журналист).
promity вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо promity за это сообщение:
Волонин А.А. (04.09.2015)
Старый 09.09.2015, 08:42   #30
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,385 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Польский плен: как уничтожили десятки тысяч русских

Кандидат политических наук, историк, политолог, публицист Николай Малишевский. Коллаж: ИА REGNUMКандидат политических наук, историк, политолог, публицист Николай Малишевский.
Проблема массовой гибели красноармейцев, попавших в плен в ходе польско-советской войны 1919-1920 гг., долгое время не исследовалась. После 1945 года она и вовсе замалчивалась по политически мотивированным соображениям - Польская народная республика была союзником СССР.

Смена государственного строя в Польше в 1989 году и перестройка в СССР создали условия, когда историки наконец-то смогли обратиться к проблеме гибели пленных красноармейцев в Польше в 1919-1920 годах. 3 ноября 1990 года первый и последний президент СССР М.Горбачев отдал распоряжение, в которым поручалось Академии наук СССР, Прокуратуре СССР, Министерству обороны СССР, Комитету государственной безопасности СССР "совместно с другими ведомствами и организациями провести до 1 апреля 1991 года исследовательскую работу по выявлению архивных материалов, касающихся событий и фактов из истории советско-польских двусторонних отношений, в результате которых был причинен ущерб Советской Стороне".



Согласно информации заслуженного юриста Российской Федерации, председателя Комитета по безопасности Государственной Думы РФ В.И.Илюхина (в то время - начальника управления по надзору за исполнением законов о государственной безопасности Генеральной прокуратуры СССР, члена коллегии генпрокуратуры и старшего помощника генерального прокурора СССР), эта работа велась под руководством заведующего Международным отделом ЦК КПСС В.М.Фалина. Соответствующие материалы хранились в здании ЦК КПСС на Старой площади. Однако после августовских событий 1991 года все они якобы "исчезли", и дальнейшая работа в этом направлении была прекращена. По свидетельству доктора исторических наук А.Н.Колесника, Фалин восстанавливал поименные списки погибших в польских концлагерях красноармейцев еще с 1988 года, но, по словам самого В.М.Фалина, после того, как в августе 1991 года в его кабинет ворвались "бунтовщики", собранные им списки, все тома, пропали. А тот сотрудник, который работал по их составлению, был убит.



Тем не менее, проблема гибели военнопленных уже привлекла к себе внимание историков, политиков, журналистов и государственных деятелей Российской Федерации и других республик бывшего Советского Союза. То обстоятельство, что это случилось в момент снятия покрова секретности с трагедии Катыни, Медного, Старобельска и других мест расстрела поляков, "придало этому естественному шагу отечественных исследователей видимость контрпропагандистской акции, или, как ее стали называть, "анти-Катыни".

Скрытый текст:








Появившиеся в печати факты и материалы, стали, по мнению ряда исследователей и ученых, свидетельством того, что польские военные власти, нарушив международные правовые акты, регламентирующие условия содержания военнопленных, причинили российской стороне огромный моральный и материальный ущерб, который еще предстоит оценить. В связи с этим Генеральная прокуратура Российской Федерации обратилась в 1998 году в соответствующие госорганы Республики Польша с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту гибели 83.500 пленных красноармейцев в 1919-1921 гг.

В ответ на это обращение генеральный прокурор Польши и министр юстиции Ханна Сухоцкая в категорической форме заявила, что "...следствия по делу о, якобы, истреблении пленных большевиков в войне 1919-1920 гг., которого требует от Польши Генеральный прокурор России, не будет". Отказ Х. Сухоцкая обосновала тем, что польскими историками "достоверно установлена" смерть 16-18 тыс. военнопленных по причине "общих послевоенных условий", о существовании в Польше "лагерей смерти" и "истреблении" не может быть и речи, поскольку "никаких специальных действий, направленных на истребление пленных, не проводилось". Для того, чтобы "окончательно закрыть" вопрос о гибели красноармейцев генпрокуратура Польши предложила создать совместную польско-российскую группу ученых для "...обследования архивов, изучения всех документов по этому делу и подготовки соответствующей публикации".

Таким образом, польская сторона квалифицировала просьбу российской стороны как неправомерную и отказалась ее принять, хотя сам факт массовой гибели советских военнопленных в польских лагерях генеральной прокуратурой Польши был признан. В ноябре 2000 года, накануне визита в Варшаву российского министра иностранных дел И.С.Иванова польские СМИ в числе предполагаемых тем польско-российских переговоров назвали и проблему гибели военнопленных красноармейцев, актуализированной благодаря публикациям кемеровского губернатора А.Тулеева в "Независимой газете".

В том же году была создана российская комиссия по расследованию судьбы красноармейцев, взятых в польский плен в 1920 году, с участием представителей Министерства обороны, МИД, ФСБ и архивной службы Российской Федерации. В 2004 году на основе двустороннего соглашения от 4 декабря 2000 года была предпринята первая совместная попытка историков двух стран найти истину на основе детального изучения архивов - прежде всего, польских, так как события происходили преимущественно на польской территории.

Результатом совместной работы стало издание объемного польско-российского сборника документов и материалов "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг.", позволяющих уяснить обстоятельства гибели красноармейцев. Рецензию на сборник подготовил астроном Алексей Памятных - кавалер польского Креста Заслуги (награжден 4.04.2011 года президентом Польши Б.Коморовским "за особые заслуги по распространению правды о Катыни").

В настоящее время польские историки пытаются представить сборник документов и материалов "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг." в качестве своеобразной "индульгенции" для Польши в вопросе о гибели десятков тысяч советских военнопленных в польских концентрационных лагерях. Утверждается, что "достигнутое согласие исследователей в отношении количества умерших в польском плену красноармейцев... закрывает возможность политических спекуляций на теме, проблема переходит в разряд чисто исторических...".

Однако это не соответствует истине. Говорить о том, что согласие российских и польских составителей сборника "в отношении количества красноармейцев, умерших в польских лагерях от эпидемий, голода и тяжелых условий содержания" достигнуто, несколько преждевременно.

Во-первых, по ряду аспектов мнения исследователей двух стран серьезно разошлись, вследствие чего результаты были изданы общим сборником, но с разными предисловиями в Польше и России. 13 февраля 2006 года, после телефонного разговора координатора международного проекта "Правда о Катыни" историка С.Э.Стрыгина с одним из составителей сборника, российским историком Н.Е.Елисеевой, выяснилось, что "в ходе работы над сборником в польских архивах было выявлено существенно больше официальных документов о внесудебных расстрелах польскими военнослужащими военнопленных советских красноармейцев. Однако непосредственно в сам сборник были включены лишь три из них. С остальных выявленных документов о расстрелах были сняты копии, которые в настоящее время хранятся в Российском государственном военном архиве. В ходе подготовки издания возникли очень серьезные противоречия в позиции польской и российской стороны. (По образному выражению Н.Е.Елисеевой "...дело доходило до рукопашной"). В конечном итоге эти разногласия устранить не удалось и пришлось делать два принципиально разных предисловия к сборнику - от российской и от польской стороны, что для подобных совместных изданий является уникальным фактом".

Во-вторых, между польскими участниками группы составителей сборника и российским историком Г.Ф.Матвеевым сохранились большие расхождения по вопросу о количестве пленных красноармейцев. Согласно расчётам Матвеева, неясной осталась судьба не менее чем 9-11 тысяч пленных, которые не умерли в лагерях, но и не вернулись в Россию. В целом Матвеев фактически указал на неопределенность судьбы около 50 тысяч человек из-за: занижения польскими историками числа пленных красноармейцев, а вместе с тем и числа погибших пленных; расхождения данных из польских и российских документов; случаев расстрела польскими военными пленных красноармейцев на месте, без отправления их в лагеря для военнопленных; неполноты польского учета гибели военнопленных; сомнительности данных из польских документов времен войны.

В-третьих, второй том документов и материалов по проблеме гибели узников польских концлагерей, который должен был выйти вскоре после первого, не издан до сих пор. А "тот, который был опубликован, лежит забытый в Главной дирекции государственных архивов и Федеральном архивном агентстве России. И никто не торопится доставать эти документы с полки".

В-четвертых, по мнению некоторых российских исследователей, "несмотря на то, что сборник "Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг." составлялся при доминирующем мнении польских историков, большинство его документов и материалов свидетельствуют о таком целенаправленном диком варварстве и бесчеловечном отношении к советским военнопленным, что о переходе этой проблемы в "разряд чисто исторических" не может быть и речи! Более того, размещенные в сборнике документы неопровержимо свидетельствуют о том, что в отношении военнопленных советских красноармейцев, прежде всего, этнических русских и евреев, польские власти проводили политику истребления голодом и холодом, розгой и пулей", т.е. "свидетельствуют о таком целенаправленном диком варварстве и бесчеловечном отношении к советским военнопленным, что подобное следует квалифицировать, как военные преступления, убийства и жестокое обращение с военнопленными с элементами геноцида".

В-пятых, несмотря на проведенное советско-польское исследование и имеющиеся по проблематике публикации, состояние документальной базы по этому вопросу по-прежнему таково, что какие-либо точные данные о количестве погибших красноармейцев просто отсутствуют. (Не хочется верить, что польская сторона их тоже "потеряла", как это было сделано с документами о катынских событиях, полученными якобы из российских архивов в 1992 году, после того, как появились публикации о том, что данные материалы - изготовленные в годы "перестройки" фальшивки).

Тезисно ситуация с гибелью красноармейцев выглядит следующим образом. В результате начатой Польшей в 1919 году против Советской России войны, польской армией было захвачено свыше 150 тыс. красноармейцев. Всего, в совокупности с политическими заключенными и интернированными гражданскими лицами, в польском плену и концлагерях оказалось более 200 тысяч красноармейцев, гражданских лиц, белогвардейцев, бойцов антибольшевистских и националистических (украинских и белорусских) формирований.

В польском плену в 1919-1922 гг. красноармейцы уничтожались следующими основными способами: 1) Массовыми убийствами и расстрелами. В основном до заключения в концлагеря их: а) уничтожали во внесудебном порядке, оставляя ранеными на поле боя без оказания медицинской помощи и создавая гибельные условия транспортировки в места заключения; б) казнили по приговорам различных судов и трибуналов; в) расстреливали при подавлении неподчинения.

2) Созданием невыносимых условий. В основном в самих концлагерях с помощью: а) издевательств и избиений, б) голода и истощения, в) холода и болезней.

Вторая Речь Посполитая создала огромный "архипелаг" из десятков концентрационных лагерей, станций, тюрем и крепостных казематов. Он раскинулся на территории Польши, Белоруссии, Украины и Литвы, и включал в себя не только десятки концентрационных лагерей, в том числе открыто именовавшиеся в тогдашней европейской прессе "лагерями смерти", и т.н. лагеря интернированных, в качестве которых польские власти использовали в основном концлагеря, построенные немцами и австрийцами в период первой мировой войны, такие как Стшалково, Шиптюрно, Ланьцут, Тухоль, но и тюрьмы, сортировочные концентрационные станции, пункты сосредоточения и различные военные объекты вроде Модлина и Брестской крепости, где было сразу четыре концлагеря.

Острова и островки архипелага располагались, в том числе, в польских белорусских, украинских и литовских городах и весях и назывались: Пикулице, Коростень, Житомир, Александров, Луков, Остров-Ломжинский, Ромбертов, Здунская Воля, Торунь, Дорогуск, Плоцк, Радом, Пшемысл, Львов, Фридриховка, Звягель, Домбе, Демблин, Петроков, Вадовицы, Белосток, Барановичи, Молодечино, Вильно, Пинск, Ружаны, Бобруйск, Гродно, Лунинец, Волковысск, Минск, Пулавы, Повонзки, Ровно, Стрый, Ковель... Сюда же следует отнести т.н. рабочие команды, работавшие в округе и у окрестных помещиков, формировавшиеся из узников, смертность среди которых временами превышала 75%. Наиболее смертоносными для узников были концлагеря, расположенные на территории Польши - Стшалково и Тухоль.

В начале 1920-х годов польские власти пытались отвлечь внимание мировой общественности от массовой гибели советских военнопленных из-за бесчеловечного обращения, переключив внимание на содержание польских военнопленных в советском плену. Однако сравнение оказалось очень выгодным для советской стороны. Несмотря на намного более тяжелые условия - гражданскую войну, иностранную интервенцию, разруху, голод, массовые эпидемии, отсутствие средств, - польские военнопленные в России находились в гораздо более комфортных для выживания условиях. К тому же их содержание курировали родственники высокопоставленных большевиков-поляков вроде Ф.Дзержинского.

Сегодня польская сторона признает факт массовой гибели заключенных польских концентрационных лагерей. Однако стремится преуменьшить цифру, отражающую реальное количество погибших в плену. Это осуществляется, в том числе, и с помощью смысловой подмены.

Во-первых, численность взятых в плен красноармейцев существенно занижается, с целью уменьшения итогового количества погибших. Во-вторых, при подсчете погибших пленных речь идет только об умерших во время заключения. Таким образом не учитывается около 40% военнопленных, погибших до заключения в концлагеря - непосредственно на поле боя либо во время транспортировки в концлагеря (и из них - обратно на родину). В-третьих, речь идет только о гибели красноармейцев, благодаря чему за пределами внимания оказываются умершие в неволе белогвардейцы, бойцы антибольшевистских и националистических формирований и члены их семей, а также политические заключенные и интернированные гражданские лица (сторонники советской власти и беженцы с востока).

В целом польский плен и интернирование унесли жизни более чем 50 тыс. жизней русских, украинских и белорусских узников: около 10-12 тыс. красноармейцев погибли до заключения в концлагеря, порядка 40-44 тыс. в местах заключения (примерно 30-32 тыс. красноармейцев плюс 10-12 тыс. гражданских лиц и бойцов антибольшевистских и националистических формирований).

Гибель десятков тысяч русских узников и гибель поляков в Катыни - это две разные проблемы, не связанные между собой (за исключением того, что речь в обоих случаях идет о гибели людей). Массовая гибель советских военнопленных не является табу в современной Польше. Ее просто пытаются подать так, чтобы не дискредитировать польскую сторону.

В России, Белоруссии и на Украине тема Катыни массово распропагандирована еще с позднесоветских времен, а о гибели десятков тысяч соотечественников в польских концлагерях почти ничего не известно. Сегодня основная, общая проблема исследований Катыни и "анти-Катыни" заключается в том, что русские историки ищут истину, а польские - выгоду для своей страны.

Поскольку замалчивание проблем явно не способствует их решению, хотелось бы призвать не только ученых-историков и русскоязычных астрономов, награжденных польскими крестами "за Катынь", но и правоведов Польши и России провести совместное полное и объективное расследование по вопросу о судьбе "исчезнувших" в польском плену десятков тысяч красноармейцев. Бесспорно, польская сторона имеет полное право на расследование всех обстоятельств гибели своих сограждан в Катыни. Но и ее восточные соседи имеют точно такое же право на расследование обстоятельств гибели красноармейцев в польском плену. И на составление, точнее, восстановление уже имевшихся к началу 1990-х гг. списков погибших в польских концлагерях соотечественников. Запустить данный процесс можно возобновив работу совместной комиссии ученых, которая формально никем не распускалась. Причем включив в нее, помимо российских и польских историков и правоведов, представителей белорусской и украинской сторон. Также заслуживают пристального внимания предложения российских блоггеров о введении официальной даты поминовения бойцов Красной армии, погибших в польском плену в 1919-1922 годах и кемеровского губернатора Амана Тулеева - о создании российского Института национальной памяти, который займется расследованиями преступлений, совершенных, в том числе и на чужбине, против советских и российских граждан.
promity вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 14:39.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100