Старый 16.02.2019, 18:23   #1371
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,065 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Все приличные немцы хотят переехать в Россию
Аналитика 16.02.2019



Хроники Мордора. В центре столицы пьяный мент на служебной машине насмерть убил юную водительницу. Прибывшие на место ДТП полицейские не стали брать анализ у коллеги и увезли его в больницу. Этому происшествию несколько месяцев, но только когда родители убитой поняли, что дело спускают на тормозах, и начали поднимать шум, этот факт стал достоянием общественности.

До этого звенела информационная тишь да гладь.

В этот же день стало известно, что министр столичного правительства поймана на плагиате в своей диссертации – на 25 процентов. Никто этому не удивился, потому что перед этим выяснилось, что диссертация министра обороны украдена из чужих работ на 40 процентов. Кстати, о Министерстве обороны: чуть ранее выяснилось, что первоначальная смета в 5 390 000 000 рублей на ремонт исторического парусника, который принадлежит министерству, вдруг достигла 10 700 000 000, но ремонт так и не закончен.

На прошлой неделе в столичной школе 12-летняя школьница покончила с собой. Директор школы заявила, что в школе все в порядке, а заведующая ГорОНО – что в школах города делается все, чтобы такого уродливого явления, как травля детей, не существовало, и посоветовала родителям посмотреть на обстановку в их семьях.

Спустя неделю после задержания на свободу вышел глава преступного клана, на счету которого многолетняя история убийств, грабежей и торговли наркотиками и женщинами. Мэрия рассматривает возможность изъятия жилья у собственников для нужд государства. А пока мэрия «рассматривает» вопрос, у группы частных собственников на средства городского бюджета выкуплено 1800 квартир в процессе непрозрачной сделки.

Наверное, хватит – вы же такое читаете, наверное, каждый день.

А теперь переведем рубли обратно в евро, упомянем, что министр обороны – женщина, а исторический парусник вовсе не «Крузенштерн» (хотя он тоже – немецкий), а Gorch Fock. И тогда вы вдруг начнете понимать, что вообще-то речь идет о Германии.

Да-да, о той самой Германии, где, согласно старательно насаждаемому отчего-то русскими СМИ мифу, «ничего подобного даже произойти не может».

Мы же слышим каждый день, что в Мордоре, которым отчего-то кличут Москву сами москвичи, причем, как правило, прекрасно устроившиеся в жизни на государственно-нефтяные деньги, происходит «и то, и это» и даже хуже «того и этого» и скоро всему конец в дыму и пламени.
Проблема, правда, в том, что я вижу эти тексты последние лет двадцать, а «эта страна» все никак не хочет сдохнуть. Кстати, про пожелание «сдохнуть» собственной стране – это тоже универсальный лозунг Gutmenschen (немецкий аналог «людей с хорошими лицами»). На демонстрациях партии Linke (левые) тоже видны транспаранты с лозунгами «Никогда больше Германия» или даже «Сдохни, Германия», и людям прививают мысль, что с государственным флагом на улицу может выйти только фашист и нацист.

Ой, как все знакомо. Кроме, пожалуй, одного – даже чокнутым левакам из газеты TAZ не придет в голову рассказывать о том, как дома все ужасно, но зато в России такого не может произойти никогда, и поэтому каждый приличный немецкий человек должен подумать о переезде в Москву. Вот это постоянное «ну ведь «Там» никогда не может такого случиться», если честно, начало утомлять. Потому что это чистая пропаганда. Причем целевая аудитория пропаганды – люди, которые даже в условиях всеобщего интернета не имеют ни желания, ни образования, чтобы знать правду. И собственно, когда комментаторы, которые чувствуют, что их маленький мирок рушится, начинают вопрошать «за что вы не любите… (ну, например, Германию)?» Если подумать, то вообще-то непонятно, за что можно любить или не любить целую страну?

Из-за работы мне пришлось жить в нескольких странах, и когда ты не турист, то ты быстро понимаешь, что Германия Меркель – это совсем не то, что Германия Ульрики Майнхоф, а Португалия Паолы Регу – это совсем не Португалия Сократеша, ну а Париж Макрона – это совсем не Париж «желтых жилетов». И какую-то из этих половинок точно можно смело презирать. А какую-то – любить и восхищаться.

А еще есть Россия – точно с такими же противоречиями и, как говорят люди, учившиеся на халяву за государственный счет, «дихотомиями».

Но мне гораздо интересней, как устроена пропаганда против моей собственной страны – независимо, откуда она исходит. И особенно – когда она исходит изнутри. Поэтому вот эти формулировки «Ну вы же понимаете, что такого (далее следует некий российский кейс) никогда бы не произошло в демократической стране». Почему? И тут подразумевается «Да потому что вы – русское темное быдло, вот почему». Хотя ответ стал проскакивать в этой форме все реже – опасаются за целостность лица. Теперь он более замаскирован. И, как правило, замаскирован оппозиционными слоганами.

Мне просто очень интересно, чтобы люди понимали, что их прямо обманывают, рассказывают сказки на ночь, чтобы вызвать ненависть к собственной стране. И делает это всё так называемый образованный класс, который, кстати, на поверку оказывается довольно дурно образованным, но очень изворотливым. Анамнез у них такой. Доминанта личности в нескольких поколениях. Когда стало возможным недурно жить за счет пропаганды ненависти к собственной стране – тут-то и нашлись желающие. Раньше им для этого приходилось бежать в Мюнхен и Вашингтон. Теперь достаточно немного отъехать от мавзолея.

И да – такого точно бы никогда не могло произойти в Германии. И даже моя любимая радиостанция «Эхо Москвы» (слушать-то больше нечего – это правда) не простояла бы в эфире Берлина и нескольких часов, вздумай она говорить о политическом классе Германии то же самое, что она говорит тут про российский. Будь это хоть сто раз правда. А вы говорите, «Мордор»…

Игорь Мальцев
ВЗГЛЯД
promity вне форума   Ответить с цитированием
Эти 3 пользователя(ей) сказали Спасибо promity за это сообщение:
Промузг (16.02.2019), sergign60 (19.02.2019), Sirin (17.02.2019)
Старый 19.02.2019, 14:19   #1372
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,065 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Меня тут в одном интересном месте (я вас умоляю!) упрекнули, что Пётр Авен таки никакой не еврей, а простой латышский парень! Мне стало дико обидно за Петра Авена, что и побудило меня найти вот этот материал, полностью "реабилитирующий" нашего героя.


ПЕТР АВЕН: МОИ ВЗГЛЯДЫ НЕ МЕНЯЛИСЬ С 16 ЛЕТ
05.02.12 16:47

Президент «Альфа-групп» Петр Авен, увеличивший свое состояние в прошлом году с $2 до $3,6 млрд., занимает 25 строчку в рейтинге богатейших бизнесменов России и 249 место в списке миллиардеров журнала Forbes. Но речь на этот раз пойдет не о бизнесе...

Цитата:
– Вы учились в физико-математической школе № 2. У вас хорошие воспоминания о ней?
– Школьные воспоминания у меня не просто хорошие, школа для меня – главное событие в жизни. Все жизненные ценности я воспринял там. Я окончил школу в 1972 году, и в том же году она де-факто прекратила существование.
Ее разогнали после того, как ежегодно часть учеников стала уезжать за границу вместе со своими семьями. В 1971 году сняли директора школы Владимира Федоровича Овчинникова, а в 1972 году закрыли ее окончательно, фактически выгнали всех учителей.
Наши лучшие учителя уехали: математик Израиль Хаимович Сивашинский – в Израиль, уехал и Герман Наумович Фейн, словесник, мой учитель литературы Феликс Александрович Раскольников уехал в Америку…

– Можно сказать, что это была еврейская школа? (попробовал бы кто нибудь из неевреев утверждать что то подобное - впрочем - сам Пётр и описывает всё это дальше - прим. моё)
– По составу учителей и учеников – да, во многом это была еврейская школа. Евреев там было существенно больше, чем везде, – среди учеников процентов двадцать. Я думаю, процентов тридцать евреев было и среди учителей. На стенах окрестные хулиганы писали: «еврейская школа» (так он сам это подтверждает!), рисовали шестиконечные звезды, из соседнего ПТУ приезжали бить наших учеников…
У нас были курсы, которые читали университетские профессора – родители наших учеников, среди них – серьезные физики и математики. Когда я пришел, в школе преподавал Израиль Моисеевич Гельфанд, крупнейшая фигура в математическом образовании, преподавал Евгений Борисович Дынкин. Курс специальной теории относительности читал Анатолий Моисеевич Бродский, потом уехавший, сын которого учился со мной в классе. Еще читал у нас физфаковский профессор Сталий Андреевич Лосев, а из гуманитариев – Виктор Исаакович Камянов, известный литературный критик.

– Школа сформировала ваш выбор профессии, и вы поступили на экономический
факультет МГУ. Чем пришлось заниматься там?
– В аспирантуре я занимался проблемами обработки больших массивов экономической информации. Такая математика называется функциональным шкалированием. Суть в том, чтобы, исходя из огромной матрицы данных, построить некоторое количество индикаторов, которые описывают характеристики изучаемого сложного объекта. Я писал диссертацию по этой проблематике в Институте проблем управления АН СССР у Ильи Борисовича Мучника, крупного математика, который сейчас живет в США. В этом институте, кстати, работал мой отец, он руководил Лабораторией автоматизированных систем управления.

– Каковы ваши еврейские корни?
– Моя мама еврейка, папа – не еврей. Реально меня воспитывали два человека:
отец – наполовину латыш, наполовину русский – и бабушка, которая была стопроцентной еврейкой по своей внутренней структуре…

– Ваша бабушка знала идиш?
– До 15 лет она почти не говорила по-русски… Бабушка была из местечка в черте оседлости – Кадино, сейчас это Смоленская область. А дед у меня был из Березино, потом они переехали в Лодзь и после погромов 1905 года – в Москву. Бабушка до 15 лет не говорившая по-русски, благодаря стандартной советской биографии для девушки из бедной еврейской семьи – рабфак, институт – не только хорошо выучила русский язык, но и стала инженером-химиком. В 1937 году ее арестовали, и 20 лет она провела в лагерях и ссылках – за деда, которого расстреляли. Но при этом бабушка была твердокаменной коммунисткой и таковой оставалась до последнего дня. Она совсем не приветствовала еврейскую тему, была против отъездов в Израиль. Но по своей структуре, по системе воспитания, по отношению к жизни она была абсолютной еврейкой. При этом семья была, мягко говоря, не религиозной. Более того, у меня по русской линии в роду имеются православные священники, тетка моей русской бабушки ходила на заутреню до самой смерти… Моя же мама, которой сейчас почти 85 лет, была в синагоге два раза в жизни.

– А сами вы принципиально секулярный человек?
– Я абсолютный агностик. Хотя у меня очень много верующих друзей и добрые отношения с Пинхасом Гольдшмидтом, раввином Большой хоральной синагоги Москвы. Но я сам от религиозности весьма далек. Более того, ратую за возможность нерелигиозной национальной идентичности. Так, мы с партнерами создали фонд «Genesis» для поддержки нерелигиозной еврейской идентичности. В течение столетий национальная идентичность была связана с религиозной, но сейчас это уже не вполне так.
Пример моей семьи как раз об этом и свидетельствует. Бабушка, после того как ей исполнилось 15 лет, больше никогда в жизни не была в синагоге, но от этого не перестала быть еврейкой.
Мои собственные дети учатся в католической школе в Англии. У них там нет религиозного образования в нашем понимании, там это называется religious studies: им, скорее, трактуют Библию в историческом контексте. И с этой точки зрения я ничего против не имею. Более того, полагаю, что, не читав Торы, трудно жить.

– Как вы считаете, может ли публичный деятель в России позиционировать себя
как еврей?
– Может. Более того, сейчас в Украине мы видим, что это не мешает людям становиться губернаторами. Вообще, большая легенда, что это могло бы сильно помешать кому бы то ни было. В случае с Арсением Яценюком ему помешало только то, что он стал от еврейства упорно отказываться. Я не считаю, что если сейчас человек заявляет о себе, что он еврей, то это лишает его политических перспектив. На Западе антисемитизма не меньше, чем в России, тем не менее еврей там спокойно может сделать политическую карьеру. И разве все эти разговоры о том, что у Кириенко папа еврей, помешали Кириенко? Нет.

– Вы резко отрицательно относитесь к коммунистической идее. Но если говорить о
гипотетической ситуации царства Б-жьего на земле, об идее справедливо
устроенного общества, как вы его себе представляете?

– Я считаю, что идея справедливо устроенного общества – это идея временная.
Каждый технологический уклад имеет свою форму оптимального общественно-государственного устройства. Так как я агностик, мне кажется, что одна из полезных идей агностического сознания – это умение думать о том, о чем можно думать, и не думать о том, о чем думать бессмысленно. На сегодня я считаю, что западный, англо-саксонский капитализм, – это оптимальное устройство общества сейчас. Что произойдет, когда наступит конец света и придет всеобщее изобилие, как тогда будет устроена жизнь, я не знаю.

– Как известно, либералы в молодости к сорока годам становятся чуткими
консерваторами. Какую эволюцию претерпели ваши взгляды?
– Мои взгляды не менялись с 16 лет. Я никогда не был левым, всегда крайне отрицательно относился к ним, ужасно плохо – к Троцкому и Че Геваре, всю жизнь ненавидел чегеваристов, троцкистов, новых левых – и никак не изменил с тех пор свою точку зрения.

– Как часто вы бываете в Израиле? Испытываете ли вы на себе поляризацию
тамошней политической жизни?
– В Израиле бываю часто, в ближайшее время планирую отправиться туда вместе с женой и детьми… А в ситуации с палестино-израильским конфликтом я, конечно, ближе к правым, чем к левым. Правые более реалистично смотрят на ситуацию в стране, чем левые. Правые всегда более реалистичны.

– Известно, что вы собираете систематическую коллекцию живописи. У вас
теперь уже есть Фальк, о котором вы мечтали в юности?
– У меня есть две фундаментальные вещи Фалька. История одной из них следующая. Я учился в классе с Вовой Лидским, сыном Виктора Борисовича Лидского, известнейшего профессора Физтеха. А мама Вовы и первая жена Виктора Борисовича – дочь Нейгауза. У них в доме были картины и книги, в том числе с автографами Пастернака… Лет пять назад мне позвонила мама Володи Лидского, Милица Генриховна Нейгауз, и сказала: «Я хотела сдать в музей картину. Но мне объяснили, что она стоит много денег. А ты можешь ее купить. Приезжай и посмотри». Я поехал. Там висел 1911 года Фальк, замечательный, подаренный автором Нейгаузам. Он висел в этой квартире на одном и том же гвозде, начиная с 1930 года.

– А какие еще у вас интересы в коллекционировании?
– Помимо Серебряного века я начал собирать советскую живопись. У меня есть Дейнека, Самохвалов… А еще у меня есть серьезная коллекция советского агитационного фарфора – 1920–1930-е годы. В живописи у меня очень широкий спектр интересов – от «мирискусников» до авангардистов: «Голубая роза», «Бубновый валет» и так далее.

– Вы лично занимаетесь своей коллекцией или поручаете это специалистам?
– Один из советов моей еврейской бабушки: «Никогда никому не доверяй». Поэтому я всем занимаюсь сам, глубоко изучаю вопрос, если необходимо принимать решение, иногда только советуюсь по ценам. Но что покупать и что не покупать, я решал всегда сам.

– Что еще, помимо вашей коллекции, составляет предмет вашего глубокого
личностного интереса?
– Дети. Помимо заботы об их образовании, я уделяю им много времени, беседую с ними о фундаментальных вопросах мироустройства. И мне хотелось бы, чтобы основной набор ценностей, включая глубокий антикоммунизм, они от меня переняли.

– Вы много читаете?
– Для людей, которые занимаются бизнесом, видимо, много. Читаю все, что угодно, и список премии «Большая книга» прочитываю весь. Притом я не могу бросить книгу, которую начал читать. В своей жизни я не дочитал только «Улисса».
Мне было тогда лет восемнадцать, и с тех пор я не стал больше пробовать… Так что это был единственный раз в жизни, когда я сдался – на Джойсе.

– А ваши вкусы как-то совпадали с результатами голосования по «Большой книге»?
– Корреляция, безусловно, есть, но не стопроцентная. Я считаю, что лучшая книга последнего пятилетия из мною прочитанных – это «Все поправимо» Александра Кабакова.
Однако она не получила первую премию. В минувшем году первую премию я бы дал «Каменному мосту». Хотя автор ее – левый совсем, но книга талантливая. За последние несколько лет единственная великая книга, которую я прочел, – это роман Петера Эстерхази «Небесная гармония». Думаю, Эстерхази скоро получит Нобелевскую премию. Это действительно большая литература, когда наслаждаешься не только смыслом, но и самим текстом.

Беседовал Александр Иличевский, «Лехаим»
promity вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо promity за это сообщение:
ЛРС (19.02.2019), Промузг (19.02.2019)
Ответ
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 11:09.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100