Ошибка рекламы «Здравмаг»!
Старый 22.06.2019, 13:51   #9811
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Переписка "Гюрзы" и JIT по поводу "Боинга"

Переписка "Гюрзы" и JIT по поводу "Боинга"
Скрытый текст:


Олег Пулатов (ака "Гюрза", бывший командир разведроты ГРУ ДНР) выложил скрины своей переписки с "голландской следственной группой" или теми, кто себя за нее выдает.
Некоторое время назада в Голландии Пулатов объявили "причастным к гибели Боинга" в 2014 году и объявили в розыск.





https://zen.yandex.ru/media/chervone...a9fd00ae599eee - цинк
https://glav.su/blog/34007/1392028/ - первоисточник



В 2014 писал про "Боинг" на "Антиквариате".
Кстати, тоже упоминал свидетельства о наличии воздушных целей в районе гибели "Боинга". Версии с "Буками" их до сих пор никак не объясняют.



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2019, 16:11   #9812
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Оборона Брестской крепости в документах

Оборона Брестской крепости в документах
Скрытый текст:


Министерство Обороны к очередной годовщине начала Великой Отечественной Войны выложило пачку документов посвященных началу войны и обороне Брестской Крепости. Как обычно в этом проекте, есть немало очень интересных документальных свидетельств.

В политдонесении 42-й стрелковой дивизии от 22 июня 1941 года сообщалось о том, что противник начал артобстрел в 4 часа утра и вскоре огонь был перенесен на крепость. Из крепости поступали сведения о потерях убитыми и ранеными.





Боевое донесение 45-й пехотной дивизии вермахта о занятии Брест-Литовска.



О награждении майора Гаврилова.









О подвиге майора Гаврилова.





О подвиге комиссара Фомина.





О подвиге Самвела Матевосяна.





Подвиг капитана Зубачева.





Подвиг капитана Шабловского.



Все документы с дополнительным описанием можно посмотреть вот здесь http://brest.mil.ru/



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2019, 17:44   #9813
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию За 10 минут до начала войны

За 10 минут до начала войны
Скрытый текст:


NYT утверждает, что вот это человек отговорил Трампа от нападения на Иран за 10 минут до удара.
Утверждается, что Трамп любит смотреть передачи Такера Карлсона и интересовался его мнением по поводу того, как поступить с Ираном, наряду с мнениями советников и генералов. Такер Карлсон донес до Трампа, что начав войну с Ираном, он нарушит свое же обещание не вести войны "в духе вашингтонского истеблишмента" (доказав. что он такой же как они) и поставит крест на своих шансах выиграть выборы в 2020-м году.
Позиция Карлсона на днях публично уже озвучивалась - по его мнению война с Ираном была бы повторением Иракской катастрофы (которую сам Такер Карлсон в свое время публично поддерживал) и от нее надо всеми силами уклоняться.

После терактов 11 сентября Соединённые Штаты потратили триллионы долларов и тысячи американских жизней, пытаясь переделать Ближний Восток по нашему образу и подобию. Грустно произносить это вслух, но придётся: это не сработало. Многие из нас думали, что сработает, но не сработало. Во всех отношениях наши войны на чужой земле окончились полным провалом США. Какими бы благородными ни были намерения. А в некоторых случаях намерения действительно были благородными.

Дональд Трамп был одним из редких политиков-республиканцев, у которых хватило честности это признать. Три года назад он заявлял об этом во всеуслышание и обещал — в случае своего избрания на пост президента — не повторять этих ошибок. Отчасти поэтому его и избрали.
А теперь происходит что-то удивительное. Те же люди, в некоторых случаях буквально те же самые, которые 16 лет назад заманили нас в иракскую трясину, требуют новой войны! На этот раз против Ирана. Похоже, что президент, к его большой чести, смотрит на это скептично, очень скептично.
Недавно Иран сбил американский беспилотник. Сегодня президент как будто бы намекнул, что это необязательно должно повлечь за собой конфликт с Ираном. Посмотрите!

ДОНАЛЬД ТРАМП, президент США: Иран совершил большую ошибку. Этот беспилотник был над международными водами, это ясно, у нас всё задокументировано. Могу предположить, что какой-то генерал или кто-то ещё совершил ошибку, сбив этот беспилотник. К счастью, этот беспилотник был не вооружён, в нём не было людей, не было… Он находился над международными водами, явно над международными водами. Но в беспилотнике не было наших мужчин или женщин, никого. В противном случае было бы совсем иначе, скажу я вам! Совсем, совсем иначе! Сказать по правде, мне трудно поверить, что это было сделано намеренно. Думаю, тот, кто это сделал, был просто небрежным и глупым.

Это далеко не так воинственно, как хотел бы несменяемый внешнеполитический истеблишмент в Вашингтоне. Многие из этих людей страстно желают войны с Ираном и каждую провокацию рассматривают как возможность начать эту войну. Сенатор Линдси Грэм, например, говорит, что американцы должны быть готовы сражаться и умирать за морские пути на другом конце мира. Взгляните!

ЛИНДСИ ГРЭМ, сенатор США: Вот на что нужно обратить внимание, Лора. Если иранцы выполнят свою угрозу и начнут снова обогащать уран до более высокого уровня, чтобы их программа обогащения урана стала пригодна для производства ядерного оружия, Израилю будет очень плохо. И лучшее, что может сделать президент, это положить этому конец. А как положить этому конец? Заставить Иран понять, что вы этого не позволите. Думаю, он должен включить их нефтеперерабатывающие предприятия в список мишеней и рассмотреть вариант потопления иранского военного флота, если они снова атакуют морской транспорт.

Ага. Итак, в Вашингтоне можно ошибаться без всяких последствий для себя. Поэтому люди, определяющие политический курс, и совершают одни и те же ошибки снова и снова. И, уж конечно, это касается не только Линдси Грэма.
В The New York Times левак — разжигатель войны Брет Стивенс тоже призывает Америку потопить иранский военный флот. За это выступают многие левые. Из Белого дома ему аплодирует Джон Болтон, Билл Кристол одобрительно кивает снаружи. Никто из этих людей не признает своих настоящих намерений. Они скажут, что на самом деле не хотят войны с Ираном. Это чушь. Они очень хотят войны — настолько сильно, чтобы лгать об этом. Поэтому они и ставят американские войска в такие обстоятельства, при которых конфликт неизбежен. Чтобы начать войну. Все в Вашингтоне точно знают, что происходит. Они уже много раз это видели.


https://russian.rt.com/inotv/2019-06...ie-yastrebi-ne - цинк

В общем, если все так, как вещает NYT и Карлсон действительно способствовал отмене удара по Ирану, то по факту он по крайней мере на время смог отсрочить войну.
Кроме того, как заявляет американская пресса, на решение Трампа не начинать войну появлияли данные Пентагона, согласно которым в результате американского нападения могло погибнуть до 150 иранцев, на что Иран разумеется бы ответил.

С иранской стороны заявили, что помимо сбитого дрона в иранское воздушное пространство входил американский самолет разведчик, но его решили не сбивать, так как КСИР посчитал, что для предупреждения достаточно и дрона.
В итоге, обе стороны обменялись своеобразными угрозами на тему того, что могли убить существенное количество военных, но не стали этого делать, потому что они за дипломатическое решение проблемы, хотя вероятность прямых американо-иранских переговоров сейчас очень мала.

Иран также выложил подробную схему полета RQ-4, с координатами и временной привязкой.
Иранская схема ясно указывает на то, что RQ-4 специально отклонился от курса и вошел в иранское воздушное пространство, что очевидно было провокацией со стороны США.
Как не трудно заметить, Иран достаточно плотно мониторит то, что происходит в воздушном пространстве в Персидском заливе.












На этой картинке министр иностранных дел Ирана Зариф отдельно акцентировал внимание. Основной посыл - где Иран и где США. И что американский самолет шпион делает у границ Ирана. Кто кому угрожает?

Кризис разумеется еще не разрешен и вполне можно представить, что Трампа попытаются додавить уже в ближайшее время, чтобы он нанес удар, который повлечет за собой войну, которая охватит несколько стран региона.



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2019, 19:45   #9814
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Грузинским авиакомпаниям запретили полеты в Россию

Грузинским авиакомпаниям запретили полеты в Россию
Скрытый текст:


В ответ на нападения на российских депутатов и журналистов (сегодня еще досталось журналистам Р24), Россия не только временно прекратила полеты самолетов российских авиакомпаний в Грузию.
Используя формальный предлог (старую задолжность грузинских перевозчиков) с 8 июля в Россию запрещены авиарейсы грузинских авиакомпаний. Вполне понятно, что если бы не неудачный майдан в Тбилиси, то как закрывали на долги и нарушения глаза, так и продолжили бы закрывать.
Наверняка, рассматриваются и другие варианты санкционного воздействия на Грузию, которая под воздействием русофобствующих радикалов впала в локальный неадекват.
В текущей ситуации, когда у РФ нет особых политических рычагов влияния на грузинские элиты, самыми действенными мерами безусловно являются экономические, которые затрагивают грузинский туристический сектор, а также отрасли грузинской экономики, ориентированные на экспорт товаров в РФ.
Если неадекват в Тбилиси продолжится, то скорее всего мы увидим и другие меры направленные против экспорта Грузии в Россию. Русофобия должна быть наказуемой. И вполне очевидно, что ущерб грузинской экономике данная выходка русофобствующих радикалов уже наносит и еще нанесет.
В Грузии сразу начали высказывать недовольство и говорить, что "Россия мстит". Но тут все просто - хотите нормальных торговых отношений, держите русофобское зверье в узде, иначе будут последствия. В этом плане послание из Москвы выглядит достаточно ясным. Отсюда и оговорки насчет временных запретов - если истерика продолжится, временные запреты станут постоянными. Если в Тбилиси придут в чувство, то Москва вполне готова к нормализации отношений.

С другой стороны, нельзя не отметить, что США используя данную провокацию и контролируемых радикалов, добилижись желаемого, вызвав кризис в российско-грузинских отношениях, где по мнению Госдепа наметились негативные для США тенденции связанные с ростом товаорооборота, расширением туристического потока и увеличения числа граждан РФ на территории Грузии.
И еще одно юмористическое последствие - из-за русофобской акции под парламентом, в Тбилиси отменили гей-парад. Действительно, зачем еще один?



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2019, 20:24   #9815
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Рейд на призывников закончился ганебной зрадой

Рейд на призывников закончился ганебной зрадой
Скрытый текст:


Забавное в Харькове.
Местные общественные активисты поймали сотрудников Харьковского военкомата, которые охотятся на улицах за молодежью ( дабы пополнить ряды ВСУ, где имеется постоянный и устойчивый некомплект) и хватают случайных людей, чтобы выполнить план по набору.
Практика достаточно стандартна - высматривают на улице молодых людей, подходят (одеты по гражданке, свои документы не показывают) и требуют показать документы. Если жертва сопротивляется, то ее могут избить и насильно привезти в военкомат "до выяснения".
Но в этот раз что-то пошло не так.



По факту "работы" Харьковского военкомата заведено уголовное дело.



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2019, 21:40   #9816
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Изба-читальня. Славянская вдова

Изба-читальня. Славянская вдова
Скрытый текст:


Сегодня у нас в рубрике "Изба-читальня" рассказ Игоря Азерина "Славянская вдова".

Славянская вдова

Я сказала ему тогда: «Твои волосы пахнут порохом».
Он только вошёл, ещё не помылся, не разулся, но крепко обнял нас – меня и Мишутку. Потом, конечно, сходил в ванную: отмылся, побрился, прыснулся своим любимым "Chic" и вышел к нам без запаха войны. Мишутка воскликнул: «Пап, ты опять как новенький!» – повторяя слова, которые Валера иногда произносил, глядясь после бритья в зеркало.
Валера-Валерочка, когда я впустила тебя в свою жизнь, чтобы от нас двоих появились на свет ещё трое: Игорёк, Натка и Мишутка? Ещё три человеческих жизни. Двадцать почти мне было. А тебе двадцать три. У Ксюхи, подруги моей, познакомились на её Дне рождения. Ты с её братом дружил. Тогда мы познакомились, поговорили… и расстались. Город – небольшой, и получилось так, что вскоре встретились снова. Ты привёз свою бабушку в травмопункт, а там – я, практику прохожу. С вами была твоя мама, помогала. Я вас тогда успокаивала, мол, всё будет хорошо – постараюсь. А ты сказал: «Ну, раз ты здесь, то мы будем спокойны». Шутил, наверное, иронизировал. Но именно с того дня мы стали сближаться. Ни с кем из парней не была я так близка. Гуляли, даже целовалась с одним, но продолжения не было. А с тобой встречаться стали серьёзно. Время пришло моё женское. Думала, замуж выхожу по любви, а настоящую любовь-то познала позже, уже в семейной жизни.

Жили… Сейчас я точно знаю – жили мы счастливо. Сначала у твоих родителей в вашем частном доме, а потом перебрались в квартиру бабушки (умерла она). Игорёк родился, когда мне уже двадцать второй год шёл. Здоровый у нас мальчик родился, хороший. Но что ещё сказать? На первом ребёнке мы учимся быть родителями. Первому ребёнку мы передаём наши ошибки, второму – наши устремления, последующим – наши таланты. Но я была очень рада, что мальчик родился. Молва людская гласит: от мужественных отцов чаще мальчики рождаются, особенно первенцы, а от тех, которые характером помягче – девочки. Вот потому я и счастлива была от своего первенца особо, с чувством гордости. И загадала тогда, чтобы вторым ребёнком у меня была девочка. Потому что и я при своём муже чувствовала себя женщиной, которую любят, ценят, чтут. Я была счастлива, и мне хотелось передать своё счастье ещё кому-то – кому-то очень родному. Кому как не дочери передавать своё женское, своё материнское счастье? И наше дитя любви, наша Натка, Наташенька, родилась такой красивой… Господи, ты подарил нам такую красотулечку, такую лапоньку-дочку, и такую нежную… я слов найти не могу. Господи, если бы ты наделил меня красноречием, то сложила бы я тебе такую молитву благодарственную, которую за мною повторяли бы все женщины мира. Но нет у меня красноречия, оттого по сорок раз на дню я повторяю слова, которые говорят все женщины мира уже тысячи лет, глядя на своих маленьких:
– Благодарю тебя, Господи.

Натке было три, а Игорьку шесть, когда я родила нашего третьего ребёнка – Мишу. Вот уж богатырь! Он ещё в животе у меня бойкий норов свой показывал, а выйдя на свет, сразу взялся территорию завоёвывать. Ох и крепкий же Мишутка наш! Спеленаешь его, бывало, как положено, а он, пока пелёнки не ослобонит, не успокоится. Правда, без крика, молча – но упорно, последовательно. Спустя полчаса глядишь: он уже ручки освободил, раскинул их широко. Да, любит он спать раскинувшись, всё норовит поперёк или по диагонали кроватки разлечься. А проснётся – устроит потягушки свои богатырские. Протянешь к нему руку, а он хвать! за палец, и не одной рукой, как другие дети, а двумя сразу, сжимает палец крепко-крепко, к себе тянет. Грудь сосал, однако, без особых усилий, прикусывал редко. Но силён. Быть ему ещё одним Фёдором Емельяненко.

Ой, как вспомнишь всё это… Почти полжизни прошло, а словно один день. День тёплый, солнечный, весенний. Но пришла к нам война. Постепенно, как холодный дождливый фронт накрывает окрестности, так и война – медленно, но неотвратимо поглотила нашу мирную жизнь. Начался очередной ихний майдан. Именно что "ихний". Что нам до этой власти? Выбрали – и забыли. Какой ни есть урка, а всё не украдёт. Мы своим умом живём, и не бедствуем особо. Где и в какие времена простой народ свою копейку без капли пота зарабатывал? Когда парочка "ящер и касатка" до власти дорвалась – хуже было. Но мы терпели, не бузили, хотя у нас за них мало кто голосовал. Так нет же! Этим полушляхетам волынским нужен свой пан. Им гонор не позволяет подчиняться хохлу малороссийскому. Всё в Украине из-за этого и начинается. А галицких и волынских подначивают киевские и львовские интеллигенты вшивые: сами-то они в драку не полезут, а на чужих плечах в рай въехать всегда "пожалуйста". В крайнем случае, камней поднесут – кидайте, лезьте на баррикады. Вот и нашли себе дураков среди рагуль карпатских, фашистов львовских, да среди малолетней шпаны футбольной. Эти гульбу и устроили, разожгли костёр войны… твари. А кто опять во власти? Опять те же толстосумы, воры, "зайцы шоколадные". Только что воли стало больше, чтобы хулиганить. Чтобы насильничать.

Да и "урка" оказался не уркой, а тряпкой туалетной. Людей простых предал, милиционеров предал. Сдал нас чужой надменной воле. Мы и думать не думали, чем всё обернётся. Ладно, если бы скинули урку и на том успокоились, но нет же, нет! Людей на колени ставить начали, избивать, убивать. И ведь не за то, что люди эти воруют или душегубствуют, а за то, что на другой стороне политической. А кто верховодит этими галицаями? Да такие же урки, только голодные, которые ещё не успели карман набить до края. И все на Запад глядят, а в нас видят "титушек", прихлебателей путинских, российских. Говорить и писать мы должны не на том языке, к которому с детства привычны, а на том, что их сердцу мил. Историю нашу большую, что раскинулась на тысячи лет, и от Владивостока до Бреста, хотят поменять на свою – местечковую, мелкую и подшляхетскую. А завтра? Завтра, наверное, и фамилию "Иванов" заставят переделать на свой лад – в "Иванчука", как прибалты заставляют чужие фамилии коверкать на их манер. И "неграждан" из нас сделают. Ой, да ну её, эту политику!
Нашлись такие люди, что стали сопротивляться. Среди нас нашлись. Сами, без подсказки. Полушляхеты галицко-волынские считают нас быдлом, рабами, у которых нет собственной инициативы, будто мы только по приказу можем что-то предпринимать. Нет уж, достоинства и воли у нас не меньше, чем у них. И своя голова на плечах у каждого. Нашлись вожаки среди наших мужчин. У нас буйных головушек предостаточно. Совесть, может, не у всех имеется, а буйства достаточно. Под шумок в первое время ведь всякая нечисть бандитская выползла.

Я беспокоиться стала – всё же трое детей у меня. И Валера за нас всех беспокоился. Сначала-то народ стихийно собирался, стали наших местных выдвигать во власть. Но майданщики из Киева, стали давить: они хотели своих людей над нами поставить, и начались обвинения в сепаратизме. Повадились они наших вожаков хватать и к себе в Киев увозить. Что говорить, многие ведь и от власти прежней кормились, или привыкли к ней, приклеились, а хунтари начали нас запугивать. Тут уж волей-неволей, а захочешь быть подальше от них, независимей. Да ещё Крым вон как вывернулся. Вот многие и заговорили об отделении. Но не большинство. Просто новую киевскую власть мало кто хотел иметь у себя в начальниках. Потому что не честно эта власть появилась, не честно. Подло. Отбрыкиваясь от России и холуйствуя перед Европой и Америкой. Мы такую власть не хотели. Булочки и визы американские – это хорошо, но корни свои рубить нам больно. Да и есть ли выгода с ихнего евровыбора?

Вот и началось у нас безобразие. Милиция попряталась, бандиты повылезали отовсюду. Потом и из Крыма и России стали приезжать добровольцы. Уже совсем непонятно стало, кто за кого и какая власть главнее. Местные мужчины наши стали сговариваться, чтобы совместно обороняться от всякого отребья. Валера и записался в отряд самообороны. У него было ружьё своё, но недели через полторы получил он в штабе ополчения ещё и автомат. Первое время только на дежурство ходил в патруле. Мы, женщины, тоже сговаривались и занимались готовкой – кормить-то надо и своих, и тех, что издалека приехали. Бандитов мужчины извели совместно. Потом блок-посты начали устанавливать, и тут уже посерьёзнее работа пошла и служба.
Пришла армия и началась настоящая война – с перестрелками, диверсиями. Да ещё Киев своих милиционеров и эсбеушников к нам командировать не переставал. Только кто же будет их тут за власть считать? Выгоняли их, обменивали на наших ребят. А военные стреляли всё чаще и чаще. Поначалу только на окраинах – из автоматов и пулемётов, а потом и пушечная канонада началась. Уж тут и не знаешь, за кем и зачем смотреть. Дети ведь, мальчишки, дома не сидят. Им же всё посмотреть надо, всякую железяку военную потрогать нужно, в руки взять. Пойдёт Игорёк в школу, или после школы погулять выйдет, а ты места себе не находишь: что у него с друзьями на уме, что они принесут чтобы похвастаться? И дети за родителей стали побаиваться. Потому что уже стали людей у нас часто хоронить: кого – шальной пулей зацепило, кого – диверсанты майдановские застрелили, кто – пропал без вести. Делятся дети друг с другом этими новостями тревожными, слушают от родителей о бедах – и вот уже беспокойство всюду, и в детях тоже.

С деньгами плохо стало, торговля прикрылась. С водой, со светом перебои каждый день. Убивать будут – милиция не приедет; скорой помощи не дождёшься, да и с лекарствами проблемы появились. Народ уезжать стал кто куда и детей устраивать у родственников в России. И мы старших своих отправили в Ростов-на-Дону к сестре Валериной. А Мишутка заболел корью в канун отъезда, так что, пришлось оставить его. Я же и не собиралась уезжать – всё-таки тут тоже помощь женская нужна. Когда город стала армия украинская обстреливать и на Карачуне засели вояки ихние, то пошло много убитых и раненых. Тяжёлых-то отправлять старались в Россию, через границу, а которых полегче зацепило, и тех, что нельзя было трогать, – оставляли у нас. Уход нужен за ранеными, готовка, стирка. А с водой и электричеством туго. Правда, одежду наших мужчин: китайские покупные камуфляжные брюки, куртки мы не стираем – она рвётся быстро, гнилыми нитками шита. Если есть у кого армейская российская форма, то такая долго носится, а вся прочая – одноразовая: её из гуманитарных посылок берут охапками и меняют по мере надобности. Спасибо, хоть шлют люди из Крыма, из России, а то ведь всего недостаёт.

А ведь ещё народ остался неприкаянный. Остаются также люди сторожить жильё родственников и соседей, порой, сменяясь по очереди. Есть и пожилые, которым ехать некуда и жить не на что. Надо же по квартирам ходить, помогать им. Наша власть республиканская и это старается организовать, но, понятное дело, такие дела у неё пока не на первом месте. Самим приходится организовывать всё, созваниваться со знакомыми и незнакомыми, искать специалистов. В общем, ничего не хватает, и рук – тоже.

«Твои волосы пахнут порохом», - сказала я своему мужу. Последний раз он тогда пришёл домой, почти полсуток пробыл с нами. Было это полторы недели назад. Валера уже стал старшим разведывательно-диверсионной группы. Громко сказано – в группе было-то всего три человека: сам Валера, Саша Хайдаров (знакомый наш с детства, живём в одном дворе) и ещё один парень из Брянска. Уходил он теперь на сутки-двое. Каждый раз, слыша канонаду, я думала, что это стреляют в Валеру: корректировщик или дозор нацистской гвардии заметил его группу, сообщил на батарею миномётную, и теперь хлопцы из украинской армии стреляют по нему минами. Я уже знаю, что такое взрыв осколочно-фугасной мины или снаряда калибра 120мм. Это когда в глазах становится серо, в ушах стоит болезненный свист и звон, земля подбрасывает тебя, воздух заволакивает пылью и копотью, с деревьев падают ветки и листва… звенят стёкла, фырчат осколки, сыплется штукатурка, качаются люстры, детские рисунки и фотографии слетают со стен, кошки и собаки забиваются под мебель. Если после этого повиснет тишина, или через десяток секунд послышатся проклятия киевской власти, то, скорее всего, обошлось без человеческих жертв – только разрушен чей-то дом или дворовая постройка. Если после взрыва раздастся пронзительный вой, крик, стоны – значит, нас стало меньше. Нас – это тех, кто живёт своим умом, довольствуется малым, и не слал своих представителей на евромайдан.
Авиация – она страшнее мин и снарядов. Самолёт или вертолёт летит, и иногда поворачивает, устремляется в твою сторону. Его ракеты и пушки нацелены на тебя, он летит… и может выстрелить. Такая "русская рулетка" для нас: выстрелит… или нет? Когда слышала я гул авиации, то думала, что это Валеру заметили пилоты. И куда спрячешься от взора украинских лётчиков, которые разглядят с высоты птичьего полёта в моём Валерке не отца трёх детей, не кормильца, не земляка, а увидят в нём чеченского наёмника-террориста, донецкого бандита, путинского ватника, сепара и врага единой Украины. А "сепар" Валера и не думал, что придётся ему стать воином и защищаться от своих соотечественников – не думал, пока некоторые, нажравшись американских булочек, не свергли того, за и против которого мы вместе голосовали; пока без нашего согласия не стали на нас распространять свою власть и свои жизненные планы.

Валера, твои волосы в последнее время пахли порохом, как пахло пороховой гарью всё вокруг: наши дома, наши огороды, даже наши городские тополя. И ещё запах медикаментов. Сначала ударяло запахам пороховой гари, а потом его сопровождал запах крови и медикаментов.
Валера ушёл в последний раз. Провожая его в тот день, я волновалась не более, чем прежде. Отвезла Мишутку к маме (мы у неё оставались, когда Валера уходил), а потом началась дневная круговерть. Минули сутки и потянулись следующие. Он не звонил – и это было нормально, для нашей обстановки. Хотя иногда он всё же связывался со мной или с мамой, если предполагал задержаться. В этот раз прошёл и третий день, а вестей от него не было. Я пошла к Саше Хайдарову, постучала в дверь его квартиры, но никто не отозвался. Попросила маму позвонить его родственникам. Но он отправил всех близких в Саратов, а с кем ещё держал тут связь, мне было не известно.
Тогда я пошла в наш городской штаб, назвала позывной командира, под чьим началом воевал мой Валера. Мне сказали, что он рано утром был отправлен со своим отрядом в Донецк – вернётся, в лучшем случае, через два дня. Прошло целых три дня, а потом из Донецка пришла весть, что этого командира убили. Однако позже, ночью, оттуда возвратилась часть людей, и среди них был заместитель того убитого командира. Его звали Сергей: он выглядел измотанным, опустошённым, но ранен был легко. Сообщил, что в должность вступил только пару суток назад и знает мало, однако ему известно, что на одном из украинских блок-постов расстреляли каких-то наших ребят, и одного тяжело раненного бойца удалось спасти. Сергей направил меня к человеку, который знал, где найти того бойца.

В то мгновение я очень хотела, чтобы этим вернувшимся оказался Валера! Только он! Никто другой! Пусть сгинет весь этот мир с Украиной, Россией, Европой и Америкой, но пусть останется он. Мой единственный, мой милый, мой любимый. Моя половина…
Мне сообщили, что раненый размещён в одном из временных госпиталей, а в реальности – в одном из корпусов опустевшего от войны детского сада. Попросили никому не называть адрес, чтобы не навлечь на него артиллерийского обстрела.
Чем ближе подходила я к садику, тем сильнее становилась моя тревога и тем труднее мне было идти. Я предчувствовала, что Валеры там не окажется. Боец, дежуривший на охране временного госпиталя, начал меня спрашивать, для чего я сюда приехала, но осёкся, видимо, поняв всё по моему виду или узнав меня, и пропустил в санчасть. Ко мне подошёл врач и старшая медсестра – обоих я хорошо знаю, особенно близко их узнала в последние недели. Я объяснила, и мы вместе пошли смотреть раненых.

Он узнал меня первым, и поднял руку; вторая рука была забинтована от локтя и выше, забинтованы были живот и бедро. Это был тот самый парень из Брянска по имени Алексей. Он рассказал о задании, на котором был ранен.
Происходило это глубокой ночью. Они пошли в разведку: Валера – во главе, Лёша – шёл третьим, замыкающим. Приблизившись украдкой метров на сто к блок-посту хунтарей, дальше стали пробираться ползком. Расстояние между собой они держали шагов в десять. Саша Хайдаров немного отклонился в сторону – и сорвал растяжку с гранатой. Он вскочил, кинулся назад, но не успел отбежать, и его сильно изранило осколками. Лёшу не зацепило. С блок-поста открыли огонь из всего, что могло у них стрелять – в темноту, на звук. Алексей вжался в землю, подождал, пока обстрел затихнет, потом подобрался к Саше. Тот был ещё жив. Стал его тащить, а тот и закричал от боли. С блок-поста опять открыли огонь. Вот тут и ранило Алексея в руку. Прыгнул он к ближнему дереву, чтобы укрыться за его стволом, но чуть-чуть не успел – в дерево попала граната из подствольного гранатомёта, и осколками посекло ему ногу и низ живота. Он всё-таки не стал дальше отлёживаться и начал пробираться назад. Шагов через двести его встретила группа резерва. В ней было несколько новичков и один опытный боец, который вёл обучение. Двое из них понесли Алексея в тыл, а командир взял остальных и попытался вытащить Сашу Хайдарова. Когда нашли, он был уже мёртв – истёк кровью. Всё равно они забрали тело.

А моего Валеру никто не видел. Днём к блок-посту пошли разведчики, но обнаружили, что хунтари шукают что-то в лесу и снова ставят растяжки. Больше никто не пытался туда пробраться: командиры посчитали это бессмысленным и опасным. Правда подослали человека к гвардейцам выведать, что произошло ночью, не захватили ли они кого-то, но и таким образом о Валере ничего не удалось узнать. А домой к нам не пришли узнать или сказать потому, что как раз в те же дни в Донецке попало в засаду и погибло очень много ополченцев – неразбериха была и паника.
Я расспрашивала Алексея подробно и внимательно слушала, пытаясь зацепится за что-то, нащупать живую ниточку, получить знак. Вокруг нас собрались люди и тоже слушали. Один из них сказал: «Ближе надо было держаться друг к другу, и сначала обезболить раненого. Эх... вояки».
Из госпиталя я поспешила обратно в штаб. Встретилась случайно там ещё с одним знакомым, по имени Виталик. Он на своей "буханке" перевозит погибших. Виталик знаком не только со мной, но и с Валерой. Вообще, он многих знает… и знал, когда они были живыми. Он сказал, что Валеру среди мёртвых не видел, да и занимается он только гражданскими. После этого я нашла одного из старших начальников и сказала ему, что хочу поехать на тот блок-пост. Несколько минут выясняли, когда и где всё произошло. Выяснив, мне сразу же выделили машину с двумя бойцами и водителем. В мирное время пришлось бы, наверное, долго добиваться такого, а теперь люди решали быстро, не конюча, без презрения к нуждающемуся. Не потому что человек может тихо уйти, потом через пятнадцать минут возвратиться с автоматом и всех уложить, а по той причине, что все мы тут на одной стороне, и цель у нас всех одна.

Не доезжая до хунтовского блок-поста метров триста, водитель остановил машину. Дальше я отправилась одна, а ребята остались ждать на обочине дороги.
Там были такие же ребята, как и наши, как мой Валера, только говорили между собой на украинском языке. Я сказала, что дней пять назад, ночью, они стреляли, и в ту же ночь пропал мой муж. «Мы тут каждую ночь стреляем», - сказал один, стоявший ко мне ближе остальных, и потребовал мой паспорт. Я сунула паспорт ему в руку. Вызвали старшего, тот подошёл и ему объяснили, что мне надо. Старший взял мой документ, полистал, и сказал, что дня через два после той стрельбы, один из его людей случайно обнаружил неподалёку в зарослях труп. При нём не было никаких документов, но это был ещё молодой мужчина. За ним никто не приходил, а тело от жары уже начало разлагаться, и так как у них нет возможности заниматься бесхозными трупами местных, то его закопали тут же, рядом с их укреплённой точкой. После этого он сунул мой паспорт в накладной карман своих брюк, приказал бойцам вызвать одного из своих подчинённых, и повёл меня к месту захоронения.

Мы подошли к насыпанному недавно холмику, местами небрежно прикрытым дёрном с пожухлой травой. С одной стороны холмика стоял низкий наскоро сбитый крест, а под ним лежал покорёженный бронежилет с коричневыми разводами. Эти коричневые разводы были ещё недавно живой человеческой кровью. Я стояла рядом с могилой и мне было всё так очевидно, но в тоже время, я не могла без сопротивления сдаться этой очевидности. Подошёл гвардеец. «Покажи ей фотки», – сказал ему старший на украинском. Тот вытащил мобильник, нажал на нём несколько раз кнопку и протянул мне. Так я увидела своего мужа мёртвым.
Я не стану рассказывать о своём горе, о том, что на меня нахлынуло. Не одна я такая. Миллионы вдов уже прошли через это, миллионы вдовеют в эти минуты и страдают, и миллионам женщин, даже пока не родившихся, предначертано овдоветь. Но есть в памяти каждой женщины уголок, чище которого нет ничего на свете. В нём – самая первая и любимая кукла, её платьица, всякие девчачьи лоскутки, гребешки и стекляшки; там же любимая книжка и сухой лист клёна, рождённый деревом в ту весну, когда ты пережила первые проявления взрослого чувства; ещё там грусть о прошлом лете и восторженное ожидание будущего; в уголке этом первая улыбка, которой твой первенец ответил на счастливое сияние твоего лица, и прилив нежности к маме, когда ты заметила в её волосах отчётливо проглядывающую седину и стала понимать её так, как может женщину понимать только другая женщина. В том уголке памяти хранятся и образы самых близких людей. Среди них и наш любимый человек. Не отдельные моменты жизни с ним, уж тем более ни минуты страсти или будничных забот – нет. В этом чистом уголке женской памяти хранится чистый, цельный, светлый образ души самого близкого человека. Этот образ мы и хотим предъявить окружающим, чтобы его запомнили именно таким. Образ души. По нему мы узнаем своих любимых, когда завершится время и предстанем все перед Богом в истинном свете.

А пока ещё длится временный человеческий мир – мир перемешанный с войной. И образ наших близких негодяи заменяют фотографиями их мёртвых тел. Безжизненную искалеченную оболочку души представляют публике. Посмертие наших родных людей выставляют для разглядывания и обсуждения: в газетах, в Интернете, на телевидении. Это делается всеми воюющими и ненавидящими сторонами. И страшные фотоснимки наших родных становятся пищей для ничтожных человекоподобных тварей. Всё равно за кого они – за нас или против – эти твари не должны питаться нашим горем, марая истинный образ наших усопших.
Я уходила от могилы, пошатываясь от слабости, и меня поддерживали ребята, которых, как и моего мужа, завтра могут закопать наши местные хлопцы тут же, у дороги. Но я вдова настоящего мужчины. Мысль о его образе возвратила мне силы. Я должна была защитить образ его души. Я остановилась и попросила снова позвать того парня с фотографиями моего мужа. Он пришёл, и я потребовала стереть фотоснимки. Он спросил зачем, но я не стала ничего объяснять, а вцепилась в него. Я требовала стереть их – сейчас, на моих глазах! Старший сказал ему, что тело опознали и больше не стоит их хранить. Тот подчинился и удалил под моим присмотром посмертные фотографии Валеры. «Ещё кто фотографировал?» – спросила я. «Взорву всех! Если фотографии моего мёртвого мужа выложите в интернет – убью вас всех!» – грозила я. И клялась своими детьми, что сделаю это. Ради памяти Валеры… сделаю. Один из них, немолодой, носящий отвислые украинские усы, достал свой телефон, подошёл ко мне вплотную – и удалил снимки.

Не знаю, послушались они из опасения за свои жизни или из сострадания к моему горю, но это не имеет значения. Старший возвратил мне без слов паспорт, и я пошла, не помня себя. Дошла до машины с нашими ребятами, они вышли навстречу, и только тогда дала волю своим вдовьим чувствам.
Пять дней тому назад это было. И на следующий день приехала я на могилку с родными и знакомыми, с батюшкой православным. Помолились, навели немного порядок, вбили четыре колышка и обнесли могилу шёлковой голубой лентой. Цветов нарвали луговых, укрыли ими холмик. Что ещё можно сделать? Война идёт – не всем живым внимания и заботы хватает.
А теперь я снова приехала – одна. Совсем нам худо стало. Прижали нас крепко вояки евромайдановские. Вот, улучила часок для свидания с прошедшим счастьем.

А мимо едут легковушки, пылят автобусы и грузовики, идут люди. Некоторые узнают меня даже издали. Мало наших тут остаётся, особенно женщин. Вояки из нацистской гвардии терпят нас и, в общем-то, не лютуют. Но что они из себя представляют? Когда им приказывают убивать нас – они убивают. Убивают из-за страх перед своими начальниками, за американские сухпайки и булочки, за европейскую безвизовую мечту, за мнимую независимость от Путина и России, за то – чтобы Украина была в шоколаде. Да мало ли… а то и просто – от ненависти. Но среди этих вояк немало простых и незлобных людей, хотя запуганных и оболваненных пропагандой. А ведь после них придут другие. Придут стервятники эсбэушные и милицейские: надменные, наглые, заждавшиеся в львовском и житомирском тылах чиновных поощрений и майданного одобрения.

Не знаю, как дальше сложится. Тяжко нам. Тяжко мне. Мишутку надо успеть вывезти. Пока я его сюда, на могилу отца, не приводила. Расклеюсь я совсем, а нельзя мне… нам нельзя. Уже и медики многие уехали. Раненых много. Мёртвых много. Живых стало меньше, а мёртвых с каждым днём всё больше становится. Бомбят каждый день. Но это общая беда. А у меня есть ещё и своя личная. Вдова с тремя детьми. Как дальше жить? Пока война – много дел и событий, и я нужна тут и там, а когда наступит мир, что мне делать? Как нашу разрушенную жизнь восстанавливать? Как детей поднимать? Смогу ли? Будет ли помощь достойная? Эх, Валера, разве могла я подумать, что моя жизнь так сложится, а твоя – так рано оборвётся?
Мир обязательно наступит. Не сразу, но наступит. Город снова заполнится людьми. В том числе и новыми людьми, взамен тех, что сейчас лежат в лесополосе у дороги, в оврагах, в собственных огородах, под руинами своих домов. Возвратятся женщины с детьми, приедут некоторые старики. Появятся и мужчины, из числа тех, которые бежали при первых выстрелах. Только это будет уже другая жизнь. Будет другая Украина – злая, подлая, ненавидящая, обезумевшая от «майдана»… чужая. Мачуха – не ненька.

Рассказ записан в день летнего солнцестояния 2014 года.

Автор Игорь Азерин.



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.06.2019, 23:30   #9817
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Инвестиции Украины на Донбассе

Инвестиции Украины на Донбассе
Скрытый текст:


«В ближайшее время будут инвестиционные вливания в инфраструктуру Донбасса. Я говорю об этом со всеми иностранными инвесторами» (с) Зеленский

22.06.2019
Светличная Карина Романовна, 12.07.2005 г.р. Проживает по ул.Краснодонской 5. Ранение получила на ул.Боткина. Минно-взрывная травма, осколочное ранение передней поверхности правой голени. В ноге осколок 4х5 см. Девочке 13 лет. Горловка.ДНР.



Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.06.2019, 13:51   #9818
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Привлечение туристов

Привлечение туристов
Скрытый текст:




Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.06.2019, 15:00   #9819
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию "Марш равенства" в Киеве

"Марш равенства" в Киеве
Скрытый текст:


"Марш равенства" в Киеве. Украина будет толерантной!











































Также стоит отметить, что на мэра Сум завели уголовное дело по факту публичных призывов отправлять гомосеков в нацистские лагеря смерти.



В общем, украинские нацики и гомосеки как обычно нашли друг друга.





Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23.06.2019, 16:10   #9820
Медиабосс
Служебный аккаунт
 
Аватар для Медиабосс
 
Регистрация: 14.09.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 363 раз(а)
По умолчанию Придрейфовал

Придрейфовал
Скрытый текст:




Читать дальше...
Медиабосс вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 23:17.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100