Ошибка рекламы «Здравмаг»!
Старый 17.04.2012, 10:02   #321
inin
Форумчанин
 
Регистрация: 29.01.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 738 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от rama Посмотреть сообщение
Тут вопрос завалялся один :

Даже так : В ЧТСП есть ли место убийствам ?
rama, что вы думаете насчет человеческих жертвоприношений? ЧТСП поставит им надежный заслон? Или какие-то элементы жертвоприношений найдут свое отражение и в действиях людей с ЧТСП? Человеческие жертвоприношения – это продукт культуры или знания?
inin вне форума  
Старый 17.04.2012, 20:00   #322
Январь
Команда сайта
 
Аватар для Январь
 
Регистрация: 14.05.2009
Адрес: Москва
Поблагодарили 1,604 раз(а)
Записей в дневнике: 3
Отправить сообщение для Январь с помощью ICQ
По умолчанию

Homo sapiens, и человекообразная обезьяна произошли от одного общего предка, хотя никому пока так и не удалось разыскать этого неуловимого парнишку. А жил он в эру плиоцена — от восьми до пяти миллионов лет назад.
Январь вне форума  
Старый 17.04.2012, 20:57   #323
rama
Местный
 
Аватар для rama
 
Регистрация: 22.03.2011
Адрес: Земля
Поблагодарили 243 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от inin Посмотреть сообщение
rama, что вы думаете насчет человеческих жертвоприношений? ЧТСП поставит им надежный заслон? Или какие-то элементы жертвоприношений найдут свое отражение и в действиях людей с ЧТСП? Человеческие жертвоприношения – это продукт культуры или знания?
Какие ещё жертвоприношения ? Это о чём ? О евреях ?
rama вне форума  
Старый 17.04.2012, 21:10   #324
ЛРС
Форумчанин
 
Регистрация: 30.01.2011
Адрес: Земля
Поблагодарили 1,109 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от inin Посмотреть сообщение
Человеческие жертвоприношения – это продукт культуры или знания?
а знания не являются частью культуры ???
Скрытый текст:
Сообщение от МВ
культура — внегенетически передаваемая от поколения к по-колению информация
ЛРС вне форума  
Старый 17.04.2012, 21:31   #325
inin
Форумчанин
 
Регистрация: 29.01.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 738 раз(а)
По умолчанию

Нет, не о евреях. Я думал, что у вас как у противника убийства, мнение по вопросу жертвоприношения имеется. Не задумывались – ничего страшного, не принуждаю. Вопрос снят.
inin вне форума  
Старый 17.04.2012, 23:31   #326
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 8,603 раз(а)
Записей в дневнике: 111
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Январь Посмотреть сообщение
Homo sapiens, и человекообразная обезьяна произошли от одного общего предка
Причём одновременно в количестве, достаточном для продолжения рода нового "самозародившегося" вида.
Плодовитый был парнишка... Сразу сотню-другую мальчиков и девочек зародил...
Sirin вне форума  
Старый 18.04.2012, 02:26   #327
Reversus
Новый участник
 
Регистрация: 11.04.2012
Адрес: Земля
Поблагодарили 11 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Январь Посмотреть сообщение
Homo sapiens, и человекообразная обезьяна произошли от одного общего предка, хотя никому пока так и не удалось разыскать этого неуловимого парнишку. А жил он в эру плиоцена — от восьми до пяти миллионов лет назад.
Январь, если тебе интересен этот вопрос, почитай на досуге вот эту книгу.

В частности, там говорится вот о чём:
Скрытый текст:
...Ранние гоминиды покидали Африку вместе с другими животными, одновременно ведя с ними острую конкуренцию… …Любопытно, что Homo erectus и ряд других видов (лев, леопард, гиена и волк) достигли умеренных широт Евразии примерно в одно время. В этой связи можно думать, что гоминиды были лишь частью некоего общего биогеографического процесса, в котором участвовали разнообразные виды, и который замедлялся и ускорялся одними и теми же факторами…

…Вероятнее всего, факторы окружающей среды в наибольшей степени благоприятствовали организмам с определенными признаками; к числу этих признаков, по-видимому, относятся крупные размеры, хищническое поведение и социальность. Виды с подобными характеристиками, несмотря на свое тропическое происхождение, обладали высокой адаптивной способностью к освоению новых сред обитания.

Что лежало в основе такой способности животных? Ответ на этот вопрос позволяют дать некоторые общие экологические принципы. Во-первых, известно, что хищники обладают более широкой приспособляемостью (эвритопностью), нежели травоядные. Мясоедение требует меньшей специализации и меньше локальных адаптаций, чем питание растительной пищей. Для хищника нет особой разницы между оленем и антилопой, равно как и между передними и задними ногами этих копытных. Иное дело - растения, которые сильно варьируют структурно и локально и использование которых в пищу предполагает существование более специализированных и узких экологических ниш. Таким образом, можно предполагать, что географическая радиация хищников в отличие от радиации травоядных протекала без сколько-нибудь выраженного видообразования или морфологического изменения…

(Тип питания Homo)
…Согласно второму из рассматриваемых общих экологических принципов, экзогения часто дает организму значительные адаптивные преимущества. Нередко считают, что экологический успех организма определяется тесной и гибкой адаптацией к локальным условиям. Правильность этого утверждения, однако, не исключает того, что экологический успех требует от организма расплаты. Цена расплаты - ширина занимаемой им экологической ниши. Как правило, локальная адаптация достигается за счет специализации и избегания и недопустимости конкуренции. Этот процесс - обычная и успешная стратегия вида, существующего в устойчивых условиях неизменяющегося сообщества. Нередко, однако, адаптивные преимущества получают вновь появляющиеся в сообществе (экзогенные) виды, обладающие способностью утилизировать самые разнообразные экологические ниши. Хотя эффективность использования ими каждой из этих ниш может быть ниже, чем ее утилизация каким-либо аборигенным видом, использование ресурсов разных ниш дает этим видам значительную компенсацию. Примеры такой стратегии, обнаруживающейся как у животных, так и у человека, хорошо известны. Это - расселение благородного оленя в Новой Зеландии, крупного рогатого скота - в Африке, к югу от Сахары, и кроликов - в Австралии. Можно поэтому предполагать, что как экзогенные организмы с мало специализированным пищевым поиском гоминиды пользовались в умеренной Евразии (а затем и в Австралии, и Новом Свете) определенными экологическими преимуществами. Аборигенные виды умеренных широт, по всей вероятности, не смогли конкурировать с этими пришельцами, и в этом состоит возможная причина вымирания многих крупных млекопитающих в плейстоцене.

(Условия среды и морфология)
В качестве третьего общего принципа для анализа расселения гоминид можно использовать некоторые положения экологической физиологии и, в частности, правило Аллена. Давно известно, что вследствие существования связи между теплоотдачей, объемом тела и площадью его поверхности отбор в холодных средах способствует выживанию организмов с крупными размерами тела и относительно короткими конечностями. В этой связи любопытно отметить, что, как показали Тринкаус и Стрингер, из всех известных популяций человека самыми короткими (относительно размеров тела) дистальными отделами конечностей обладали неандертальцы. В этом отношении они сближаются с живущими ныне в высоких широтах популяциями людей (см. рис. 4).

К сожалению, соответствующий посткраниальный материал для других представителей раннего Homo sapiens и Homo erectus отсутствует, однако совершенно ясно, что, по крайней мере, некоторые популяции гоминид приспособились к новым холодным средам за счет "классических" физиологических механизмов. Не исключена возможность, что успешному географическому распространению человека хоть в какой-то мере способствовало увеличение размеров тела у Homo erectus.

(Условия среды и культура)
Хотя расселение гоминид как часть общего биогеографического процесса во многом объясняется общими биологическими принципами, ряд вопросов остается все еще нерешенным. Выживание в высоких широтах поставило перед гоминидами весьма специфические проблемы; решением этих проблем, по всей видимости, и обусловлены некоторые характеристики, присущие только гоминидам.

Как показал Торренс, живущие в высоких широтах охотники и собиратели постоянно подвергаются "временному стрессу": существование в высоких широтах связано с вполне определенной проблемой нехватки времени ("окна") на утилизацию ресурсов. Заслуживают внимания два предположения. Первое связано с высокой сезонной изменчивостью источников пищи, которые в одно время года более чем обильны, а в другое - крайне скудны. Второе предположение учитывает значительную изменчивость продолжительности светового дня на протяжении года и недостаток времени на поиск пищи и другие формы активности зимой. Общие экологические принципы позволяют привести некоторые теоретические соображения о том, каким образом может быть разрешена проблема "временного стресса".

Если источники доступны, но время на их утилизацию ограниченно, отбор, очевидно, будет благоприятствовать стратегиям, которые предполагают:

использование источников пищи с высокой "энергетической отдачей"

и (или) высокую эффективность утилизации источников.


Первая стратегия часто сопровождается увеличением хищничества, которое почти наверняка стало главным способом питания гоминид в высоких широтах. Вторая стратегия связана с повышением эффективности хищничества. "Охотничьи успехи" гоминид в целом зависели от эффективности соответствующих технологий, а следовательно, отбор по эффективности пищевого поведения должен был протекать в форме технического развития. Здесь уместно отметить два обстоятельства. Во-первых, Торренсу удалось ясно показать, что у современных охотников и собирателей прослеживается тесная связь между сложностью технических средств и широтой, на которой живет данная популяция (см. рис. 5).

Популяции, живущие в высоких широтах, располагают более разнообразными орудиями, и орудия эти сложнее по устройству и состоят из большего числа компонентов. Во-вторых, хотя развитие техники изготовления орудий в плейстоцене имело общий и глобальный характер, наиболее сильно оно было выражено именно в высоких широтах; орудия, найденные в разных частях тропиков, оставались простыми. Так, индустрия оббитых галек в Юго-Восточной Азии продержалась на протяжении всего плейстоцена, и лишь в голоцене на смену ей пришла технология микролитов. Таким образом, освоение высоких широт подвергало гоминид воздействию новых факторов отбора, успешное противостояние которым зависело от технического прогресса. Это, вероятно, в свою очередь способствовало развитию общих познавательных способностей, ибо, как показал Гоулетт, изготовление каменных орудий требует сложных логических операций и большого воображения.

Таким образом, если, согласно современным представлениям, эволюция анатомически современных людей протекала в Африке, то их расселение в высоких широтах можно рассматривать и как важное проявление давления естественного отбора, и как следствие этого эволюционного сдвига.

Последний раз редактировалось Reversus; 18.04.2012 в 02:45
Reversus вне форума  
Сказал спасибо Reversus за это сообщение:
Январь (18.04.2012)
Старый 18.04.2012, 12:34   #328
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 8,603 раз(а)
Записей в дневнике: 111
По умолчанию

Цитата:
Как показал Торренс, живущие в высоких широтах охотники и собиратели постоянно подвергаются "временному стрессу": существование в высоких широтах связано с вполне определенной проблемой нехватки времени ("окна") на утилизацию ресурсов. Заслуживают внимания два предположения. Первое связано с высокой сезонной изменчивостью источников пищи, которые в одно время года более чем обильны, а в другое - крайне скудны. Второе предположение учитывает значительную изменчивость продолжительности светового дня на протяжении года и недостаток времени на поиск пищи и другие формы активности зимой. Общие экологические принципы позволяют привести некоторые теоретические соображения о том, каким образом может быть разрешена проблема "временного стресса".

Если источники доступны, но время на их утилизацию ограниченно, отбор, очевидно, будет благоприятствовать стратегиям, которые предполагают:

использование источников пищи с высокой "энергетической отдачей"

и (или) высокую эффективность утилизации источников.


Первая стратегия часто сопровождается увеличением хищничества, которое почти наверняка стало главным способом питания гоминид в высоких широтах.
Замечательный образчик околонаучной шизофрении.

Даём ничем не подтверждённый постулат:
"в высоких широтах охотники и собиратели постоянно подвергаются "временному стрессу": существование в высоких широтах связано с вполне определенной проблемой нехватки времени ("окна") на утилизацию ресурсов"
(типа, зимой охотники как медведи, "впадают в спячку"). А вообще интересные предположения, приравнивающие человека к питону, или, там, крокодилу, которые могут пожрать раз в два-три месяца и потом лежать переваривать высокоэнергетичную пищу...
Подбрасываем дровишек предположений:
"Второе предположение учитывает значительную изменчивость продолжительности светового дня на протяжении года и недостаток времени на поиск пищи"
добавляем своей личностно-эгрегориальной бредятины:
Если источники доступны, но время на их утилизацию ограниченно, отбор, очевидно, будет благоприятствовать стратегиям, которые предполагают:
использование источников пищи с высокой "энергетической отдачей"... (имеется ввиду, разумеется, мясо трупов животных. Тот факт, что мясо фактически до 20 века употреблялось большинством людей только на праздники, автора нисколько не смущает. Ну, фигле, человек=крокодил...)
и получаем супчик, который вполне потянет на кандидатскую...

Только непонятно, тогда, а фигле Январь тут постоянно над вайтмарами с вайтманами стебается?!
Ровно всё на тех же принципах доказательности построено.
Или Сидорова почитай.
Один в один: "предположим, что А=В" и через страницу: "а так как нам уже известно, что А=В, то..."

Побольше читайте таких "научных" источников!
Sirin вне форума  
Старый 18.04.2012, 14:24   #329
inin
Форумчанин
 
Регистрация: 29.01.2010
Адрес: Земля
Поблагодарили 738 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Sirin Посмотреть сообщение
Побольше читайте таких "научных" источников!
А что вы считали бы достойным чтению по вопросу происхождения человека?
inin вне форума  
Старый 18.04.2012, 15:06   #330
Reversus
Новый участник
 
Регистрация: 11.04.2012
Адрес: Земля
Поблагодарили 11 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Sirin Посмотреть сообщение
Замечательный образчик околонаучной шизофрении.
Видимо, надо дать более полную цитату, поскольку у некоторых читателей наблюдается "эффект Левия-Матвея":
Скрытый текст:
8.8.1. Использование в пищу мяса ранними гоминидами

Как говорилось выше, включение мяса в пищевые рационы ранних африканских гоминид, по всей вероятности, происходило под влиянием сезонного стресса. Подобная стратегия питания должна была сводить к минимуму сезонные колебания доступности пищи, а следовательно, и конкуренцию с травоядными животными. Равным образом она должна была ослаблять и межвидовую конкуренцию с крупными хищниками, так как для них засушливые сезоны — время изобилия пищи, а, согласно модели конкуренции (см. рис. 8.1), «перекрывание» пищевых потребностей животных допустимо. Для гоминид переход к питанию мясом означал превращение среды обитания с резкой сезонной изменчивостью и, следовательно, создающей для них массу проблем в среду, у которой сезонная изменчивость сглаживалась благодаря возможности «переключаться» на другую пищу. Как указывалось в предыдущих главах, за это гоминиды «расплачивались» повышением уровня общей активности и пищевого поиска, укрупнением своих размеров и коренной перестройкой механизмов терморегуляции.

В настоящее время вопрос о мясном рационе ранних гоминид является предметом острых дискуссий и противоречивых мнений. Сомнения, высказанные Бинфордом (Binford, 1982, 1983) по поводу предположений о питании ранних гоминид мясом и о тождественности пищевого поведения ранних гоминид и современных охотников и собирателей, сильно стимулировали критическую проверку палеонтологических и археологических данных. В появившемся недавно обзоре этой проблемы Поте (Potts, 1984а) показал, что гоминиды действительно подвергали животные продукты, включая мясо, обработке. Основываясь на результатах изучения животных остатков в слое I Олдувая, против критических высказываний Бинфорда выступают также Банн и Кролл (Bunn, Kroll, 1986). Хотя вопрос о том, в какой степени мясо было представлено в пищевом рационе ранних гоминид и каким образом они его добывали (охотой или поиском павших животных), до сих пор не решен, значительные скопления костей вместе с каменными орудиями и характер следов, оставленных рубящим инструментом на костях, от которых отделяли мясо, по всей видимости, указывают на то, что несколько менее двух млн. лет назад некоторые африканские гоминиды уже использовали в пищу разнообразных млекопитающих всевозможных размеров гораздо шире, чем это свойственно современным приматам (не считая человека). Это обстоятельство совсем не означает, что ранние гоминиды были организованы в сообщества охотников и собирателей, а говорит лишь о том, что они были в значительной мере всеядными организмами.

Пожалуй, наибольший интерес представляет вопрос, в какой степени использование в пищу мяса ранними гоминидами было вызвано сезонным стрессом, или, иначе говоря, насколько сильнее оно было выражено в засушливые сезоны. К сожалению, пока не существует надежных методов прямого определеяия времени года, когда произошла гибель животного, которое, вероятно, использовалось в пищу гоминидами. Один из возможных подходов к решению этой проблемы состоит в изучении видов животных, остатки которых обнаруживаются вместе со следами деятельности гоминид. По характерным признакам остатков жертв можно судить о хищническом поведении гоминид (Foley, 1983). Характер пищевого поиска гоминид (хищничество или поедание павших животных) можно, по-видимому, определять по сезонной изменчивости поведения и распространения разных видов копытных. Ныне живущие в Восточной Африке животные обнаруживают значительную вариабельность поведения (рис. 8.17). Можно думать, что для таких зависевших от воды хищников, какими, по всей вероятности, являлись ранние гоминиды, быстро бегающие млекопитающие, которые •собирались большими стадами лишь в определенное время года, были доступны только в засушливые сезоны. Остатки этих животных, обнаруженные вместе с древними орудиями гоминид, могли бы указывать на сезонный характер их хищнического поведения, однако предварительные данные, полученные при изучении некоторых из таких находок (рис. 8.18), не позволяют сделать каких-либо определенных выводов. В самых древних находках не обнаруживается повышенного содержания остатков млекопитающих с сезонной изменчивостью поведения, хотя именно так обстоит дело с находками, относящимися к ранним местообитаниям Homo erectus. Для решения этого вопроса требуются дополнительные, более точные данные; описанный подход, однако, поможет не только решить вопрос, потребляли ли гоминиды мясо, но и позволит определить, при каких обстоятельствах мясо могло войти в их рацион. В связи с нынешними дискуссиями по поводу костных остатков, относящихся к нижнему африканскому плейстоцену, важно помнить, что, если станет понятно, почему гоминиды начали потреблять мясо, наполовину будет решен и сам вопрос о плотоядности этих приматов.

8.9. Эволюционные и поведенческие последствия питания мясом

Существование в средах с сезонной изменчивостью приводит к развитию у животных способности использовать разнообразные источники пищи, доступность которых изменяется во времени, а в отдельных случаях — и к возникновению более специфической, хотя и менее безопасной, способности включать в пищевой рацион мясо. Чем бы ни были обусловлены подобные изменения пищевого поведения, у гоминид они оказали значительное влияние на весь процесс адаптации. Эволюционные изменения редко когда не сопровождаются «потрясающими» эффектами, которые в свою очередь сами могут превратиться в факторы отбора и вызвать последующие эволюционные сдвиги.

Кратко рассмотрим некоторые эволюционные последствия описанного выше пищевого поиска гоминид.

1. Коэффициент энцефализации. Как уже говорилось, размеры головного мозга у млекопитающих соответствуют размерам тела (см. гл. 6). Хотя эта связь и является статистически' достоверной, существует целый ряд исключений. Последние, как показал Эйзенберг (Eisenberg, 1981), касаются определенных групп животных. У видов, характеризующихся сложной стратегией пищевого поиска, т. е. у видов, использующих самые разнообразные источники пищи или пользующихся неожиданными и изменчивыми пищевыми ресурсами, относительные размеры головного мозга больше, чем у видов, использующих повсеместно встречающиеся источники пищи (Eisenberg, 1981, р. 283). Таким образом, как и предполагалось в гл. 6 при обсуждении вопроса о разнообразии пищевого рациона, описанные выше изменения стратегии пищевого поиска у гоминид должны были привести к увеличению размеров головного мозга относительно размеров тела. В настоящее время установлено, что такое увеличение началось по крайней мере у австралопитековых (Martin, 1983) и продолжалось на протяжении всего плейстоцена. Итак, обусловленное сезонной изменчивостью среды давление отбора, оказавшее влияние на пищевое поведение гоминид, в конечном итоге сказалось и на величине их головного мозга.

2. Дележ пищи. Айзек (Isaac, 1978 а, b) разработал модель эволюции поведения гоминид, в которой центральная роль отводится дележу пищи. Модель эта подверглась резкой критике (Binford, 1981, 1983, 1984; Gowlett, 1984; см. также гл. 7). Вполне вероятно, однако, что включение мяса в пищевой рацион повлекло за собой определенные социальные и поведенческие последствия. От растительной пищи мясо, помимо питательных качеств, отличается «компактностью». Туша или даже только часть туши типичного саваннового млекопитающего заключает в себе, как правило, больше пищи, чем может съесть одна особь. Таким образом, туша животного является богатым источником питательных веществ, которым могут одновременно воспользоваться несколько особей; в случае растительных продуктов это бывает редко. В результате появляется возможность дележа пищи — не в социально-активном смысле, а просто как следствие изобилия пищи. В такой ситуации отбор будет способствовать развитию реципрокного альтруизма в той форме, которую Айзек называет «допускаемым выпрашиванием» пищи. Хотя дележ пищи у примитивных гоминид, вероятно, сильно отличался от активного дележа пищи, свойственного современным охотникам и собирателям, туши мертвых животных вполне могли становиться объектами интенсивной социальной активности (подобно тому, как это происходит у некоторых из ныне живущих приматов). Весьма значительные скопления костей (например, в местонахождении ELKNN в Олдувае), образование которых так или иначе связано с деятельностью гоминид, опять-таки подтверждает мнение, что существование «наземных точек приложения активности» должно было иметь важные последствия для поведения гоминид. Как уже отмечалось в гл. 7, образование одних таких точек было порождено потребностью в убежище; потребление мяса, добытого на охоте или предоставленного природой в виде туши мертвого животного, по всей вероятности, способствовало образованию других.

3. Пространственная организация. Как уже говорилось, и увеличение размеров тела, и переход к наземному образу жизни могут привести к расширению участка обитания вида. Такой же эффект вызывает и использование животной пищи; у хищников и всеядных животных территории больше, чем у травоядных. Площадь участка определяется, однако, и еще одним фактором — территориальностью животных. Браун (Brown, 1964) разработал получившую широкое признание модель территориальности, в основу которой положил сопоставление «затрат» животных на защиту своей территории или источника пищи в «выгод» от этой защиты (рис. 8.20). Согласно модели Брауна, территориальность (определяемая как защита территории с расположенными на ней источниками пищи, которая, как правило, предполагает их безраздельное использование данной особью или группой животных) развивается только в том случае, если выгода от монопольного обладания источником пищи превышает затраты на его защиту. Поэтому территориальность, по-видимому, может возникнуть только там, где плотность пищевых ресурсов высока, а их доступность предсказуема. Выше, однако, было показано, что, хотя плотность источников пищи в саванновых средах с сезонной изменчивостью зачастую и высока, их доступность редко бывает предсказуемой. Таким образом, вопреки предположениям таких известных авторов, как, например, Ардри (Ardrey, 1961), территориальность в строгом смысле слова в таких условиях вряд ли могла возникнуть. Условия, в которых доступность пищи предсказать нельзя, скорее должны способствовать развитию высокой мобильности животных и сложных закономерностей их концентрирования и рассредоточения на территории, что действительно свойственно многим видам.

4. Изготовление орудий. Возраст древнейших находок, свидетельствующих о способности гоминид к изготовлению каменных орудий, составляет около 2,3 млн. лет (Isaac, 1984; Harris, 1986), т. е. приблизительно на 3 млн. лет меньше, чем возраст самых древних из известных гоминид; находки эти были обнаружены в тех же самых регионах и средах, что и древнейшие ископаемые остатки гоминид. Долгое время существовало мнение, что изготовление орудий развилось в связи с охотой и забоем животных. Одинаково правдоподобно, однако, звучит и предположение, что изготовление орудий развивалось в рамках стратегии использования растительной пищи; кроме того, известно, что приматы способны охотиться на животных, и поедать мясо своих жертв без помощи каких бы то ни было орудий. Орудия могли использоваться гоминидами и давать им определенные адаптивные преимущества при разделке туш очень крупных толстокожих млекопитающих. Такие звери, обычно неуязвимые для хищников, часто лежат нетронутыми некоторое время после смерти, так как другие животные не могут разорвать их кожу и добраться до мяса. Вполне вероятно, что с помощью каменных орудий гоминиды могли первыми начать разделку таких туш и, таким образом, по крайней мере на первых порах одерживали верх в конкуренции с другими животными, питавшимися падалью.

По всей вероятности, в начале эволюции плотоядности мясо потреблялось гоминидами лишь изредка, «по случаю». Потребление ими мяса вряд ли было настолько высоким, чтобы в действие вступали соответствующие механизмы блокады метаболизма, описанные Спетом и Спилмэном у современных охотников и собирателей (Speth, Spielmann, 1983). Тем не менее они, вероятно, значительно превосходили в этом отношении других приматов, также питавшихся мясом, что, по-видимому,, и привело к существенному изменению их пищевого поиска. Адаптивные преимущества, полученные гоминидами в результате освоения нового богатого источника пищи в среде, которая в противном случае (особенно в засушливые сезоны) могла бы предоставить им только низкокачественную пищу, были поистине замечательными. Как только мясо превратилось в потенциальный источник пищи, под влиянием отбора зависимость от него гоминид начала увеличиваться, что привело к еще большему усилению первоначальной адаптации («автокатализ»). Истинный ход этих событий разъяснится, когда станет понятным развитие различных аспектов плотоядного поведения ранних гоминид. Но главным все-таки остается не то, каким образом происходил переход к питанию мясом, а тот факт, что мясоедение позволило гоминидам с пользой для себя разрешить важную экологическую проблему — проблему пропитания в засушливое время года. ...

Скрытый текст:
ГОМИНИДЫ КАК РАССЕЛЯЮЩИЕСЯ ЖИВОТНЫЕ

Настоящая книга посвящена главным образом ранним гоминидам. Согласно современным представлениям, эволюция гоминид, во всяком случае на самом раннем и, пожалуй, наиболее «продуктивном» этапе, протекала в Африке. Как отмечалось в предыдущих главах, гоминиды ближе всего стоят к африканским человекообразным обезьянам, а, кроме того, по многим характеристикам могут быть связаны с экологической динамикой африканских сред. Следует, однако, помнить, что на этом этапе эволюции гоминид сложилась основа того, что составляет не менее важный аспект их эволюционной экологии — освоение гоминидами всех основных типов сред на земном шаре и их расселение по всем континентам. В этой главе в свете некоторых общих принципов эволюционной экологии кратко рассматриваются различные аспекты географического распространения гоминид.

Теоретической предпосылкой представленных ниже рассуждений является положение, что распространение всех животных в большей или меньшей степени ограничивается определенными местами обитания. В этих местах обитания животные находят себе пищу и убежища, в то время как другие среды — вследствие физических барьеров или конкуренции — они эффективно использовать не могут. Существуют, однако, некоторые общие принципы, определяющие, в какой степени тот или иной вид может быть стенотопным (т. е. привязанным к определенному местообитанию) или эвритопным (т. е. способным существовать в разнообразных условиях среды). Похоже, что на ранних этапах эволюции гоминиды были привязаны к определенным африканским биотопам, однако на протяжении плейстоцена эта привязанность ослабевала. Возникают важные вопросы: что сделало возможным расселение гоминид и каковы были экологические последствия этого расселения?
...

10.1.1. Последовательность расселения

1. Нет каких-либо надежных свидетельств появления гоминид за пределами африканских регионов, расположенных к югу и юго-востоку от Сахары, ранее чем 1,5 млн. лет назад.

2. Есть свидетельства присутствия гоминид в африканских регионах к югу от Сахары и в Юго-Восточной Азии в промежутке между 1,5 и 1,0 млн. лет назад. На основании этого можно предположить также, что к этому времени гоминиды колонизировали и промежуточные тропические регионы Старого Света, включая части Среднего Востока и полуостров Индостан. Это предположение, однако, нуждается в дополнительных доказательствах, хотя и есть указания на пребывание гоминид в местонахождении Убейдия в Израиле с очень древней датировкой (около 2 млн. лет) (Repenning, Fejfar, 1982). Равным образом подверглись сомнениям (Matrsu'ura, 1982; Pope, 1983; Sartono, 1982) и сделанные ранее предположения о присутствии остатков гоминид в отложениях Джетис и ископаемой фауне Явы, датируемых 1,9 млн. лет назад или меньше (Curtis, 1981). В настоящее время представляется наиболее вероятным, что древнейшие следы пребывания гоминид за пределами Африки не старше 1,5 млн. лет.

3. Считается, что освоение гоминидами теплых умеренных зон, включая и средиземноморские области Европы, началось в промежутке между 1,0 и 0,7 млн. лет. Хотя и высказывались многочисленные предположения о более раннем освоении Европы (см., например, Turner, 1984, р. 198), древнейшие из известных находок, обнаруженные в Изерния-ла-Пирета (Италия), датируются возрастом 1,0 млн. лет (Coltorti, Cremacshi et al., 1982). В общем можно сказать, что колонизация гоминидами теплых умеренных зон Старого Света произошла на границе нижнего и среднего плейстоцена.

4. В интервале между 700 тыс. и 300 тыс. лет назад Homo erectus колонизировал более северные умеренные среды.

5. В промежутке между 300 тыс. и 40 тыс. лет назад гоминиды включили в свой ареал обитания северные широты (хотя, по всей вероятности, области с резко выраженным арктическим климатом остались ими не охваченными); этот период совпал с эволюцией Homo erectus в H. sapiens.

6. В интервале между 40 тыс. и 10 тыс. лет назад гоминидами были колонизированы практически все остальные области земного шара. Ко времени резкого похолодания были освоены и зоны с резким арктическим климатом. Благодаря этому гоминиды проникли в Новый Свет и очень быстро расселились по всей его территории; в это время или, быть может, чуть'раньше гоминиды достигли Австралии и Океании.

7. 10 тыс. лет назад незанятыми гоминидами оставались лишь полярные зоны и некоторые из отдаленных островов. Эти территории постепенно осваивались в более поздние доисторические и исторические времена.

10.1.2. Экологические аспекты расселения гоминид

На описанный ход расселения гоминид, безусловно, влиял ряд факторов. Главными из них были географические и экологические барьеры (влияние этих факторов зависело от потребностей видов). Географические барьеры, в особенности океан, горы и ледники, очевидно, сыграли важную роль в задержке освоения гоминидами Австралии. Помимо этих географических барьеров на характере расселения гоминид сказались и экологические факторы.

На рис. 10.1 изображена последовательность колонизации ранними гоминидами разных местообитаний. Можно видеть, что этот процесс определялся не только температурой воздуха, ибо, как свидетельствуют полученные недавно данные, гоминиды .начали переселяться в умеренные широты еще до того, как приобрели способность существовать в дождевом тропическом лесу. По всей вероятности, более важное значение имели структура биотопов и типы источников пищи. Следовательно, колонизация биотопов происходила в порядке, совпадающем с уменьшением их сходства с саванной — исходной средой гоминид. Степи умеренных широт, хотя и отличались от саванны характером сезонности и температурой воздуха, оказались для гоминид более подходящей средой, чем непроницаемые для солнечных лучей густые тропические леса. Кроме того, гоминиды предпочитают те среды, в которых обнаруживается ряд определенных экологических характеристик. Как видно из рис. 10.2, в таких средах наблюдается большая величина отношения первичной продуктивности к биомассе, а не просто высокая доступность энергии. Это заставляет предполагать, что источники пищи, которые использовали представители Homo erectus, представляли собой либо организмы с высокой скоростью роста и размножения, либо животных, которые питались такими видами. Эти организмы, как правило, являются высокоценными продуктами питания, но доступны лишь в течение коротких отрезков времени, что еще раз указывает на тесную связь эволюции с характером сезонности сред (Foley, 1984b, см. также гл. 8).

Прежде чем перейти к рассмотрению других факторов, следует отметить, что радиация человека происходила не в отрыве от других видов животных. Ранние гоминиды покидали Африку вместе с другими животными, одновременно ведя с ними острую конкуренцию. Не так давно Тернер (Turner, 1984) провел плодотворное сравнение колонизации высоких широт гоминидами и другими животными. Любопытно, что Homo erectus и ряд других видов (лев, леопард, гиена и волк) достигли умеренных широт Евразии примерно в одно время (Turner, 1984, табл. 8.2). В этой связи можно думать, что гоминиды были лишь частью некоего общего биогеографического процесса, в котором участвовали разнообразные виды и который замедлялся и ускорялся одними и теми же факторами. Таким образом, представление о «неповторимости» гоминид вновь оказывается иллюзорным. Вероятнее всего, факторы окружающей среды в наибольшей степени благоприятствовали организмам с определенными признаками; к числу этих признаков, по-видимому, относятся крупные размеры, хищническое поведение и социальность. Виды с подобными характеристиками, несмотря на свое тропическое происхождение, обладали высокой адаптивной способностью к освоению новых сред обитания.

Что лежало в основе такой способности животных? Ответ на этот вопрос позволяют дать некоторые общие экологические принципы. Во-первых, известно, что хищники обладают более широкой приспособляемостью (эвритопностью), нежели травоядные. Мясоедение требует меньшей специализации и меньше локальных адаптации, чем питание растительной пищей. Для хищника нет особой разницы между оленем и антилопой, равно как и между передними и задними ногами этих копытных. Иное дело — растения, которые сильно варьируют структурно и локально и использование которых в пищу предполагает существование более специализированных и узких экологических ниш. Таким образом, можно предполагать, что географическая радиация хищников в отличие от радиации травоядных протекала без сколько-нибудь выраженного видообразования или морфологического изменения. Лучше всего это предположение иллюстрируется повсеместным незначительным разнообразием крупных хищных млекопитающих, все виды которых занимают весьма обширные географические ареалы, и очень высоким локальным разнообразием крупных травоядных. Это обстоятельство, а также сходство между радиацией гоминид и крупных хищников заставляют предполагать, что эти организмы сильно зависели от мясной пищи и что независимо от того, какое место занимало мясоедение в жизни гоминид в тропической саванне, оно в значительной степени обусловило их успех в освоении новых сред.

Согласно второму из рассматриваемых общих экологических принципов, экзогения часто дает организму значительные адаптивные преимущества. Нередко считают, что экологический успех организма определяется тесной и гибкой адаптацией к локальным условиям. Правильность этого утверждения, однако, не исключает того, что экологический успех требует от организма расплаты. Цена расплаты — ширина занимаемой им экологической ниши. Как правило, локальная адаптация достигается за счет специализации и избегания и недопустимости конкуренции. Этот процесс — обычная и успешная стратегия вида, существующего в устойчивых условиях неизменяющегося сообщества. Нередко, однако, адаптивные преимущества получают вновь появляющиеся в сообществе (экзогенные) виды, обладающие способностью утилизировать самые разнообразные экологические ниши. Хотя эффективность использования ими каждой из этих ниш может быть ниже, чем ее утилизация каким-либо аборигенным видом, использование ресурсов разных ниш дает этим видам значительную компенсацию. Примеры такой стратегии, обнаруживающейся как у животных, так и у человека, хорошо известны. Это — расселение благородного оленя в Новой Зеландии, крупного рогатого скота — в Африке, к югу от Сахары, и кроликов — в Австралии. Можно поэтому предполагать, что как экзогенные организмы с мало специализированным пищевым поиском гоминиды пользовались в умеренной Евразии (а затем и в Австралии, и Новом Свете) определенными экологическими преимуществами. Аборигенные виды умеренных широт, по всей вероятности, не смогли конкурировать с этими пришельцами, и в этом состоит возможная причина вымирания многих крупных млекопитающих в плейстоцене.

В качестве третьего общего принципа для анализа расселения гоминид можно использовать некоторые положения экологической физиологии и, в частности, правило Аллена. Давно известно, что вследствие существования связи между теплоотдачей, объемом тела и площадью его поверхности отбор в холодных средах способствует выживанию организмов с крупными размерами тела и относительно короткими конечностями. В этой связи любопытно отметить, что, как показали Тринкаус (Trinkaus, 1981) и Стрингер (Stringer, 1984), из всех известных популяций человека самыми короткими (относительно размеров тела) дистальными отделами конечностей обладали неандертальцы. В этом отношении они сближаются с живущими ныне в высоких широтах популяциями людей (рис. 10.3). К сожалению, соответствующий посткраниальный материал для других представителей раннего Homo sapiens и Homo erectus отсутствует, однако совершенно ясно, что по крайней мере некоторые популяции гоминид приспособились к новым холодным средам.
...

Хотя расселение гоминид как часть общего биогеографического процесса во многом объясняется общими биологическими принципами, ряд вопросов остается все еще нерешенным. Выживание в высоких широтах поставило перед гоминидами весьма специфические проблемы; решением этих проблем, по всей видимости, и обусловлены некоторые характеристики, присущие только гоминидам.

Как показал Торренс (Тоггепсе, 1983) в своей прежней работе, живущие в высоких широтах охотники и собиратели постоянно подвергаются «временному стрессу»: существование в высоких широтах связано с вполне определенной проблемой нехватки времени («окна») на утилизацию ресурсов. Заслуживают внимания два предположения. Первое связано с высокой сезонной изменчивостью источников пищи, которые в одно время года более чем обильны, а в другое — крайне скудны. Второе предположение учитывает значительную изменчивость продолжительности светового дня на протяжении года и недостаток времени на поиск пищи и другие формы активности зимой. Общие экологические принципы позволяют привести некоторые теоретические соображения о том, каким образом может быть разрешена проблема «временного стресса».

Если источники доступны, но время на их утилизацию ограниченно, отбор, очевидно, будет благоприятствовать стратегиям, которые предполагают: 1) использование источников пищи с высокой «энергетической отдачей» и (или) 2) высокую эффективность утилизации источников. Первая стратегия часто сопровождается увеличением хищничества, которое почти наверняка стало главным способом питания гоминид в высоких широтах. Вторая стратегия связана с повышением эффективности хищничества. «Охотничьи успехи» гоминид в целом зависели от эффективности соответствующих технологий, а следовательно, отбор по эффективности пищевого поведения должен был протекать в форме технического развития. Здесь уместно отметить два обстоятельства. Во-первых, Торренсу удалось ясно показать, что у современных охотников и собирателей прослеживается тесная связь между сложностью технических средств и широтой, на которой живет данная популяция (рис. 10.4). Популяции, живущие в высоких широтах, располагают более разнообразными орудиями, и орудия эти сложнее по устройству и состоят из большего числа компонентов. Во-вторых, хотя развитие техники изготовления орудий в плейстоцене имело общий и глобальный характер, наиболее сильно оно было выражено именно в высоких широтах; орудия, найденные в разных частях тропиков, оставались простыми. Так, индустрия оббитых галек в Юго-Восточной Азии продержалась на протяжении всего-плейстоцена, и лишь в голоцене на смену ей пришла технология микролитов. Таким образом, освоение высоких широт подвергало гоминид воздействию новых факторов отбора, успешное противостояние которым зависело от технического прогресса. Это,, вероятно, в свою очередь способствовало развитию общих познавательных способностей, ибо, как показал Гоулетт (Gowlett, 1984), изготовление каменных орудий требует сложных логических операций и большого воображения. Таким образом, если, согласно современным представлениям, эволюция анатомически современных людей протекала в Африке, то их расселение в высоких широтах можно рассматривать и как важное проявление давления естественного отбора, и как следствие этого эволюционного сдвига.

Рис. 10.4. Связь между географической широтой местности, разнообразием орудий (А) и сложностью орудий (Б) у современных охотников и собирателей (по Тоггепсе, 1983)
...
Главный вывод, который можно извлечь из представленных в настоящей книге данных и рассуждений, заключается в том, что возникновение вида с признаками, расценивающимися нами как сугубо «человеческие», не было неизбежным и предопределенным заранее результатом телеологического эволюционного процесса, но явилось теоретически объяснимым следствием существования предков человека в «подходящих» экологических и эволюционных условиях. Гоминиды и люди утвердились на Земле потому, что, подвергаясь действию основных биологических и эволюционных факторов и процессов, благодаря присущим им адаптивным характеристикам они могли «решать» проблемы, возникавшие перед ними в определенных филогенетических и экологических обстоятельствах. ...

С этой точки зрения ранние гоминиды предстают как существа, сильно отличающиеся от тех в высшей степени честолюбивых, но недалеких полуобезьян, которых так любят изображать в научно-фантастической литературе. Ни один из аспектов эволюции не носит промежуточного, переходного или зачаточного характера, приобретающего смысл лишь в контексте более поздней человеческой истории. Скорее наоборот, всякое эволюционное изменение поддается объяснению с точки зрения его непосредственной, краткосрочной эффективности или той степени, в которой оно способствует решению текущих проблем выживания и воспроизведения. Прошлое человека, как и всякого другого вида, нужно анализировать в контексте тех событий и процессов, которые развивались тогда же, в прошлом, а не .в свете последующих эволюционных явлений. Именно эти события и процессы давно прошедших времен, составлявшие движущую силу человеческой эволюции, обсуждались и моделировались в настоящей книге. К числу главных из этих факторов относятся характеристики, унаследованные гоминидами и их предками в результате предшествовавшего эволюционного развития,— размеры тела и признаки млекопитающих и приматов. Как было показано, это филогенетическое наследие в значительной мере определило ход последующей эволюции гоминид. Оно явилось тем субстратом, на который должен был воздействовать «естественный отбор. Реакции ранних гоминид на встававшие перед ними проблемы были обусловлены их предысторией. Урок, который эволюция на примере гоминид преподносит другим животным, можно, пожалуй, свести к следующему: если хотите стать гоминидами, учтите, что то, с чего вы начинаете, имеет такое же важное значение, как и то, к чему вы стремитесь!
...
Как показывает вся эта книга, история человеческой эволюции— не просто вопрос поисков и находок захватывающих воображение окаменелостей и построения генеалогических схем, но в первую очередь — выяснение того, как жили животные в прошлом: чем они питались, каким было их социальное поведение и какими физиологическими характеристиками они обладали. Именно эти вопросы составляют суть эволюции как человека, так и любого другого вида. А это означает, что находка и таксономическое описание ископаемых видов гоминид являются лишь отправной точкой для выяснения происхождения человека. Такое же большое значение имеет и воссоздание образа жизни гоминид, ибо это — субстрат, на который воздействует естественный отбор, и одновременно результат этого воздействия.

Последний раз редактировалось Reversus; 18.04.2012 в 15:35
Reversus вне форума  
Сказал спасибо Reversus за это сообщение:
Январь (18.04.2012)
Закрытая тема
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 10:18.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100