Ошибка рекламы «Здравмаг»!
Вернуться   Форум "Осознание" - Концепция Общественной Безопасности > Общество. Политика. Мы. > Концепции развития. События и общество. Факты и мнения.
ЗДРАВМАГ.РФ | МОЙ ПЛАКАТ | ТОРРЕНТ - ТРЕКЕР | ВСЕ РАБОТЫ ВП СССР

ДРУЗЬЯ!
С ВАШЕЙ НЕОЦЕНИМОЙ ПОМОЩЬЮ МЫ ЗАВЕРШИЛИ СБОР СРЕДСТВ НА ОПЛАТУ РАСХОДОВ ПО СОДЕРЖАНИЮ НАШИХ РЕСУРСОВ ЗА 2019-2020 ГОДЫ!
ОГРОМНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ ВСЕМ, КТО ПРИНЯЛ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ!
РАДЫ, ЧТО МЫ ВМЕСТЕ!

Финансовая помощь порталу kob.su и остальным нашим проектам - Подробности здесь...


Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 15.11.2012, 02:30   #31
Андрей С.
Форумчанин
 
Аватар для Андрей С.
 
Регистрация: 29.05.2009
Адрес: Москва
Поблагодарили 1,333 раз(а)
Отправить сообщение для Андрей С. с помощью Skype™
По умолчанию

YouTube
Скрытое видео:
Цитата:
Программы Аркадия Мамонтова - это не только телевизионные расследования, но и политический флюгер в хорошем смысле этого слова. По сути, Мамонтов - медийный инструмент прогосударственной части элиты и власти, при том что большая часть массмедиа принадлежат и контролируются компрадорской частью элиты. С каждой новой горячей темой, поднимаемой Аркадием, это становится всё очевиднее.

В этой связи мне очень понравилось то, что Мамонтов выстроил свою программу не столько вокруг Сердюкова и хищений его подчинённых и родственников, сколько вокруг антикоррупционного процесса в целом. Время от времени, правда, Аркадия заносило на эмоциях в обсуждение и осуждение отдельных личностей (такой уж у него характер эмоциональный, ничего не попишешь), но главный рефрен его слов как ведущего заключался в том, что происходит медленный, но уверенный разворот курса государства и страны - что гораздо и несравнимо важнее! Он повторял эти слова о "курсе" несколько раз, благодаря чему разговор ушёл от довольных визгов и похрюкиваний по поводу сгоревшего на воровстве конкретного чиновника, что мы уже порядком насмотрелись на нашем ТВ в последние дни, к обсуждению самой сути серьёзных тектонических сдвигов в политической и мировоззренческой жизни России. В течение программы неоднократно подчёркивалось, что эти злоупотребления не могут и не должны перечеркнуть реформу армии и её реальные достижения. Более того, антикоррупционный масштабный процесс, инициированный верховной властью, должен только помочь продолжить эту реформу и очистить её от воровства, мешающего нашей стране не первый десяток лет.

Для меня особенно ценен следующий зажигательный монолог Александра Проханова: "Этот кошмарный фильм тем не менее вызвал у меня ощущение радости и позитива. Почему? Полгода я непрерывно, как бешеный езжу по оборонным заводам - в месяц 3-4 поездки. Я был на заводе Чкалова в Новосибирске, который сейчас строит лучшие бомбардировщики в мире Су-34. Уралвагонзавод - запуск танков Т-90М. Только что был на Сталинградском заводе, который строит "Искандеры" и новые модификации стратегических ракет "Тополь-М". Космические заводы, куда пошли деньги на двигатели для новых ракет. Это колоссальные деньги, но они не видны народу. И развитие, о котором мы говорим и мечтаем, оно пока не видно народу, потому что это идёт только в оборонку. И эта оборонка берёт эти гигантские деньги. Но на эти деньги сразу слетаются грифы, коршуны - они чувствуют эти огромные деньги и хотят выхватить их. То, что мы сейчас увидели, - это первый удар по этим грифам, которые налетают на эти гигантские деньги. Но это элемент развития и подъёма. Пусть первый, но очень мощный и грозный. Конечно, вслед за походом этих денег, за рывком, о котором говорил Путин, должна быть целая философия рывка, которая включает и философию общего дела (...), и философия нового отношения к управленцам, философия нового ощущения России в этом мире. И конечно, это колоссальные удары по всем тем, кто мешает русскому развитию. А этих врагов очень много, и не только в Минобороне".

( Свернуть )

Добавлю, что описанное Прохановым движение и развитие началось не сейчас, а ещё в начале 2000-х, но вступает в решающую стадию именно в 2012 году. Глобальный антикоррупционный процесс запланирован был давно, его невидимая часть подготовки велась несколько лет, а уже даже видимая, но не громкая - 1,5-2 года. Это никакое не спонтанное движение власти, но реализуемый план Путина, главной частью которого является процесс по отвязке от мирового неоколониального долларового механизма. Коррупция - не просто порок и не какое-то особое качество русских людей или русской власти. Коррупция в её нынешнем системном и гигантском виде - это система управления колонией, основанная на отрыве элиты от интересов народа, на выкачивании из народа и страны всевозможных ресурсов и на контроле этой воровской элиты Системой через теневую экономику и финансовые рычаги. В любой момент на любого представителя элиты и власти колониальной страны, если вдруг кто-то оказался неугоден Центру или тем более попытался объявить ему войну, у Системы есть свой компромат и те рычаги, которые позволяют заменить человека или группу на других таких же, продажных. Смена таких поставленных и контролируемых теневым механизмом элит, помогающих колонизаторам эксплуатировать свой народ, и есть так называемая модель демократии на экспорт.

Путин решил выступить против этой Системы, но выступить не прямолинейно и самоубийственно, а хитро, скрытно и после тщательной подготовки. Для чего было крайне необходимо в числе прочего восстановить армию. Сердюков, конечно же, прежде всего не казнокрад, а человек-функция, призванный расчистить осколки старой армии и по проекту Путина начать постройку новой; он наоборот боролся с могущественной коррупционной частью постсоветского генералитета (да-да! коррупционеры бывают и в погонах!) и, по недавнему свидетельству юриста Андрея Макарова - "останавливал повальное воровство в армии". Да, он, к сожалению, запятнялся сам, расчищая авгиевы конюшни постсоветской армии. Однако показательное "дело Оборонсервиса" и приближённых Сердюкова позволило дать громкий старт процесса, истинные цели которого выходят далеко за пределы Минобороны и любого другого министерства или группы лиц. Эти цели касаются всей страны как единого организма и даже мировых исторических процессов.

Судя по громким уголовным делам, о которых Следственный комитет объявляет чуть ли не каждый день, судя по мощному информационному сопровождению (в том числе и через программу Мамонтова), процесс действительно пошёл. Отдельные эксперты, конечно, могут говорить, что это внутриэлитные разборки или популизм Путина, но данные объяснения не выдерживают никакой критики: в случае разборок никто и никогда не заходит так далеко и не "сдают" человека, которого считают частью президентской команды; о популизме же можно было бы говорить перед выборами, но не после. Процесс начинается действительно серьёзный - и он не только антикоррупционный, антикриминальный и направленный на отвязку от глобального колониального механизма, это процесс мировоззренческий. Он заденет далеко не только высших начальников, чиновников и воров, он заденет каждого из нас с вами. И уже очень скоро, к примеру, опустеют столичные ночные клубы, где прожигают жизнь и папины денежки молодые мажоры, детки коррупционеров. Речь идёт о полном переформатировании страны - о свержении ига "золотого тельца" и провозглашении традиционных русских ценностей как ценностей-мотиваторов, регулирующих государство и всю нашу общественную жизнь. Служащих основой для того самого русского развития, рывка.

В программе Мамонтова - не знаю, интуитивно или запланированно - вышли в итоге на проблему национальной идеи и на то, что сейчас властью должна быть поставлена задача не просто о жёстком наказании коррупционеров, но о создании такой общей идеи в стране, которая в принципе могла бы сломать эту порочную систему и построить жизнеспособную. Обратите внимание на удивительные слова Сергея Жигарёва: "Я как гражданин Российской Федерации искренне надеюсь, что нахожусь в преддверии второй части Мюнхенской речи Путина, которая будет обращена уже не за границы России, а внутри России". Уверен, эти надежды вскоре оправдаются.
Взято отсюда: http://russkiy-malchik.livejournal.com/2012/11/14/
Андрей С. вне форума   Ответить с цитированием
Эти 2 пользователя(ей) сказали Спасибо Андрей С. за это сообщение:
Collapser77 (15.11.2012), РОСтОК (15.11.2012)
Старый 15.11.2012, 09:47   #32
альмагест
Участник
 
Регистрация: 31.05.2012
Адрес: город Липецк
Поблагодарили 3 раз(а)
По умолчанию

Сердюков назначен советником" Росстехнологий".
Видимо там будет расчищать авгиевы конюшни,реформировать,выго нять зажравшихся тамошних коррупциоЭнеров.Пригласит своих,заведёт очередную любовницу,купит ей всего-всего на несколько сот миллионов.
Потом разразится скандал.Его опять снимут.А потом назначат министром юстиции, или министром образования на худой конец.
Согласитесь, ведь если посмотреть на его фото,сразу министерский лоск виден.
А вы говорите,директор мебельной фабрики,директор мебельной фабрики.
P.S/ это тоже удалять собираетесь,товарищи мои дорогие?
альмагест вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.11.2012, 13:43   #33
vsz
Ушёл в баню
 
Регистрация: 28.04.2011
Адрес: Земля
Поблагодарили 3 раз(а)
По умолчанию

Рука руку моет. Вместо положенного КПЗ- советник.
vsz вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.11.2012, 09:09   #34
st.diesel
Местный
 
Аватар для st.diesel
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Земля, Челябинск
Поблагодарили 178 раз(а)
Отправить сообщение для st.diesel с помощью ICQ
По умолчанию

Вот такую вот утку кто нибудь читал:
В Москве задержан Борис Березовский
Цитата:
В международном аэропорту Шереметьево задержан опальный олигарх Борис Березовский.

В результате удачно проведённой спецоперации в ночь с пятницы на субботу сотрудниками Федеральной службы безопасности в международном аэропорту Шереметьево был задержан Борис Березовский. Опальный олигарх прилетел в Москву рейсом авиакомпании «Air France» из Парижа под именем Франсуа Клюзе и был загримирован.

Как сообщил журналистам представитель Центра общественных связей ФСБ, Бориса Березовского «поймали на живца». Для этих целей в российских средствах массовой информации была распространена «утка» о том, что известный бизнесмен Александр Лебедев сворачивает бизнес в России и распродаёт свои активы. В том числе акции всегда интересовавшего Березовского «Аэрофлота».

На переговоры о покупке принадлежащего Лебедеву пакета акций и прилетел, пренебрегая собственной безопасностью ради лакомого кусочка, Березовский. Ещё бы: ведь сотрудниками ФСБ, выдававших себя за представителей якобы впавшего в немилость Кремля бизнесмена, пакет акций предлагался за «сущие копейки» — 500 миллионов рублей.

По словам очевидцев, задержание не обошлось без курьёза. Якобы в ответ на предъявленный Березовскому ордер на арест он обречённо вздохнул и произнёс: «Ну, что же. И на старуху бывает проруха». Но его тут же, не без юмора, поправили оперативники: «Борис, ты не прав! Жадность фраера сгубила».

До своего задержания Борис Березовский находился в эмиграции в Великобритании. В России его обвиняют во многочисленных преступлениях и заочно приговорили к тюремному заключению.

Впервые уголовное дело на Березовского в нашей стране было заведено в 1999 году. С 20 сентября 2001 года он находится в розыске по обвинению в мошенничестве, отмывании денег, попытке насильственного захвата власти. Ордер на его арест был выдан Интерполу Бразилией по обвинениям в мошенничестве и отмывании денег через футбольный клуб. Помимо этого, с 1999 года против него ведётся следствие прокуратурой Швейцарии по обвинениям в мошенничестве и отмывании денег. В том же году Березовскому было отказано во въезде в Швейцарию.

По версии Березовского, проблемы в России у него начались вскоре после прихода к власти Владимира Путина. Александр Волошин, возглавлявший администрацию президента, сообщил пожелание Путина «передать» долю в ОРТ государству, иначе Березовскому была обещана судьба Владимира Гусинского.

Затем то же сообщил лично Путин. После этого Березовский встретился с Михаилом Лесиным (тогда — министр печати), который назвал цену пакета акций — 300 миллионов долларов. Но Березовский продавать акции отказался. В конце 2000 года, когда Березовский уже эмигрировал, к переговорам с ним подключился Абрамович. В декабре он встретился с Березовским во Франции и передал ему новое предложение Путина.

Оно сводилось к следующему: цена снижена до 175 млн долларов, сделка должна быть совершена «незамедлительно», иначе акции будут «конфискованы». При этом в случае продажи акций было обещано, что российские власти освободят из-под ареста друга и делового партнера Березовского — заместителя гендиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова. Березовский вынужден были согласиться. И вот опять «Аэрофлот» стал для Бориса Абрамовича ловушкой, в которую он так неосмотрительно угодил.
Источник
К чему бы это?
st.diesel вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.11.2012, 10:45   #35
lexik
Форумчанин
 
Регистрация: 04.05.2009
Адрес: Хабаровск
Поблагодарили 432 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от альмагест Посмотреть сообщение
Сердюков назначен советником" Росстехнологий".
Похоже что это была утка
Цитата:
Ростехнологии опровергли информацию о назначении Сердюкова
"Каких либо документов или иных официальных указаний, регламентирующих статус А.Э.Сердюкова как советника генерального директора или сотрудника Госкорпорации "Ростехнологии", в настоящий момент не существует", - сообщила пресс-служба госкорпорации.

http://ria.ru/politics/20121115/910919387.html
lexik вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.11.2012, 10:48   #36
Михайло Суботич
Команда сайта
 
Аватар для Михайло Суботич
 
Регистрация: 30.10.2008
Адрес: Подмосковие
Поблагодарили 2,728 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от st.diesel Посмотреть сообщение
Вот такую вот утку кто нибудь читал:
В Москве задержан Борис Березовский

Источник
К чему бы это?
10 августа 2012г. Может не будем засорять форум жёлтой прессой?
Михайло Суботич вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.11.2012, 10:59   #37
st.diesel
Местный
 
Аватар для st.diesel
 
Регистрация: 06.04.2010
Адрес: Земля, Челябинск
Поблагодарили 178 раз(а)
Отправить сообщение для st.diesel с помощью ICQ
По умолчанию

Я же сразу предупредил о "Желтезне" статьи, вопрос к чему бы это...
st.diesel вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.11.2012, 12:02   #38
Collapser77
Форумчанин
 
Аватар для Collapser77
 
Регистрация: 17.02.2010
Адрес: Подмосковье
Поблагодарили 1,257 раз(а)
Записей в дневнике: 7
Отправить сообщение для Collapser77 с помощью Skype™
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от st.diesel Посмотреть сообщение
Я же сразу предупредил о "Желтезне" статьи, вопрос к чему бы это...
Обычный информационный шум, очередная "сенсация": скорее всего, для популярности. Подобная новость уже была без малого три года назад; только тогда это было правдой, но относилось к другому Борису Березовскому.
Collapser77 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.11.2012, 07:22   #39
120
Местный
 
Регистрация: 06.12.2011
Адрес: везде
Поблагодарили 80 раз(а)
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Андрей С. Посмотреть сообщение
есть такая профессия Родину защищать и тот кто владеет этим эмоционально осознаным состоянием всегда раздолбает сытого бюргера и холёного штатовца в головах которых раскрашеные бумажные картиннки.Интересно те бойцы которые умерали в Бресте в 41м имели соц пакет...квартиры,высокую зарплату(в нашем понимании сегодняшнем) и нужно ли было им это? По видео лишь Газманов что то сказал по существу.Обсуждаются какие то тёлки взрощеные в 90е вы что от них хотели? Это же гопота с обезьяними наклоностями вопрос кто им этим обезьянам клиторального взгляда на жизнь всё это доверил?90 е отзываются , царя в голове нет у среднего возраста и не будет,перепахивать их нужно что и делается сегодня
120 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.11.2012, 04:28   #40
Андрей С.
Форумчанин
 
Аватар для Андрей С.
 
Регистрация: 29.05.2009
Адрес: Москва
Поблагодарили 1,333 раз(а)
Отправить сообщение для Андрей С. с помощью Skype™
По умолчанию

События, происходящие сегодня, очень напоминают вторую половину 30-х годов. Но есть одно принципиальное отличие от того времени, а именно информационное состояние общества. Сегодня война идет на информационном поле, и до последнего времени большевики эту войну проигрывали. Поэтому Путин ходил по тонкому льду, не рискуя нарушить баланс сил между враждующими элитами. Однако, последние события показывают, что он всё-таки решил нанести удар по зарвавшейся номенклатуре. Теперь пути отступления нет - если он не раздавит гадину, то гадина очухается и раздавит его. Маски сброшены.
Но, по моему мнению, в сегодняшней ситуации есть еще одно принципиальное отличие от 37-го года, когда Сталину был нанесен сокрушительный удар от партноменклатуры и так называемых "идейных" марксистов. Путин смог провести чистые выборы и получить поддержку большинства. У Сталина такой возможности не было.
Насколько это важно, дает понять отрывок из книги ВП СССР "Иудин грех ХХ съезда".
Скрытый текст:
Процесс глобализации во второй половине ХХ века привёл к тому, что в исторической науке возникло новое течение, так называемые «новые историки», суть деятельности которых состоит в том, что они стараются выяснить, какие реальные общественные явления стоят за разногласиями различных исторических школ, выражающих ту или иную сугубо национальную или узкоклассовую точку зрения. Один из них Д.А.Гети занялся ревизией господствующих представлений об истории СССР и США и их противостояния на протяжении ХХ века. Он был допущен к работе в архивах России. В 2002 г. “Комсомольская правда” на протяжении полутора месяцев опубликовала серию статьей[228] под общим заголовком “Жупел Сталина”, посвящённую тому, что Д.А.Гети «накопал» в российских архивах по теме тёмных мест в истории СССР. Приведём некоторые выдержки из этой серии статей (сноски по тексту — наши):
«Знакомясь с документальными первоисточниками сталинского времени, он и сделал открытие, которое привело к настоящей публикации. Д.А.Гетти во всеуслышание объявил, что зловещему 1937 году предшествовал примерно трёхлетний период либеральных сталинских реформ. Более того, что именно неудача этих реформ привела к репрессиям, которые несправедливо назвали «сталин­скими». (…)

— Да, действительно Арч Гетти совершил открытие, — считает ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Николаевич Жуков, — но, поскольку эта тема для него лишь сопутствующая, он просто застолбил её для науки.

И Юрий Николаевич показал документ, который сам обнаружил в архивах.

Это образец избирательного бюллетеня по выборам в Верховный Совет СССР первого созыва. В окончательном варианте, который этот бюллетень приобрёл ко дню выборов 12 декабря 1937 года, в нём остался только один — безальтернативный, как мы сказали бы сегодня, — кандидат от партии и комсомола. Однако вплоть до июня 37-го года всё ещё предполагалось, что выборы пройдут на альтернативной основе, то есть наряду с кандидатом от партаппарата рабочие и служащие какого-либо завода могли бы выдвинуть своего кандидата, а колхозники — ещё одного. Но прошёл бы только один из троих, в бюллетене так и написано: оставить ОДНОГО кандидата — остальных вычеркнуть.

Ну а вдруг избиратели 37-го года дружней всего вычеркнули бы именно представителей правящей партии в однопартийной стране? Если бы миллионы таких бюллетеней извлекли из урн, какой разразился бы гром: партия осталась без власти! Но, может, это всего лишь популизм по-сталински? Однако Юрий Николаевич возразил:

— Сталин хотел другого: вообще отстранить партию от власти[229]. Поэтому и задумал сначала новую Конституцию, а потом, на её основе, альтернативные выборы. По сталинскому проекту, право выдвигать своих кандидатов наряду с партийными организациями предоставлялось практически всем общественным организациям страны: профсоюзам, кооперативам, молодёжным организациям, культурным обществам, даже религиозным общинам. Однако последнюю схватку Сталин проиграл и проиграл так, что не только его карьера, даже жизнь его оказалась под угрозой. Однако так ничего не понять, давайте с самого начала» (“Комсомольская правда”, 5 ноября 2002 г.).

«Новый курс»[230] и охота на ведьм

— В чьих руках тогда были главные бразды правления — ЦИК или Политбюро?

— Однозначно не ответишь, эти два органа переплетались. Всего состоялось семь очередных съездов Советов[231], восьмой, чрезвычайный, был уже неурочный и последний. В периоды между съездами и призван был действовать Центральный исполнительный комитет — подобие парламента, куда входило около 300 человек. Но он почти не собирался в полном составе, постоянно функционировал лишь избранный им Президиум.

— Эти триста человек были хотя бы освобождёнными работниками?

— Конечно, нет. Они представляли как широкое, так и узкое руководство страны. Что касается Президиума ЦИК, то в него входили только члены Политбюро и Совнаркома. Уникальный парадокс советской системы управления тех лет состоял ещё в том, что его сросшиеся ветви, а по сути одну-единственную ветвь власти от макушки до корней обсел партаппарат[232]. Всё это Сталин решил поломать с помощью новой Конституции. Во-первых, отделить в советских органах исполнительную власть от законодательной, а их отделить от судебной, которая напрямую подчинялась наркому юстиции Крыленко[233]. Во-вторых, отделить от этих властных структур партию и вообще запретить ей вмешиваться в работу советских органов. На её попечение оставить только два дела: агитацию и пропаганду и участие в подборе кадров. Грубо говоря, партия должна была занять то же место в жизни страны, что, скажем, занимает католическая церковь в жизни Ирландии: да, она может влиять на жизнь государства, но только морально, через своих прихожан. Реформа, которую задумал Сталин, призвана была консолидировать наше общество ввиду почти неминуемого столкновения с фашистской Германией[234].

— Можете вкратце перечислить её основные цели?

— Первая: ликвидировать так называемых лишенцев[235]. До революции значительная часть населения лишалась избирательных прав по цензу осёдлости и имущественному цензу, после революции это были «социально чуждые элементы». Сталин решил наделить избирательными правами всех граждан, за исключением тех, кто лишён этих прав по суду, как и делается во всём мире. Второе: выборы равные для всех общественных классов и социальных слоёв. До революции все преимущества были у так называемых землевладельцев, то бишь помещиков, которые автоматически проводили гораздо больше депутатов, нежели представители крестьян, рабочих, горожан. После революции рабочие автоматически имели в пять раз больше своих депутатов, нежели крестьяне. Теперь их права выравнивались. Третье: выборы прямые, то есть вместо старой многоступенчатой системы каждый гражданин прямо выбирает местную, республиканскую, союзную власть[236]. Наконец, выборы тайные, чего ни при царской, ни при Советской власти никогда не было. Но самое поразительное: в 1936 году Сталин во всеуслышание заявил, что выборы должны стать ещё и альтернативными, то есть на одно место должны баллотироваться — не выдвигаться, а баллотироваться — по нескольку кандидатов.

— Выдвигаться и баллотироваться: в чём разница?

— Выдвигать можно сколько угодно кандидатов, а баллотировать — значит утвердить на выборы определённое число кандидатур. Это была первая попытка мягко, бескровно отстранить от власти широкое партийное руководство[237]. Ведь не секрет: первый секретарь обкома, или крайкома, или ЦК Компартии союзной республики был на своей территории и царём, и Богом. Просто отстранить их от власти можно было только нашим привычным путём — по обвинению в каких-то грехах. Но сразу отстранить всех невозможно: сплотившись на Пленуме, они сами могли отстранить от власти кого угодно. Вот Сталин и задумал мирный, конституционный переход к новой избирательной системе[238]. Первые секретари немедленно возразили, что в «сталинский парламент» попадут в основном попы. Действительно, верующих тогда было больше половины народу.

— И что делал бы Сталин, если бы Верховный Совет собрался наполовину из попов?

— Я не думаю, что народ, выбрав тех, кому доверяет, расшатал бы власть. Скорее помог бы её укрепить[239]. Зато Сталин предвидел, что подавляющее большинство первых секретарей[240], баллотируясь в Верховный Совет, всё-таки на тайных выборах не пройдут. Не простит им народ перегибов в коллективизации и индустриализации, злоупотреблений фактически бесконтрольной властью. Ясно, что всем, кому избиратели отказали бы в своём доверии на первых выборах в Верховный Совет, пришлось бы покинуть и партийные посты. Именно так, мирно и бескровно, Сталин задумывал избавиться от партийных вельмож, укрепить Советскую власть — ну и свою[241], разумеется.

— Но не мог же он не понимать, что играет с огнём?

— Понимал, но надеялся переиграть партократию.

— Каким образом?

— Апеллируя к народу[242]. Ведь Сталин сознавал, что именно в нём народ видит того, кто способен обуздать эту партократию… Судебный процесс над Зиновьевым и Каменевым в августе 36-го года стал последней точкой в борьбе с троцкистско-зиновьевской оппозицией[243]: от этого удара она уже не оправилась. Но, как ни парадоксально, выпровоженная в дверь, она вернулась в окно, правда, уже в виде мифа. Чем реальнее и ближе становилась перспектива того, что страна станет жить по новой Конституции, тем громче первые секретари кричали о существовании широких заговоров троцкистов и зиновьевцев на их территориях, которые, дескать, могут сорвать выборы в Верховный Совет. Единственный способ предотвратить такую угрозу — развернуть репрессии против них. Даже по стенограмме видно: и Сталин, и Жданов, и Молотов настойчиво говорили о необходимости перестройки системы управления, подготовки выборов в парторганизациях, подчёркивая, что до сих пор там подлинных выборов не проводилось, была только кооптация[244]. А им в ответ — даёшь репрессии! Сталин им уже прямым текстом говорит: если такой-то товарищ — член ЦК, то он считает, что знает всё, если он нарком, тоже уверен, что знает всё. Но так не пойдёт, товарищи, нам всем надо переучиваться. И даже идёт на явную хитрость, обращаясь к первым секретарям: подготовьте себе двух хороших заместителей, а сами приезжайте на переподготовку в Москву. Но те не лыком шиты, соображают: это один из легальных способов убрать человека с занимаемой должности.

— Странно: всё это происходило уже после одобрения новой Конституции, которую 5 декабря 1936 года принял Всесоюзный съезд Советов и демократические достоинства которой уже отметил весь мир. А всего через два месяца борьба вспыхнула с новой силой. В чём дело: приняли «не ту Конституцию»?

— Да нет, Конституцию приняли «ту самую». Даже главу XI «Избирательная система», которую написал лично Сталин и за судьбу которой он тревожился больше всего, одобрили без изменений. Последнее, что утвердили делегаты съезда, — это «право выставления кандидатов за общественными организациями». Короче, это была очень большая победа и сокрушительное поражение группы Сталина.

— В чём состояла победа?

— В Конституции было всего 146 статей. Впервые и только один раз партия упоминается в статье 126-й как «ядро общественных организаций»…

— То есть никакой «руководящей роли партии»?

— Такое положение появится только в брежневской Конституции 1977 года, на новом, «сусловском» витке троцкизма[245].

— Тогда в чём же группа Сталина потерпела поражение?

— Сталин намеревался провести выборы в Верховный Совет в конце 1936 года, когда истекал срок полномочий делегатов VII съезда СССР. Это обеспечило бы плавный переход от старой к новой системе власти. Но… съезд[246] отложил выборы на неопределённый срок и, больше того, передал ЦИК право утвердить «Положение о выборах» и назначить дату их проведения. Два года тяжёлой борьбы оказались потерянными: всё приходилось начинать сызнова. В этом весь драматизм 37-го года: уже примерив новую, реформированную модель власти, оставалось только утвердить её избирательный закон, — страна ещё не вырвалась из тисков старой политической системы. Впереди — июньский Пленум, там они столкнутся лоб в лоб» (“Комсомольская правда”, 13 ноября 2002 г.).

«Дело «Клубок»

— Юрий Николаевич, не кажется ли вам, что между мартом и июнем в Сталине и произошла решающая метаморфоза? Еще не высохли чернила на новой Конституции, как она уже грубейшим образом нарушена: в апреле 1937 года при Совнаркоме СССР созданы сразу три неконституционных органа власти. Комиссия для разрешения вопросов секретного характера, ещё какая-то «хозяйственная» комиссия и Комитет обороны СССР вместо упразднённого Совета по труду и обороне. Во всех трёх случаях одни и те же имена: Сталин, Молотов, Ворошилов, Каганович, Ежов, иногда «разбавленные» ещё двумя-тремя: Микоян, Чубарь Была «пятёрка», стала «семёрка», но не в этом суть. Суть в том, что, отрицая партию, сталинская группа именно через партию узурпировала власть. Вы с этим согласны?

— Конечно. Борьба вступила в последнюю стадию, и то, что произошло в апреле, по всем классическим канонам определяется как дворцовый переворот. «Центристская группа» прекрасно отдавала себе отчёт в том, что, если упустит инициативу, ближайший Пленум ЦК может её просто смести. Закрепившись в центральных органах партии и государства, она сама развернула чистку и перетряску высшего партийного аппарата. Но было бы ошибкой думать, что в «широком руководстве» у сталинистов были одни враги. Кстати, быть сталинистом означало в то время быть сторонником «нового курса», и только в среде высшей партократии[247] это слово звучало с явно негативным оттенком. Хочу остановиться ещё на одной фигуре, но тут вы, наверное, подпрыгнете на стуле. Но когда-то и я предположить бы не мог, что прокурор СССР Андрей Януарьевич Вышинский был человеком либеральных взглядов.

— Уже и Вышинский либерал?! Да не таким ли людям слово «сталинист» и обязано своим нарицательным смыслом?

— А вы прочитайте протоколы Политбюро тех лет, там есть чему изумиться. В 1935 году, едва став прокурором, Вышинский потребовал пересмотра решения о высылке из Ленинграда так называемых «социально чуждых элементов». После убийства Кирова НКВД[248] «очистил» город от бывших дворян, сенаторов, генералов, интеллигенции — почти 12 тысяч человек были лишены политических и гражданских прав, многие осуждены по надуманным обвинениям. Политбюро, где тон задавала «пятёрка»[249], поддержало протест прокурора. Большинство лишенцев смогли вернуться в Ленинград, с них сняли судимости и обвинения, восстановили в избирательных правах, отдали невыплаченные пенсии. 1936 год: Вышинский добивается отмены судебных приговоров по закону от 7 августа 1932 года — так называемому закону «о трёх колосках», от которого пострадал целый миллион крестьян! За совершенно ерундовое хищение социалистической собственности. Теперь этот миллион крестьян тоже мог участвовать в первых выборах в Верховный Совет. 1937 год: прокурор СССР настоял на пересмотре дел инженеров и техников угольной промышленности и потребовал реабилитации всех, кто проходил по «делу о Промпартии». Тем и другим вернули ордена, звания и, само собой, право избирать и быть избранными[250]. Ну как может серьёзный историк, читая всё это подряд, не прийти к совершенно однозначному выводу, что периоду массовых репрессий предшествовал период либерализации, пусть вынужденной, оправданной борьбой за власть? И тогда уже задаться точным вопросом: что же помешало продолжению этого курса, какая катастрофа его оборвала?

— Верно ли я уловил вашу концепцию: чтобы обеспечить торжество начатой политической реформы, Сталин решил стать «диктатором на час»?

— Было ли подобное намерение у Сталина, можно только гадать. Уже шестьдесят пять лет историки мечтают увидеть одно следственное дело, которое спрятано теперь в архиве ФСБ, потому что в нём — ключ к пониманию того, что произошло между мартом и июнем 1937 года. Однако добраться до него невозможно.

— Дело «Клубок»?

— А вы откуда знаете?

— Я — из вашей книги «Тайны Кремля», из ваших статей. А вот откуда узнали вы, раз это такая архивная тайна?

— Видите ли, периодически наши службы безопасности любят пустить пыль в глаза, дескать, у них от широкой общественности нет никаких тайн. Выпустят архивные документы мизерным тиражом, а потом говорят: ну как же, мы не только рассекретили, но и опубликовали! Так несколько лет назад в Казани вышел сборник «Генрих Григорьевич Ягода. Документы и материалы». Тираж — триста экземпляров. Мне пришлось пустить в ход все свои связи, чтобы раздобыть один из них. А большинство историков так и остаются в неведении о том, что прецедент рассекречивания «Клубка» всё-таки состоялся. В сборнике приведены протоколы допросов Ягоды, который, будучи главным чекистом, «прозевал» заговор против группы Сталина[251]. Удалось найти и допросы некоторых главных участников заговора, в частности коменданта Кремля Петерсона. Он был задержан в Киеве в апреле 1937-го, и с этого началась волна арестов в армии. Многие имена, обнаружившиеся в заговоре, Сталина буквально потрясли, но особенно сильно — два: Енукидзе и Тухачевского.

— Юрий Николаевич, а не миф ли этот заговор? Может, именно миф и засекречен?

— Скорее тут другая причина. Петерсон, который отвечал за охрану высших лиц государства, знал все помещения Кремля, знал, где обычно встречалась руководящая «пятёрка». В своих показаниях он говорит, что для её ареста ему требовалось не более 10 — 15 человек.

— Когда реально возник этот заговор «Клубок»?

— В 1934 — 1935 годах. Это было реакцией на «новый курс» Сталина, который начался со вступления в Лигу Наций и получил продолжение в разработке новой Конституции страны. И вот что, с моей точки зрения, важно отметить. Это оппозиция нового типа, не имеющая ничего общего со старыми, «идейными»: в ней впервые соединились ортодоксальные коммунисты, «аппаратчики» и военные[252]. Но тут и начинается чисто детективный роман, который нам, историкам, приходится домысливать за героев» (“Комсомольская правда”, 14 ноября 2002 г.).

«— И все-таки, что мы знаем абсолютно достоверно?

— Что 2 июня 1937 года Сталин приехал на расширенное заседание Военного совета при наркоме обороны СССР. После доклада Ворошилова, который сообщил об аресте Тухачевского, Путны, Корка, Якира, Уборевича и других замешанных в заговоре военачальников, выступил и Сталин. Нет никаких сомнений в том, что «кремлёвский заговор», открывшийся в самый канун июньского Пленума 1937 года, был для Сталина сильнейшим ударом. Он лишился опоры в армии и теперь в дальнейшей борьбе с партийными догматиками[253] мог рассчитывать только на НКВД.

Кровь пошла

— Объясните мне одну загадку, Юрий Николаевич: Сталин ещё в январе 1935-го узнал, что против него сложился разветвлённый партийно-военный заговор, но только в мае 1937-го обрушил на заговорщиков свой гнев. Почти два с половиной года караулить момент для расправы!

— Сталин разъединял участников заговора, а точнее, своих возможных противников. И делал это в административных рамках: назначал в разные места и обязательно под контроль НКВД. Разъединял, чтобы таким образом затруднить их контакты, сломать их игру. И если бы «Клубок» развязался сам по себе, возможно, тем бы дело и кончилось. Но он, к сожалению, не развязался, и Сталин это знал. Когда наступил час главной битвы, решил заблаговременно показать кулак.

— Так это с его стороны был упреждающий удар?

— Да, и не один. Второй упреждающий удар был нанесён по партократии. Смысл предпринятой чистки был совершенно ясен: сбрасывая первый балласт, Сталин давал понять, что реальная власть в его руках и тех, кто окажет сопротивление новому избирательному закону, может постигнуть такая же участь. Короче, тон был задан. И в этот момент, с моей точки зрения, сталинская команда совершила очень серьёзную ошибку.

— Тем, что вызвала огонь на себя?

— Я бы сказал по-другому: тем, что заставила партократию сплотиться.

— В списках подвергнутых остракизму были и первые секретари?

— Четыре человека: Разумов, Шеболдаев, Лаврентьев (Картвелишвили) и Румянцев, которые соответственно представляли Восточно-Сибирский крайком, Курский, Крымский и Западный (Смоленско-Брянский) обкомы партии. Это и были самые заметные фигуры среди 28 лиц, подвергнутых опале. Однако какая конкретная провинность перед партией и страной им инкриминируется, так и не было сказано, мол, разберётся НКВД. В самой аморфности, абстрактности обвинения, которое могло быть предъявлено любому участнику Пленума, и была цель этого превентивного удара на случай, если бы высший партаппарат попытался заблокировать принятие нового избирательного закона.

— И как же аппарат перенёс этот удар?

— Как говорится, молча. Никто не задал ни единого вопроса, все проголосовали «за». Но 28 июня, в день открытия Пленума, в Москву прибыли ещё далеко не все члены Центрального Комитета: ехали ведь на поездах. Казалось, можно праздновать победу. Но эйфория, усыпившая бдительность команды Сталина, длилась ровно один день, 28 июня. В этот день в кулуарах Пленума и произошёл сговор первых секретарей, которые успели обдумать, чем ответить на генеральную линию Политбюро[254].

Было 29 июня, Пленум уже заканчивался, когда от первого секретаря Новосибирского обкома партии Р.И.Эйхе в Политбюро поступила записка, в которой он обращался к Политбюро с просьбой временно наделить его чрезвычайными полномочиями на подведомственной территории. В Новосибирской области, писал он, вскрыта мощная, огромная по численности, антисоветская контрреволюционная организация, которую органам НКВД не удается ликвидировать до конца. Необходимо создать «трой­ку» в следующем составе: первый секретарь обкома партии, областной прокурор и начальник областного управления НКВД, с правом принимать оперативные решения о высылке антисоветских элементов и вынесении смертных приговоров наиболее опасным из числа этих лиц. То есть фактически военно-полевой суд: без защитников, без свидетелей, с правом немедленного исполнения приговоров. Мотивировалась просьба Эйхе тем, что при наличии столь мощной контрреволюционной организации выборы в Верховный Совет могли принести нежелательный политический результат.

— Как объяснить, почему Сталин и его группа, которые на предыдущих Пленумах ЦК уже не раз отбивали требования партаппарата ввести репрессии, на этот раз молчаливо приняли позицию большинства? Боялись проиграть? Но ведь сделанный ими выбор привёл к поражению не только «нового курса», они и сами навсегда потеряли лицо…

— Моё объяснение сводится к тому, что, если бы сталинская группа пошла наперекор большинству, она была бы немедленно отстранена от власти. Достаточно было тому же Эйхе, если бы он не получил положительной резолюции на своё обращение в Политбюро, или Хрущёву, или Постышеву[255], любому другому подняться на трибуну и процитировать Ленина, что он говорил о Лиге Наций или о советской демократии… достаточно было взять в руки программу Коминтерна, утверждённую в октябре 1928 года, куда записали как образец ту систему управления, которая была зафиксирована в нашей Конституции 1924 года и которую Сталин порвал в клочки при принятии новой Конституции…[256] достаточно было всё это предъявить как обвинение в оппортунизме, ревизионизме, предательстве дела Октября, предательстве интересов партии, предательстве марксизма-ленинизма — и всё! Я думаю, Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов до конца июня не дожили бы. Их бы в ту же минуту единодушно вывели из ЦК и исключили из партии, передав дело в НКВД, а тот же Ежов с величайшим удовольствием провёл бы молниеносное следствие по их делу. Если логику этого анализа довести до конца, то не исключаю уже и такого парадокса, что сегодня Сталин числился бы среди жертв репрессий 1937 года, а «Мемориал» и комиссия А.Н.Яковлева давно выхлопотали бы его реабилитацию[257].

— Но это если бы он сказал «нет». А он сказал «да». Какая разница миллионам людей, которым это страшное соглашательство причинило столько бед, почему оно произошло и как при этом терзалась душа товарища Сталина?

— А знаете, разница есть. Если бы её не было, история пошла бы по-другому. Ведь уже в 1938 году Сталин отомстил. Почти все участники этого Пленума, которые, сломив Сталина, вдребезги разбили его «новый курс», сами пошли под репрессии, на сей раз действительно сталинские»[258] (“Комсомольская правда”, 16 ноября 2002 г.).

* * *

Отступление от темы:
Те же события в версии доклада Н.С.Хрущёва ХХ съезду

«Примером гнусной провокации, злостной фальсификации и преступных нарушений революционной законности является дело бывшего кандидата в члены Политбюро ЦК, одного из видных деятелей партии и Советского государства т. Эйхе[259], члена партии с 1905 года. (Движение в зале.)

Тов. Эйхе был арестован 29 апреля 1938 года по клеветническим материалам без санкции прокурора СССР, которая была получена лишь через 15 месяцев после ареста.

Следствие по делу Эйхе проводилось в обстановке грубейших извращений советской законности, произвола и фальсификации.

Эйхе под пытками понуждали подписывать заранее составленные следователями протоколы допросов, в которых возводились обвинения в антисоветской деятельности против него самого и ряда видных партийных и советских работников.

1 октября 1939 года Эйхе обратился с заявлением на имя Сталина, в котором категорически отрицал свою виновность и просил разобраться с его делом. В заявлении он писал:

“Нет более горькой муки, как сидеть в тюрьме при строе, за который всегда боролся”[260].

Сохранилось второе заявление Эйхе, посланное им Сталину 27 октября 1939 года, в котором он убедительно, опираясь на факты, опровергает предъявленные ему клеветнические обвинения, показывает, что эти провокационные обвинения являются, с одной стороны, делом действительных троцкистов, санкцию на арест которых он, как первый секретарь Западно-Сибирского крайкома партии, давал, и которые сговорились отомстить ему, а с другой стороны, результатом грязной фальсификации вымышленных материалов следователями.

Эйхе писал в своём заявлении:

“25 октября сего года мне объявили об окончании следствия по моему делу и дали возможность ознакомиться со следственным материалом. Если бы я был виноват, хотя бы в сотой доле хотя одного из предъявленных мне преступлений, я не посмел бы к Вам обратиться с этим предсмертным заявлением, но я не совершил ни одного из инкриминируемых мне преступлений и никогда у меня не было ни тени подлости на душе. Я Вам никогда в жизни не говорил ни полслова неправды и теперь, находясь обеими ногами в могиле, я Вам тоже не вру. Все моё дело — это образец провокации, клеветы и нарушения элементарных основ революционной законности…

…Имеющиеся в следственном моём деле обличающие меня показания не только нелепы, но содержат по ряду моментов клевету на ЦК ВКП(б) и СНК, так как принятые не по моей инициативе и без моего участия правильные решения ЦК ВКП(б) и СНК изображаются вредительскими актами контрреволюционной организации, проведёнными по моему предложению…

Теперь я перехожу к самой позорной странице своей жизни и к моей действительно тяжкой вине перед партией и перед Вами. Это о моих признаниях в контрреволюционной деятельности... Дело обстояло так: не выдержав истязаний, которые применили ко мне Ушаков и Николаев[261], особенно первый, который ловко пользовался тем, что у меня после перелома ещё плохо заросли позвоночники и причинял мне невыносимую боль, заставили меня оклеветать себя и других людей. Большинство моих показаний подсказаны или продиктованы Ушаковым и остальные я по памяти переписывал материалы НКВД по Западной Сибири, приписывая все эти приведённые в материалах НКВД факты себе. Если в творимой Ушаковым и мною подписанной легенде что-нибудь не клеилось, то меня заставляли подписывать другой вариант. Так было с Рухимовичем[262], которого сперва записали в запасной центр, а потом, даже не говоря мне ничего, вычеркнули, так же было с председателем запасного центра, созданного якобы Бухариным в 1935 году. Сперва я записал себя, но потом мне предложили записать Межлаука[263], и многие другие моменты…

… Я Вас прошу и умоляю поручить доследовать моё дело, и это не ради того, чтобы меня щадили, а ради того, чтобы разоблачить гнусную провокацию, которая, как змея[264], опутала многих людей, в частности и из-за моего малодушия и преступной клеветы. Вам и партии я никогда не изменял. Я знаю, что погибаю из-за гнусной, подлой работы врагов партии и народа, которые создали провокацию против меня». (Дело Эйхе. т. 1, пакет.)» (Доклад Н.С.Хрущёва “О культе личности и его последствиях” на ХХ съезде КПСС).

Короче говоря, прекрасная иллюстрация на тему «не рой другому яму…»
В тех условиях, когда антимасонские резолюции II и IV конгрессов Коминтерна были преданы забвению и в ВКП (б), и в Коминтерне, юридически оформить репрессированных как масонов и «идейных» марксистов, т.е. пособников интернацистского масонского фашизма — врагов большевизма — возможности не было, поэтому в официальные юридические дела репрессированных в ряде случаев приходилось писать и заведомые ложь и вздор. Но эти сталинские репрессии были персонально адресные, обоснованные и было известно кого и за что.

Однако о деятельности Р.И.Эйхе, которая предшествовала его аресту, Н.С.Хрущёв съезду ничего не поведал, из чего можно понять, что по мнению авторов доклада “О культе личности и его последствиях” интернацист-фашист Р.И.Эйхе никаких преступлений перед заправи­лами масонско-марксистского проекта порабощения России не совершил.

Далее продолжение публикаций в “Комсомольской правде”.
* *
*

«— Хорошо, возвратимся в первый период сталинских репрессий. Что было после того, как прямо на Пленуме записка Эйхе получила одобрительную резолюцию Политбюро?

— Разъехавшись на свои места, самые шустрые партийные секретари уже к 3 июля прислали в Политбюро аналогичные запросы о создании внесудебных «троек»[265]. Причём сразу указали в них и намеченные масштабы репрессий. В течение июля такие шифротелеграммы пришли со всех территорий Советского Союза. Не воздержался никто! Это неопровержимо доказывает, что на Пленуме произошёл сговор и важно было только создать прецедент. Вот передо мной ксерокопия нескольких шифротелеграмм из Российского государственного архива новейшей истории, которые недавно были рассекречены для чисто пропагандистских целей. Уже 10 июля 1937 года Политбюро рассмотрело и утвердило двенадцать заявок, которые пришли первыми. Московская, Куйбышевская, Сталинградская области, Дальневосточный край, Дагестан, Азербайджан, Таджикистан, Белоруссия… Я сложил цифры: только за один этот день было дано разрешение подвергнуть репрессиям сто тысяч человек. Сто тысяч! Такая страшная коса ещё никогда не гуляла по нашей России. Причем половина её первой жатвы пришлась на Московскую область, отнюдь не самую крупную в стране. В образованную здесь «тройку» вошёл, как положено, первый секретарь Московского обкома партии Н.С.Хрущёв. Рядом с его фамилией и подписью всегда присутствует фамилия и подпись Реденса — начальника управления НКВД по Московской области, родственника Н.Аллилуевой, второй жены Сталина[266]. Реденс сегодня тоже числится в списках жертв сталинского произвола. Так вот Хрущёв и Реденс представили… впрочем, лучше я процитирую их запрос в Политбюро: «к расстрелу: кулаков — 2 тысячи, уголовников — 6,5 тысячи, к высылке: кулаков — 5 869, уголовников — 26 936». И это только один взмах косы!

— Махали и дальше?

— Конечно! Ведь каждой территории отпускались одноразовые лимиты, то есть Политбюро всё-таки накладывало определённые ограничения, находя, что запросы с мест чересчур завышены. Ничего, приспособились и к этому: спустя месяц, или два, или три некоторые первые секретари запрашивали новые лимиты. И получали.

— «Лимиты на расстрел»… Господи, и как только эти чудовищные слова выдержал русский язык! Причём к расстрелу — округленные лимиты, к высылке — чуть ли не с дробями. Почему?

— Понятно, что цифры брались с потолка, а округлялись они или сознательно представлялись в виде точных подсчётов, какая разница? Вот заявка из Дагестана: к расстрелу — 600, к высылке — 2 485 человек. Но теперь давайте задумаемся, а откуда, например, в Московской области летом 1937 года, когда борьба с кулачеством давно уже канула в Лету, вдруг объявилось почти 8 тысяч кулаков? И более 33 тысяч уголовников? Что это были за уголовники и кулаки? Пока историкам не дадут возможность точно, по документам, проверить, кто были эти люди, мы так и будем только предполагать… Но уж позвольте мне своё предположение высказать, тем более что я в нём глубоко уверен. Судя по численности репрессированного народа, это прежде всего те самые крестьяне, с которых совсем недавно, всего только год с небольшим назад, Сталин и Вышинский сняли судимости по закону о «трёх колосках» и которым вернули избирательные права в надежде, что они всё-таки простят Советской власти её революционные перегибы и теперь проголосуют за её новый, конституционный и парламентский строй. Но аппарат переиграл Сталина не только на выборах 12 декабря 1937 года, но ещё и на добрых пятьдесят лет вперёд. В том году, кстати, на целый год позже, чем планировал Сталин, прекратил своё существование ЦИК, а его место занял Верховный Совет СССР. Но мне ли вам говорить, какой «советский парламент» мы получили и почему даже у Сталина к нему не легла душа?

— Догадываюсь: Эйхе прошёл в Верховный Совет?

— Все «первые» прошли. А теперь представьте себе народных избранников вроде Эйхе, которые потому и постреляли столько народу, чтобы никогда реальным выборам в стране не бывать, — и вдруг они добровольно примут закон, который их разрешает? Добавлю только: весной 38-го, пробыв всего несколько месяцев в должности наркома земледелия, Эйхе арестован, расстрелян.

Отомстил[267]

— Как же удалось остановить кровавую косу?

— Всю вторую половину 37-го года в Политбюро потоком лились шифротелеграммы с просьбами увеличить лимиты по первой категории (расстрелы) и лимиты по второй категории (высылка за пределы данной территории). Естественно, в условиях репрессий было уже не до альтернативных выборов. Только представьте себе такую ситуацию: на избирательном участке номер такой-то партийный кандидат провалился, победил выдвиженец общественной организации. Местная «тройка» немедленно пришила бы ему «дело» и подвела под расстрел или отправила в ГУЛАГ. Это грозило принять такие масштабы, что страна могла бы скатиться в новую гражданскую войну. В октябре снова собрался Пленум партии, уже третий в течение этого страшного года. Вот только что мне удалось обнаружить в архивах уникальный документ: 11 октября 1937 года в шесть часов вечера Молотов подписал окончательное отречение от сталинской идеи состязательных выборов. Взамен Пленум утвердил безальтернативный принцип «один кандидат — на одно вакантное место», что автоматически гарантировало партократии абсолютное большинство в советском парламенте. То есть за два месяца до выборов она уже победила[268].

— Вы говорили о мести Сталина этим победителям…

— Вы должны понять: в 37-м году ещё не было всесильного диктатора Сталина[269], был всесильный коллективный диктатор по имени Пленум. Главный оплот ортодоксальной партийной бюрократии, представленной не только первыми секретарями, но и наркомами СССР, крупными партийными и государственными чиновниками. На январском Пленуме 38-го года основной доклад сделал Маленков. Он говорил, что первые секретари подмахивают даже не списки осуждённых «тройка­ми», а всего лишь две строчки с указанием их численности. Открыто бросил обвинение первому секретарю Куйбышевского обкома партии П.П.Постышеву: вы пересажали весь партийный и советский аппарат области! На что Постышев отвечал в том духе, что арестовывал, арестовываю и буду арестовывать, пока не уничтожу всех врагов и шпионов![270] Но он оказался в опасном одиночестве: через два часа после этой полемики его демонстративно вывели из кандидатов в члены Политбюро, и никто из участников Пленума на его защиту не встал.

— Даже Хрущёв, которому тоже крепко досталось в том докладе Маленкова? Эти два человека ровно через пятнадцать лет окажутся главными претендентами на место покойного вождя, вот почему так интересно понять истоки их противостояния…

— Да, Маленков сказал в своём докладе о том, что проведённая в Москве проверка исключений из партии и арестов обнаружила, что большинство осуждённых вообще ни в чём не виноваты. Однако в январе 38-го Хрущёв предпочёл отмолчаться, сделать вид, что к нему эта критика отношения не имеет[271]. Дело в том, что как раз на январском Пленуме он был освобождён от должности первого секретаря Московского обкома и горкома партии и назначен первым секретарём ЦК компартии Украины[272]. И очень скоро после того, как он приступил к своей новой должности, из Киева в Политбюро пришла шифрограмма: Хрущёв сразу запросил лимитов по первой и второй категории на 30 тысяч человек.

— И Сталин опять подписал? В том числе и своему будущему разоблачителю? Скажите, ну что могла дать эта борьба двуличных с двуличными, этот Пленум двуличия?

— Да, но именно этот Пленум впервые сказал нечто внятное о том, что происходит в стране. Он принял постановление с очень длинным названием: «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрокра­ти­чес­­ком отношении к апелляциям исключённых из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков». Но, конечно, это постановление, говорившее о терроре в завуалированной форме, не могло его остановить. Для этого нужно было разорвать связку партократия — НКВД[273], которая приняла формы опасной консолидации на уровне местных организаций. И прежде всего из этой связки нужно было убрать Ежова[274]. Бывший партийный работник Н.И.Ежов стал наркомом внутренних дел в октябре 36-го года. Поначалу вся его деятельность на новой должности свелась к аресту примерно четырех тысяч троцкистов и зиновьевцев. Но когда ему было позволено арестовать Тухачевского, Якира, Уборевича и других видных военачальников, затем членов и кандидатов в члены ЦК, а накануне июньского Пленума — заместителей председателя Совнаркома Рудзутака и Антипова, то есть фигуры первого ряда, НКВД, как любая карательная система во всех странах и во все времена, стал входить во вкус. Теперь уже кругом мерещились затаившиеся враги. Стремительно наращивая масштабы репрессий, Ежов давал понять, насколько партии и стране нужен он, нужен его репрессивный аппарат[275]» (“Комсомольская правда”, 19 ноября 2002 г.).

«Когда Сталин принял решение остановить НКВД?

— Обычно считается, что побудительным толчком к этому стал внезапный арест в июле 38-го года В.Я.Чубаря, заместителя председателя Совнаркома, то есть самого Молотова. Это серьёзно нарушило баланс сил в Политбюро: из 15 голосов сталинская группа располагала семью, после ареста Чубаря осталось только шесть.

— Но ведь это и была та самая Комиссия для разрешения вопросов секретного характера, которая, вопреки новой Конституции, узурпировала власть в стране!

— Совершенно точно. В эту комиссию входил и Ежов. То есть борьба началась уже на самом верху пирамиды. И когда НКВД убрал из «семёрки» Чубаря, Сталин решил сделать Ежову второе предупреждение.

— А первое? Вы ничего не сказали о первом.

— Ну первое Ежов принял с большим счастьем: в апреле 1938 года его назначили «по совместительству» ещё и наркомом водного транспорта. Второе предупреждение было сделано в августе: Сталин и Молотов целых четыре часа убеждали Ежова согласиться на кандидатуру Л.П.Берия в качестве своего первого заместителя. И вот третий, последний акт этой долгой процедуры: 23 ноября Ежов опять вызван к Сталину, где уже находились Молотов и Ворошилов. Мне пришлось держать в руках документ, который Ежов писал явно под их диктовку. Написан он на трёх страницах, все разных размеров, то есть хватали первые подвернувшиеся под руку бумажки и подсовывали их Ежову, лишь бы тот не прекратил писать. Формулировка его отстранения от должности меняется дважды: видимо, он сопротивлялся, возражал. А надо-то было вырвать от него решение уйти «по собственному желанию»! Тут же пишется проект постановления, который звучит как гарантия: «Сохра­нить за т. Ежовым должности секретаря ЦК ВКП(б), председателя Комиссии партийного контроля и наркома водного транспорта». Наконец заявление написано и подписано: «Н. Ежов». Вот с этого и началось устранение «ежовщины». Политбюро послало на места телеграммы с прямым текстом: немедленно прекратить репрессии и распустить «тройки». Снова, перехватив инициативу, сталинская группа уже в конце 1938 года добилась проведения первых судебных процессов над работниками НКВД, обвинённых в фальсификации и надуманности дел, по которым почти целый год судили, ссылали и казнили тысячи людей. Так удалось остановить большой террор.

— И началась, как я понимаю, вторая волна репрессий, «террор мщения», обрушенного теперь уже на головы инициаторов большого террора? Но ведь несчастье в том, что из этой спирали насилия страна уже так и не вышла. В самом деле, лучше бы Сталин отклонил пробный шар Эйхе с риском для собственной жизни, чем допустил такое в масштабах страны.

— А остановило бы это большой террор? Да, несомненно, положительная резолюция Сталина на записке новосибирского партсекретаря не просто его чудовищная ошибка, но и преступление[276]: первый секретарь ЦК партии фактически разрешил партократии создавать свои военно-полевые суды. Поэтому ответственность за развязанный в стране террор со Сталина не снимается. При всём том инициатором террора был не он — инициаторами были другие. Значит, мы обязаны проверить и альтернативную версию: а если бы не эта личная ошибка, это личное преступление Сталина, что ждало бы страну? Честно говоря, думаю, что наше прошлое было бы ещё мрачней. Сметя сталинистов вместе с их реформами, партократия установила бы такой лжереволюционный[277] антинародный режим, что обуздать его наверняка стоило бы ещё больших жертв[278].

— Пока велась идеологическая борьба двух миров, всё время говорилось о нескольких миллионах сталинских жертв. Готова ли сегодня историческая наука ответить, сколько в действительности людей попало в жернова репрессий?

— До конца ещё нет, но пределы катаклизма уже ясны. Российские и зарубежные историки сходятся сегодня на том, что две волны террора унесли триста — четыреста тысяч жизней. Естественно, первая намного больше, чем вторая» (“Ком­со­мольская правда”, 20 ноября 2002 г.).
Андрей С. вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 11:06.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100