Ошибка рекламы «Здравмаг»!
Вернуться   Форум "Осознание" - Концепция Общественной Безопасности > Средства управления обществом и вопросы КОБ. > 2 приоритет, хронолого-алгоритмический
ЗДРАВМАГ.РФ | МОЙ ПЛАКАТ | ТОРРЕНТ - ТРЕКЕР | ВСЕ РАБОТЫ ВП СССР

Финансовая помощь порталу kob.su и остальным нашим проектам - Подробности здесь...

БЛАГОДАРИМ ВСЕХ ДРУЗЕЙ ЗА ПОДДЕРЖКУ НАШИХ ПРОЕКТОВ!
СПАСИБО, МЫ РАДЫ, ЧТО ВЫ С НАМИ!


Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.04.2020, 15:47   #291
ЛРС
Форумчанин
 
Регистрация: 30.01.2011
Адрес: Земля
Поблагодарили 1,191 раз(а)
По умолчанию

То что Великобритания, Франция, США и т.д. оказывали деятельную помощь практически всем антисоветским вооруженным формированиям ... это медицинский факт ....
С какой целью надо выдумывать ерунду по этому вопросу ???
Цитата:
Сообщение от promity Посмотреть сообщение
Что вызывает ряд вопросов. Во первых, в составе русского флота не было корабля Император. Линкор "Императрица Мария" погиб в 1916 году, а его одноклассник "Император Николай I" так и не был достроен и стоял на приколе в Николаевских верфях. В таком случае, что за такой корабль Император "застыл, как стрела" в романсе блеющего певца А. Малинина? Ответ сам собой напрашивается- это
линкор "Император Александр III" ... с 29 апреля 1917 года «Воля» ….. с 17 октября 1919 года «Генерал Алексеев» … флагман белого Черноморского флота … в 1920 г. участвовал в исходе белых из Крыма ….

Последний раз редактировалось ЛРС; 05.04.2020 в 17:20
ЛРС вне форума   Ответить с цитированием
Старый 03.05.2020, 07:37   #292
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,920 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Цитата:
Демократично же. Даже не убивали. Способ борьбы с бродяжничеством в США в начале ХХ века. Бродягу ловили и сажали в кресло, затем оставляли на улице на 10 часов и более. Особо ему доставалось от детей и погодных условий. После такого бродяги предпочитали уйти из города:
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.05.2020, 12:13   #293
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,920 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Цитата:
В 1812 году полковник Робер писал своему приятелю:
«Русские выпустили против нас орды монгол! Кажется все эпохи ополчились против нас! Эти люди в шкурах и мехах не знают ни страха ни пощады. Удивительна их природа ведения боя. Они дико визжат и толпой лезут напролом. Их косят множественно ядра, а им это не страшно. Вы будете изрядно удивлены, но в своём вооружении они используют луки и стрелы, которые разят беспощадно наших канониров. У капитана Клемансо треуголка пробита стрелой монгола, а стрела прилетела из едва видимой точки в поле! Наши солдаты, допрежь столкнувшись с этими экзотическими воинами, бегут с поля боя, едва услышав эти дикие множественные вопли. Это немыслимо, будто из пепла восстали орды хана Чингиза».

Робер по своему незнанию писал о башкирских конных полках, которые были сформированы и поспешили на помощь русской армии, едва узнали о нападении Наполеона на Россию. Всего в Башкирии и из прилегающих уездов Пермской и Челябинской областей было сформировано 28 башкирских, 2 мишарских (мещерякских) и 2 тептярских казачьих полка. Каждый полк имел своё знамя. Знамя 5-го Башкирского полка добровольцев до сих пор свято хранится в Национальном музее Республики Башкортостан. После вторжения наполеоновской армии в пределы России в мечетях оглашали Манифест императора Александра I и предписание с призывом об обороне Отечества.
***
В 1812 году в Башкирии был неурожай, народ голодал, но снаряжал воинов конями, обмундированием и оружием. Население края собирало деньги на нужды войны. Уже к 15 августа 1812 года башкиры, тептяри и мишари пожертвовали в пользу армии 500 тысяч тогдашних полновесных рублей царской чеканки. Добровольные взносы продолжались и в сентябре. Башкиры собрали и подарили армии 4139 лучших строевых лошадей. Народ был охвачен небывалым патриотическим подъёмом; на войну вместе с мужьями шли даже женщины. С началом войны мусульмане собрали в пользу армии 500 тысяч рублей и отправили на фронт 4139 строевых лошадей.

Вскоре было сформировано свыше 30 башкирских и татарских полков по 500 рядовых в каждом, были в русской армии и отряды крымских татар. В командный состав этих воинских формирований входили 30 человек: командир полка, старшина, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квартирмейстер, 1-2 писаря и 10 пятидесятников. Также при каждом полке постоянно находился мулла. Воины имели традиционное для них вооружение и 2 коня. Полки прибывали на фронт в полной экипировке, купленной за счёт пожертвований соплеменников, со своими продуктами питания и фуражом для конского состава.
***
Описывая сильную стычку с французской кавалерией, английский офицер Р. Вильсон отмечает «личную храбрость» башкир, которые, только что прибыв в армию, бросились на французов вместе с другими казаками вплавь через реку Аллер. Башкирские конники, стреляя из луков, «с большим эффектом атаковали отряды врага, захватив пленных». Англичанин не раз подчёркивал храбрость и бесстрашие башкирских конников в борьбе с такой сильной регулярной армией, как французская. Осенью 1812 года, башкиры влились в партизанские отряды Давыдова, Кудашева, Ефремова и превосходно показали себя в вылазках против французов.

Будучи с малолетства прекрасными охотниками и воинами, они умели ориентироваться в лесу: обладали отличным слухом и зрением, знали повадки зверей и птиц, их следы и крики, демаскирующие отряды неприятеля в заснеженных чащах. Впоследствии, сообщая оренбургскому военному губернатору Г.С. Волконскому о победоносном наступлении русской армии и бегстве французов, М.И. Кутузов восклицал: «Вы не можете представить, ваше сиятельство, радости и удовольствия, с каким все и каждый из русских воинов стремится за бегущим неприятелем и с какою храбростью наши воины, в том числе и казаки и некоторые башкирские полки, поражают их».
***
4-7 октября 1813 года башкирские полки участвовали в сражении под Лейпцигом, известном под названием «битвы народов». Наполеоновский генерал де Марбо в своих мемуарах писал об огромном впечатлении, произведённом на французскую армию башкирскими воинами-новобранцами, которых за мастерское владение луками французы прозвали «амурами».

«Эти новички, – отмечал генерал, – ещё совсем не знавшие французов, были так воодушевлены своими предводителями, что, ожидая пустить нас в бегство при первой встрече в самый день своего появления, в виду наших войск кинулись на них бесчисленными толпами, но встреченные залпами из ружей и мушкетов, оставили на месте битвы значительное число убитых. Эти потери вместо того, чтобы охладить их исступление, только его подогрели. Они носились вокруг наших войск, точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настигнуть их было очень трудно».

Особенно сильно действовала на неприятеля боевая конница башкир, развёрнутая в лаву. С дикими криками, посылая вперед тучи стрел, конники не знали пощады, поражали пиками и саблями зазевавшихся на поле боя французов. Зачастую французские части немедленно отступали, едва узнав о том, что против них строятся в атаку конные башкирские полки вместе с казачьими сотнями.
***
Многие полки принимали участие на всех этапах войны. Вначале по два башкирских, оренбургских, уральских и один тептярский полки в составе русских войск участвовали в сражениях с наступающими французами. В ходе отступления русских войск в арьергардных боях отличились воины 1-го башкирского полка рядовые Узбек Акмурзин, Буранбай Чувашбаев, хорунжий Гильман Худайбердин, есаул Ихсан Абубакиров. 16 июня в боях под Вильно участвовал 1-й тептярский полк. 16 июля 1812 года 2-й башкирский полк майора Курбатова в составе 3-й армии принимал участие в битве под городом Корбином, восточнее Брест-Литовска, когда было убито 2 тыс. солдат противника, взято в плен 2 382 француза, в том числе 76 офицеров и 2 генерала.

27 июля кавалерия атамана М.И. Платова, в составе которой находился 1-й башкирский полк, нанесла поражение дивизии Себастиани. Во время Бородинского сражения 26 августа 1812 года, когда французам удалось захватить батарею Н.Н. Раевского, генерал А.П. Ермолов с одним батальоном Уфимского полка и Оренбургским драгунским полком остановил покинувших батарею части и повёл их в контратаку. Батарея была освобождена от врага. За участие в этой операции 9 офицеров-драгунов получили награды «За храбрость и неустрашимость».

Чтобы оттянуть силы противника от оказавшегося в тяжёлом положении центра и левого фланга русских войск, М.И. Кутузов отдал приказ казачьим частям атаковать левый фланг и тыл французов. Конница М.И. Платова, в составе которой был 1-й башкирский полк, выйдя в тыл французов у деревни Валуево на Новой Смоленской дороге, посеяла панику на левом фланге противника. Наполеон вынужден был направить туда сильную группу войск в 28 тыс.человек. Рейд конницы М.И. Платова обеспечил выигрыш во времени для перегруппировки войск.
***
В период подготовки контрнаступления русской армии конные полки из Башкирии входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск. В сентябре 1812 года 1-й башкирский полк находился в армейском партизанском отряде полковника И.Е. Ефремова, затем его передали полковнику Н.Д. Кудашеву, 1-й башкирский полк успешно действовал на Серпуховской, Коломенской и Калужской дорогах. Вслед за отступающими французами 7 октября вступили в Москву воинские части, среди которых было несколько сотен воинов башкирского полка и 1-й мишарский полк. Последний был оставлен в Москве и нёс гарнизонную службу с 1812 по 1814 годы.

В развернувшейся «малой войне» под Рославлем отличился 1-й тептярский полк майора Темирова. Его командир был награждён орденом Св. Владимира 4-ой степени, прапорщик Мунасыпов и зауряд-хорунжий Ибрагимов – орденом Св. Анны 3-ей степени.

Уральские казачьи и 3, 4, 5-й башкирские полки принимали участие в боевых операциях корпуса генерала П.Х. Витгенштейна, прикрывавшего дорогу на Петербург и препятствовавшего отходу армии маршала Макдональда. 2-й башкирский полк, входивший в войсковые части генерала Е.И. Чаплица, 8 октября принимал участие в разгроме отрядов Конопки. С ноября 1812 года пятнадцать башкирских полков, с 6-го по 20-й, в составе Поволжского ополчения прикрывали от неприятеля Украину. В составе Дунайской армии находился 3-й уральский казачий полк. Оренбургские казаки составляли личный конвой М.И. Кутузова, охранявший его штаб.
***
В заграничных походах русской армии 1813-1814 годов в штурме и во взятии городов Данцинга, Варшавы, Берлина, Лейпцига, Гамбурга, Дрездена, Эрфурта, Глогау, Веймар показали воинскую доблесть и отвагу воины 15 башкирских, двух тептярских, всех русских казачьих полков. Участвуя в дальнейшем наступлении русской армии, 9 башкирских полков победоносно вступили в Париж. Воины всех полков были награждены серебряными медалями «За взятие Парижа 19 марта 1814 года». Все участники войны получили серебряные медали «В память войны 1812 года». За проявленный героизм были награждены орденами Святой Анны и Святого Владимира: Ирназар Давлетчурин, полковой командир 1-го полка Ихсан Абубакиров, Аюп Каюпов, Ибрагим Бикчурин, Хусаин Кучербаев, Абдулнасыр Наурузов, полковой командир 14-го полка Абдулла Сурагулов, Аралбай Акчулпанов, есаул Кутлугильде Ишимгулов и другие.
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.05.2020, 11:08   #294
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,920 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

"На каждой остановке – драки. С диким гиканьем гоняли наших под вагонами": как призывники ехали в учебку в 1914-м

Цитата:
В этой статье продолжим публиковать отрывки из воспоминаний В. Арамилева, о его службе во время Первой мировой войны. Во время призыва он был определен в лейб-гвардию. В своей книге он подробно описал свой путь в учебную часть в Петербурге. 600 новобранцев были призваны из разных уездов. Их везли в специальном поезде по 30 чел. в вагоне (В. Арамилев. В дыму войны. Записки вольноопределяющегося (1914-1917 гг.)

Выдержки из книги с сокращением:

1. Хочется удариться головой об стенку вагона и заснуть

"У каждого вагона голосят бабы – матери, жены, сестры… Никаких патриотических восторгов не видать. Отчаянно рыдающие, до бесчувствия однообразные переборы гармошек в каждом вагоне.

Это новобранцы запивают тоску. В каждом вагоне множество туесов, боченков с пивом и бражкой… Пьянка. Веселье. Волны звуков сливаются в кошачью симфонию. С непривычки хочется удариться головой об стенку вагона и заснуть…

В каждом вагоне солдат с винтовкой. Это – наши «дядьки». Точное назначение дядек неясно ни нам, ни им. В общем они должны нас охранять. От кого? От чего?

2. Вятичи в драке виртуозы. Пехота одолела императорскую гвардию ...



На каждой остановке – драки. Вагон на вагон. Стенка на стенку.

– У-р-р-ааа!! Заводские на деревенских. Уезд на уезд. – У-р-р-ааа!!!

В Вологде догнали эшелон новобранцев-вятичей, отправляющихся в Москву в пехоту. Через пять минут разыгрался форменный бой. Первое «крещение». Вятичи в драке виртуозы. Пехота одолела императорскую гвардию. С диким гиканьем, с соловьиным разбойным посвистом гоняли вятичи наших под вагонами, обстреливая щебнем и увесистыми талями.

Некоторых угнали в июле за станцию, ловили поодиночке и избивали. Человек двадцать получили серьезные ранения: головы и лица в синяках, в крови. Одному распороли финкой живот. «Дядьки» наши не вмешиваются ни во что. Им выгоднее, чтобы новобранцы скоротали дорогу за такими «занятиями» ...

Когда драка приняла особо значительные размеры, грозившие целости «государева имущества», каким являются сейчас новобранцы, начальник конвоя вызвал для ликвидации драки городскую пожарную команду. Старинный русский способ. Помогает между прочим.

Армейскую пехоту с грехом пополам утихомирили, усадили в вагоны и протолкнули на московскую линию. Нашу партию собирали два часа. Двенадцать душ так и не нашли. Пропали без вести. Как в настоящем «сражении» (В. Арамилев. В дыму войны. Записки вольноопределяющегося (1914-1917 гг.)

Комментарий:
Кулачный бой был любимым "игрищем" русских мужчин. Исследователь русского кулачного боя А. Лебедев заметил, что эта забава, которая хоть и не имела в себе характера вражды и ссоры, была довольно опасна. Били жестко, серьезно. Из-за случайных и намеренных убийств их не раз официально запрещали. Однако бои спокойно "дожили" до XX века. В сентябре 1908 года Санкт-петербургская газета описала следующую историю под заголовком "Кулачный бой".
Рабочие Нарвской заставы имели обычай по праздникам устраивать кулачные бои, разделившись на 2 партии "балтийские" и "петербургские". В одну из таких встреч "балтийская" выставила бойца Яковлева, а "петербургская" Фуфаева. Начался бой. Во время него Яковлев решил, что его противник употребляет "неправильные" приемы. Не долго думая он достал нож и всадил его в бок Фуфаеву. По счастью для последнего удар пришелся в бутылку водки, которая лежала у него в кармане и "вместо крови потекла водка". Фуфаев закричал и на помощь ему тут же пришли товарищи, один из которых Александров, вонзил свой нож в спину Яковлева и убил его. Александрова судили и присяжные заседатели, признав его виновным в "нанесении раны в драке", присудили его к тюремному заключению всего на 4 месяца!!!!

3. Холодная вода и приклад почти равноценны


"На станции «Уклейка» разгромили буфет, разграбили все до последнего кусочка. Теперь громят на каждой станции. Разносят в щепы буфеты, ларьки, лавчонки, лотки. Чем ближе подъезжаем к Петербургу, тем сильнее неистовствует и озорует эшелон.

Бьют стаканы на телеграфных столбах, стекла в сторожевых будках и вокзалах, обрывают провода. В нашем вагоне появились ящики с продуктами, картинки, окорока, связки колбас, баранок. Трофеи.

На одной немудрой станции встретили чуть не в штыки. О наших художествах была дана телеграмма местному начальнику гарнизона. Он выслал на вокзал дежурную полуроту в полной боевой готовности. Кое-кому из наших забияк пришлось познакомиться с прикладом русской трехлинейной винтовки.

Холодная вода и приклад почти равноценны. Все присмирели и до самого отхода поезда не выходили на перрон" (В. Арамилев. В дыму войны. Записки вольноопределяющегося (1914-1917 гг.)
Добавлено через 2 минуты
Ночью не различить лиц и мундиров ... приказано бить людей большого роста

Цитата:
Несколько выдержек из книги Луиджи Барцини . Японцы под Мукденом. (Пер. Ю. Лазаревича. Издание 1908) о русских и японских солдатах во время русско-японской войны 1904-1905 г. Барцини итальянский военный корреспондент, находившийся во время войны в Маньчжурии на стороне японской армии.



1. "Теки ка, миката ка?"

"При ночных атаках японцам приказано было бить людей большого роста, так как ночью нельзя различить лиц и мундиров. На этот раз однако, тьма была так глубока, что в этой адской свалке было невозможно отличать врага от друга.

Время от времени слышны крики: "Теки ка, миката ка?" т.е "друг или недруг?". Русские со своей стороны задавали те же вопросы. Получилась своеобразная смесь боязливых криков среди грома оружия и шума боя"

2. "Они еще не понимают, что такое бой"



"Все думают, что старые, испытанные во многих боях солдаты, самые смелые. На деле оказалось иначе. Они только ловчее, знают все уловки, западни, средства обороны, военные хитрости и умеют ими пользоваться. Напротив, свежие солдаты самые отчаянные и быстрые; они еще не понимают, что такое бой"

3. "Браво"

"Они (русские солдаты - Авт.) подходят все ближе и ближе, двигаясь в сомкнутом строю, плечо к плечу. Вечер наступает ... красный свет заходящего солнца отражается на русских штыках. Они блестят как красные огни над массою солдат, приближающихся все ближе и ближе ...

Русские находятся в 500 метрах; слышны их крики и бой барабанов. Японцы получили приказание не стрелять до команды. Русские открывают огонь; они стреляют залпами и идут дальше, не прикрываясь и не пользуясь выгодами местных закрытий. Японские солдаты кричат от удивления "браво, браво"! Этот крик, великодушный привет героев, героям

Когда атакующие подошли к позиции на 200 метров, японцы открыли дружный, меткий и страшный огонь. В несколько мгновений первая русская линия уничтожена ... на смену ей приходят вторая и третья линии и идут дальше вперед ... но вскоре ...оба первые русские батальона, которым удалось подойти к неприятелю на 100 метров, в несколько минут уничтожены ..."

4. Лица русских



"В кровавых сумерках ясно видны лица русских. Это молодые и пожилые люди с дикими отчаянными лицами; некоторые из них без шапок и длинные белокурые волосы развиваются как грива. Видны сверкающие от бешенства глаза и широко открытые рты. Все это бешено несется вперед; дикая смесь машущих рук и оружия ...

Первым (на стену - Авт.) влезает большой, сильный человек; он садится верхом на стену и наносит страшные удары прикладом. Удар штыком сбрасывает его со стены ... шесть солдат и офицер, перепрыгнувшие геройски через стену, взяты в плен и обезоружены. С усталым видом они садятся на землю ... Офицер при сдаче ломает шашку о колено и скрещивает руки"

5. "Убийственная зона"

"Русская колонна идет под артиллерийским огнем; по временам она вся исчезает в дыму; в ней образуются разрывы, местами виднеются приостановки, солдаты останавливаются, что-то делают, может быть поднимают раненых ... и движение продолжается с той же медленностью и в том же направлении

Артиллерийский огонь переносится ими по-видимому как неизбежное зло. Темные и неправильные пехотные массы спокойно проходят по убийственной зоне. Они могут свернуть на север, укрыться за деревни ... и в 5 минут спастись ... Но нет, русские позволяют себя расстреливать.

Японцы поступили бы иначе; они герои, но никогда не жертвуют бесцельно своей жизнью; они берегут ее для лучшей минуты. Русский же, напротив, обнаруживает редчайший фатализм"
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.05.2020, 11:01   #295
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,920 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Самый крутой союзник по «Варшавскому договору». Случай в Чехословакии в 1968 году
boroda 18.05.2020


Цитата:
В продолжение предыдущей статьи про Берлин после 9 мая 1945 года хочу особо отметить, что в лице ГДР СССР получил весьма ценного военного союзника. Приведу лишь один пример из личного общения с людьми. Как-то, будучи в отдаленной деревне в дружеской компании, разговорились за «рюмкой чая», и совершенно случайно я узнал, что один из собеседников служил в Чехословакии в 1968 году. Слово за слово, и вот я узнаю интересную историю, которая своей необычностью крепко врезалась мне в память.

Один из моих собеседников оказался в рядах Советской Армии именно в Чехословакии и именно в тот период.

Тогда чехи подняли антикоммунистический мятеж. И вот стоят наши солдатики в оцеплении какого-то местного органа самоуправления какого-то местного города. Рядом танки, БТРы, пулемёты, пушки, но приказа открывать огонь на поражение не было. Братский же народ-то! Ну те видят, что «русские» не стреляют, начинают наглеть, камнями кидаться, обидные слова кричать.

Наши терпят, стиснув зубы. Тем временем толпа распалятся, напирает, звереет. А приказ сверху был чёткий — «стрелять нельзя!». И тогда командир батальона запросил помощи у соседей. У немцев. Они тоже были типа «интервенты-оккупанты», как союзники по «Варшавскому договору».

И вот видит мой знакомый, как на площадь, заполненную разъяренной толпой, въезжает один (!!!) немецкий мотоцикл с двумя бойцами. Он еще с тоской подумал, что закидают этих немцев каменюками, уж больно не любили их чехи в те времена.

Но ничего подобного не случилось. Увидев немцев, толпа сразу же притихла. Немцы в камуфляже, на касках характерные «немецкие мотоциклетные очки», рукава закатаны по локоть. Да и мотоцикл похож на ТОТ самый… Вернее, скажем так, копия того самого, основного мотоцикла вермахта BMW R-75. В советском исполнении это был М-72, копия БМВ.



Мотоцикл проехал и встал между русскими и толпой. Солдат в коляске навел пулемет на чехов.

В тишине раздался стальной немецкий голос:

-Айн, цвай, драй!

На счет «три» толпа просто рванула в разные стороны и чехи в панике побежали прочь!!!

Наши солдаты с облегчением вздохнули и стали горячо благодарить немецких союзников.


Советский мотоцикл М-72, копия немецкого БМВ.

Помню, я тогда спросил своего собеседника, а что же немцы, даже не предупреждали голосом или не давали предупредительную очередь поверх голов толпы?

На что получили категорический ответ, что нет! Ничего такого не было. Никаких предупреждений! Просто немцам неохота было долго заморачиваться такой ерундой, как разгон чехов.

Вот такие вот были немцы в 1968 году!

Для справки, армия ГДР была создана в 1956 году. Тогда, 1-го марта воинскую присягу приняли первые подразделения «Национальной народной армии ГДР». Поэтому 1-го марта для ГДРовских немцев это как наше 23 февраля. День Армии!

Любопытная деталь. Начальником штаба армии ГДР в 1956 году, на момент её создания, был бывший генерал вермахта Винценц Мюллер (кстати, награжденный рыцарским крестом 3-го рейха), он же являлся и заместителем министра обороны ГДР на протяжении двух лет, до ухода с должности в 1958 году.

Министром обороны ГДР в 1968 году был Вилли Штоф (тоже заслуживший железный крест 3-го рейха). Как вы поняли, в личном плане это были довольно смелые и решительные люди!

Антифашистами оба стали, как и положено, в советском плену.

Сами понимаете, с такими кадрами и традициями армию ГДР чехи просто боялись!

А началось всё 9 мая 1945 года, после победы СССР над фашисткой Германией. Вот вам и «русские оккупанты», которые создали себе такого классного военного союзника! Пока дурачок Горби всё не прощёлкал…
promity вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо promity за это сообщение:
Промузг (15.09.2020)
Старый 22.06.2020, 06:03   #296
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,920 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

ВАЛААМСКИЕ СПИСКИ

22 июня в 41-м началась война – и разве она окончилась?

Увезли. Куда?

Когда мы вспоминаем Великую Отечественную войну, в памяти предстают не только флаг над Рейхстагом, салют Победы, всенародное ликование, но и людское горе. И одно с другим никак не смешивается. Да, эта война нанесла чудовищный урон стране. Но радость Победы, осознание своей правоты и силы не должно погребаться скорбью – это было бы предательством по отношению к тем, кто отдал жизнь за Победу, кто кровью добывал эту радость.
Так я и написал недавно своему польскому приятелю: «Witek, в праздник Рождества об убитых вифлеемских младенцах не плачут. Не знаю как у вас, католиков, а у нас убиенных Иродом поминают отдельно, в четвёртый день после Рождества. Точно так же у нас не принято омрачать день Победы, для этого уместнее 22 июня – день начала войны».
Witek – это интернетовский ник польского публициста, который на авторитетном в Польше портале ведёт блог для русской аудитории. Много пишет о преступлениях советской власти, о Катынском расстреле, пакте Молотова-Риббентропа и т. д. И вот 8 мая, накануне Дня Победы, он «поздравил» россиян публикацией, которая называется так: «Куда девались фронтовики-инвалиды? К размышлению любителям шумно попраздновать».
Публикация была скомпилирована из разных русскоязычных статей. В них говорится: «В статистическом исследовании "Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооружённых сил" значится, что во время войны демобилизовано по ранению, болезни, возрасту 3.798.200 человек, из них инвалидов 2.576.000 человек. И среди них 450.000 одноруких или одноногих. Читатели постарше вспомнят, что в конце 40-х годов на улицах было много инвалидов. Наследие недавней войны... Фронтовики. Безрукие, безногие, на костылях, с протезами... Они пели и побирались, просили милостыню по вагонам и рынкам. И это могло бы породить в головах некие крамольные мысли о благодарности советского народа своим защитникам... Вдруг они исчезли. Их собрали за одну ночь – погрузили в вагоны и вывезли в "дома-интернаты закрытого типа с особым режимом". Ночью, тайком – чтобы не было шуму. Насильно – некоторые бросались на рельсы, но куда им было против молодых и здоровых? Вывезли. Чтобы не оскорбляли своим видом взоры горожан и туристов. Чтобы не напоминали о долге перед ними, спасшими всех нас.
На деле никто особо не разбирался – брали всех, кого попало, и те, у кого была семья, даже не смогли передать о себе весточку! У них отобрали паспорта и военные билеты. Исчезли, и всё. Вот там они и жили – если это можно назвать жизнью. Скорее, существование в каком-то Аиде, с другой стороны Стикса и Леты – реки забвения... Интернаты тюремного типа, откуда не было выхода. А ведь они были молодые парни, им хотелось жить! По сути дела, они были на положении заключённых... Такое заведение существовало, например, на острове Валаам. Интернаты находились в ведении МВД. Понятно, что там была за жизнь...»
Неприятно такое читать, да ещё с польскими комментариями. По-христиански мне бы надо смиренно покаяться за наших коммунистов-богоборцев: вот ведь что сотворили с инвалидами-ветеранами. Но чем больше я погружался в этот словесный поток, собранный из ручейков российской правозащитной критики, тем больше охватывало омерзение: «Что за страна СССР! Что за люди!» И коммунисты уже отошли на задний план, потому что в нормальной стране, населённой нормальными людьми, они не смогли бы творить такие злодеяния. Все виноваты! Как такое допустили русские люди?!
И вот тогда возникло у меня чувство: что-то здесь не то, некая демонизация реальности получается... Вправду ли «сотни тысяч» калек-ветеранов рассовали по тюремным интернатам? Ведь их в целом-то было не более 500 тысяч, и подавляющее большинство вернулось к семьям, работали на восстановлении страны, кто как мог – без руки или ноги. Это же в памяти народной сохранилось! И вправду ли интернаты подчинялись МВД? Там что, и охрана была? В ответ Witek смог привести лишь выдержку из доклада министра Внутренних дел Круглова от 20 февраля 1954 года: «Нищенствующие отказываются от направления их в дома инвалидов... самовольно оставляют их и продолжают нищенствовать. Предлагаю преобразовать дома инвалидов и престарелых в дома закрытого типа с особым режимом». Но из этого никак не следует, что предложение о «режимности» было удовлетворено. Министр исходил из своей, сугубо ведомственной, точки зрения, но решение принимал не он. А вот что действительно следует из этой записки, так это что до середины 50-х годов никакой «режимности» в интернатах для инвалидов не было. Правозащитники же наши толкуют про конец 40-х годов, когда инвалидов «рассовали по тюрьмам».

На пароходе в Горицы

Миф о тюремных интернатах для ветеранов-инвалидов появился не сразу. По всей видимости, всё началось с таинственности, что окружала инвалидный дом на Валааме. Автор знаменитой «Валаамской тетради» экскурсовод Евгений Кузнецов так и писал:
«В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение! Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще, и содержать дешевле. Формальное объяснение – тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники. А неформальная, истинная причина – уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли ещё где. Ну, посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой – из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого "позора"! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях...»
То есть удалённость острова Валаам вызвала у Кузнецова подозрение, что от ветеранов хотели избавиться: «В бывшие монастыри, на острова! С глаз долой...» И тут же к «островам» он причислил Горицы, Кириллов, д. Старая Слобода (Свирское). Но как, например, в Горицах, что в Вологодской области, можно было «упрятать» инвалидов? Это же большой населённый пункт, где всё на виду.

Защитник Невской Дубровки Александр Амбаров дважды во время бомбёжек был заживо погребён (рисунок Г. Доброва)
Эдуард Кочергин в «Рассказах питерских островов» описывает, как в начале 50-х ленинградские бомжи и бомжихи (в том числе гулящие бабы, так сказать «низы общества») провожали в интернат своего весёлого собутыльника и запевалу Васю Петроградского – бывшего матроса Балтийского флота, потерявшего на фронте обе ноги. На обычный пассажирский пароход сажали его собесовские чиновники (которые и заставили отправиться в интернат) и толпа друзей. На прощание «отутюженному и нафабренному Василию» вручили подарки на память – новый баян и три коробки любимого им «Тройного» одеколона. Под игру этого баяна («Любимый город может спать спокойно...») пароход и отчалил в Горицы.
Далее хотелось бы привести большую цитату – потому что про «Валаамскую тетрадь» Е. Кузнецова многие знают, а это свидетельство Э. Кочергина оказалось втуне:
«Самое потрясающее и самое неожиданное, что по прибытии в Горицы наш Василий Иванович не только не потерялся, а даже наоборот – окончательно проявился. В бывший женский монастырь со всего Северо-запада свезены были полные обрубки войны, то есть люди, лишённые абсолютно рук и ног, называемые в народе "самоварами". Так вот, он со своей певческой страстью и способностями из этих остатков людей создал хор – хор "самоваров" – и в этом обрёл свой смысл жизни. Начальница "монастыря" и все её врачи-санитары с энтузиазмом приветствовали инициативу Василия Ивановича, а на его одеколонное выпивание смотрели сквозь пальцы. Сёстры-санитарки во главе с врачихой по нервам вообще боготворили его и считали спасителем от страстных посягательств несчастных молодых мужских туловищ на их собственные персоны.
Летом дважды в день здоровые вологодские бабы выносили на зелёно-бурых одеялах своих подопечных на "прогулку" за стены монастыря, раскладывая их среди заросшей травою и кустами грудине круто спускавшегося к Шексне берега... Самым верхним клали запевалу – Пузырька, затем – высокие голоса, ниже – баритон, а ближе к реке – басы.
На утренних "гуляниях" происходили репетиции, и между лежащими торсами, в тельнике, на кожаной "жопе" скакал моряк, уча и наставляя каждого и не давая никому покоя: "Слева по борту – прибавь обороты, корма – не торопись, рулевой (Пузырёк) – правильно взял!" Вечером, когда у пристани внизу пришвартовывались и отчаливали московские, череповецкие, питерские и другие трёхпалубные пароходы с пассажирами на борту, "самовары" под руководством Василия Петроградского давали концерт. После громогласно-сиплого "Полундра! Начинай, братва!" над вологодскими угорьями, над стенами старого монастыря, возвышавшегося на крутизне, над пристанью с пароходами внизу раздавался звонкий голос Пузыря, а за ним страстно-охочими голосами мощный мужской хор подхватывал и вёл вверх по течению реки Шексны морскую песню:

Раскинулось море широко,
И волны бушуют вдали...
Товарищ, мы едем далёко,
Подальше от этой земли...

А хорошо прикинутые, сытые "трёхпалубные" пассажиры замирали от неожиданности и испуга от силы и охочести звука. Они вставали на цыпочки и взбирались на верхние палубы своих пароходов, старясь увидеть, кто же производит это звуковое чудо. Но за высокой вологодской травою и прибрежными кустами не видно обрубков человеческих тел, поющих с земли. Иногда только над верхушками кустов мелькнёт кисть руки нашего земляка, создавшего единственный на земном шаре хор живых торсов. Мелькнёт и исчезнет, растворившись в листве. Очень скоро молва о чудесном монастырском хоре "самоваров" из Гориц, что на Шексне, облетела всю Мариинскую систему, и Василию к питерскому титулу прибавили новый, местный. Теперь он стал зваться Василием Петроградским и Горицким.
А из Питера в Горицы каждый год на 9 мая и 7 ноября присылались коробки с самым лучшим "Тройным" одеколоном, пока майской весною 1957 года не вернулась посылка на Петроградскую сторону "за отсутствием адресата"».
Как видим, никакой «тюрьмы» в Горицах не было, и «обрубков войны» не прятали. Чем спать под забором, уж лучше пусть живут под медицинским надзором и уходом – такова была позиция властей. Спустя время в Горицах остались только те, от кого отказались родственники или кто сам не пожелал явиться к жене в виде «обрубка». Тех же, кого можно было подлечить, лечили и выпускали в жизнь, помогая с трудоустройством. Сохранился горицкий список инвалидов, вот беру из него не глядя первый попавшийся фрагмент:
«Ратушняк Сергей Сильвестрович (амп. культ. правого бедра) 1922 ИОВ 01.10.1946 по собственному желанию в Винницкую область.
Ригорин Сергей Васильевич рабочий 1914 ИОВ 17.06.1944 на трудоустройство.
Рогозин Василий Николаевич 1916 ИОВ 15.02.1946 выбыл в Махачкалу 05.04.1948 переведён в другой интернат.
Рогозин Кирилл Гаврилович 1906 ИОВ 21.06.1948 переведён на 3 группу.
Романов Пётр Петрович 1923 ИОВ 23.06.1946 по собственному желанию в г. Томск».
Есть и такая запись: «Савинов Василий Максимович – рядовой (остеопар. пр. бедра) 1903 ИОВ 02.07.1947 исключён за длительную самовольную отлучку».

«Расставались со слезами»

Эти горицкие списки нашёл в Вологде и Череповце (туда был переведён инвалидный дом) генеалог Виталий Семёнов. Он же установил адреса других интернатов в Вологодской области: в посёлке Прибой (Николоозёрский монастырь) и под городом Кирилловом (Нило-Сорская пустынь), куда из Гориц привозили самых тяжких. В пустыни до сих располагается неврологический диспансер, причём там сохранились две церкви, игуменский корпус и келейные корпуса (см. Покров над Белозерьем в № 426 «Веры»). Такой же интернат располагался в п. Зелёный берег (Филлипо-Ирапский монастырь), что близ села Никольское на реке Андога (см. Филипп, утешитель души в № 418 «Веры»). В обеих названных обителях, как и в Горицах, мне доводилось бывать. И ведь не пришло в голову о ветеранах расспрашивать. А Виталий Семёнов продолжает «копать»...
Совсем недавно, в мае 2012 года, он получил электронное письмо от школьницы из села Никольское. Старшеклассница Ирина Капитонова восстановила 29 фамилий из пациентов андогского дома инвалидов и записала воспоминания более десятка людей, работавших в инвалидном доме. Вот некоторые отрывки:

Неизвестный солдат. 1974 г. (коллаж автора с рисунка Г. Доброва)
«Рядом с кельями на улице был обстроен навес на свежем воздухе. Неходячих инвалидов в благоприятные дни на раскладушках выносили на свежий воздух. Инвалидам оказывалась систематическая медицинская помощь. Заведующей медпунктом работала фельдшер Смирнова Валентина Петровна. Её направили сюда после окончания Ленинградского медицинского училища при институте Мечникова. Валентина Петровна жила в 12-метровой комнате рядом с инвалидами. В трудную минуту всегда приходила на помощь.
Ежедневно в 8 ч утра медицинские работники делали обход инвалидов по палатам. Часты были и ночные вызовы. За лекарством ездили в Кадуй на лошади. Медицинскими препаратами снабжали регулярно. Кормили 3 раза и ещё выдавали полдник ежедневно.
При доме инвалидов содержали большое подсобное хозяйство... Рабочих в подсобном хозяйстве было немного. Им охотно помогали инвалиды. По словам бывшей рабочей Волковой Александры (1929 г. р.), инвалиды были работящими. На территории была своя библиотека. Привозили для инвалидов фильмы. Те, кто мог, ходили на рыбалку, за грибами и ягодами. Вся добытая продукция шла к общему столу.
Инвалидов никто из родственников не навещал. Трудно сказать: то ли они сами не хотели быть обузой, то ли родственники не знали места их пребывания. Многим инвалидам удалось обрести семью. Молодые женщины Зелёного берега и из близлежащих деревень, потерявшие своих женихов на войне, соединяли свою судьбу с инвалидами из Зелёного берега...
По словам респондентов, многие курили, а спиртным не увлекались. Справиться с физическими и душевными ранами помогал труд. Об этом свидетельствуют судьбы многих из них. Забоева Фёдора Фёдоровича, инвалида 1-й группы без ног, хорошо знавшие его называли «человеком-легендой». Его золотые руки умели делать абсолютно всё: портняжничать, шить и ремонтировать обувь, убирать урожай на колхозных полях, разделывать дрова...
Просуществовал дом инвалидов до 1974 года. Инвалиды расставались с Зелёным берегом и друг с другом тяжело, со слезами. Это свидетельствует о том, что здесь им было комфортно».
Все эти сведения переправил я польскому публицисту, мол, не надо мазать чёрной краской советское время – нормальные люди там были, добрые и отзывчивые, своих ветеранов уважали. Но оппонент мой не сдавался: «А как же "Валаамская тетрадь", ты не веришь Кузнецову?» И снова Кузнецова цитирует – как ветераны голодали, овощей им не хватало:
«Я видел это своими глазами. На вопрос кому-либо из них: "Что привезти из Питера?" – мы, как правило, слышали: "Помидорку бы и колбаски, кусочек колбаски". А когда мы с ребятами, получив зарплату, приходили в посёлок и покупали бутылок десять водки и ящик пива, что тут начиналось! На колясках, "каталках" (доска с четырьмя шарикоподшипниковыми "колёсами"), на костылях радостно спешили они на поляну у Знаменской часовни, там рядом была тогда танцплощадка. Для безногих инвалидов! Додуматься только! И был здесь же пивной ларёк. И начинался пир. По стопарику водки и по стопарику же ленинградского пива. Да если это "прикрыть" половинкой помидорки да куском "Отдельной" колбаски! Бог мой, вкушали ли изощрённейшие гурманы подобные яства! И как оттаивали глаза, начинались светиться лица, как исчезали с них эти страшные извинительно-виноватые улыбки...»
Ну что тут скажешь? Кузнецов ещё студентом стал подрабатывать на Валааме экскурсоводом с 1964 года. В ту пору, да и позже, «колбаску» только в Ленинграде да Москве можно было свободно купить. Значит ли это, что инвалиды голодали?
Честно сказать, задели меня слова Witeka. Ведь Валаам очень близок мне. Туда в командировку от петрозаводской газеты «Комсомолец» я приезжал ещё в 1987 году. Инвалидный дом не застал – его три года как перевели на «большую землю», в п. Видлица. Но пообщаться с одноруким ветераном довелось. Три ночи провёл я в конторе лесхоза (на острове были лесхоз и леспромхоз), а там рядышком находилась пасека. Вот при этойпасеке и жил инвалид, пожелавший остаться при своих пчёлах. Глядя на него, мне как-то в голову не пришло расспрашивать об «ужасах» инвалидного дома – такой светлый, умиротворённый старик. Только одно его огорчало. Показывал он мне пчёлок и предлагал: «Старый я, помощника нет, оставайся». И помнится, я всерьёз подумывал: а может, плюнуть на всё и остаться на острове?
Делюсь этим воспоминанием со своим оппонентом, он в ответ – «Значит, Кузнецову не веришь. А своим священникам веришь? Год назад на Валааме установили крест-памятник на кладбище ветеранов-инвалидов, после панихиды было сказано...» И цитирует: «Это люди, получившие тягчайшие увечья в Великой Отечественной войне. Многие из них не имели рук и ног. Но более всего, наверное, они испытывали муки от того, что Родина, за свободу которой они отдали своё здоровье, не сочла возможным сделать ничего лучшего, как отправить их сюда, на этот холодный остров, подальше от общества победителей... Условия их жизни здесь мало чем отличались от лагеря: они не имели возможности передвижения, они не имели возможности поехать к своим родным, близким. Они здесь умирали – скорбно почили, как мы только что слышали в молитве за упокой. То, что произошло на Валааме... – это ещё одна малоизвестная история, связанная с войной...»
Да, уел меня польский приятель. Даже и не знал, что ответить.

Правда о Валааме


Мемориал памяти инвалидов Отечественной войны, погребённых на Валааме
Проповедь эта была сказана после освящения креста, сооружённого по просьбе наместника монастыря представителями Ассоциации предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-западного региона. Координатором этого дела была Ольга Лосич, которая готовила также историческую справку для будущего памятника. На сайте ассоциации выложено интервью с ней. Ольга Лосич сообщает, что «перед Ассоциацией была поставлена задача создать памятник ветеранам войны, проживавшим на Валааме с 1953 года» (на самом деле ветераны там проживали уже в 1951–1952 годах. – М. С.). Далее она рассказывает, с каким трудом им удалось разыскать архивы инвалидного дома – они «оказались» в Видлице. И сообщает, что на остров сразу же было привезено около тысячи ветеранов вместе с медицинскими работниками, затем «от тоски и одиночества они стали умирать один за другим». «Мы полностью перебрали и изучили документы, содержащиеся в двадцати мешках, – говорит О. Лосич. – Поисково-исследовательский этап работы завершился составлением списков ветеранов – инвалидов войны, похороненных на Валааме. В этот список вошли 54 имени ветеранов». Всего же, по мнению Лосич, на кладбище должно было быть похоронено 200 инвалидов.
Тут же возникает вопрос. Даже если похороненных 200, то куда делись остальные 800? Значит, всё же они не «умирали один за другим»? И никто их не обрекал на смерть на этом «холодном острове»? Инвалидный дом существовал на Валааме более 30 лет. Известно количество инвалидов по годам: 1952 – 876, 1953 – 922, 1954 – 973, 1955 – 973, 1956 – 812, 1957 – 691, – и далее примерно на одном уровне. Это были очень больные люди, с ранениями и контузиями, к тому же многие в возрасте. Менее шести смертей в год из 900–700 человек – это разве большая смертность для подобного заведения?
В реальности на острове была большая «текучка» – одних туда привозили, других увозили, редко кто задерживался. И это следует из тех архивов, которые члены ассоциации с такими сложностями искали, хотя карельским краеведам эти документы давно известны. Их фотокопии даже в Интернете выложены. Лично я, заинтересовавшись, просмотрел почти двести документов и даже нашёл родственника своего земляка из Беломорского района. Вообще, что сразу бросается в глаза – это адреса проживания ветеранов-инвалидов. В основном это Карело-Финская ССР.
Утверждение, что на «холодный остров» свозили тунеядствующих ветеранов-инвалидов из крупных городов СССР, – это миф, который почему-то до сих пор поддерживается. Из документов следует, что очень часто это были уроженцы Петрозаводска, Олонецкого, Питкярантского, Пряжинского и других районов Карелии. Их не «вылавливали» на улицах, а привозили на Валаам из «домов инвалидов малой наполняемости», уже существовавших в Карелии – «Рюттю», «Ламберо», «Святоозеро», «Томицы», «Бараний берег», «Муромское», «Монте-Саари». Различные сопроводиловки из этих домов сохранились в личных делах инвалидов.
Как показывают документы, основной задачей было дать инвалиду профессию, чтобы реабилитировать для нормальной жизни. Например, с Валаама направляли на курсы счетоводов и сапожников – безногие инвалиды могли вполне это освоить. Обучение на сапожников было и в «Ламберо». Работать ветеранам 3-й группы было обязательно, 2-й группы – в зависимости от характера травм. Во время учёбы с пенсии, выдаваемой по инвалидности, удерживалось 50% в пользу государства.
Виталий Семёнов, скрупулёзно изучавший валаамский архив, пишет: «Типичная ситуация, которую видим по документам: солдат возвращается с войны без ног, родственников нет – убиты по пути в эвакуацию, или есть – старики родители, которым самим требуется помощь. Вчерашний солдат мыкается-мыкается, а потом машет на всё рукой и пишет в Петрозаводск: прошу отправить меня в дом инвалидов. После этого представители местной власти производят осмотр бытовых условий и подтверждают (или не подтверждают) просьбу товарища. И только после этого ветеран отправлялся на Валаам.
Вопреки легенде, более чем в 50% случаев у тех, кто попал на Валаам, были родственники, о которых он прекрасно знал. В личных делах через одно попадаются письма на имя директора – мол, что случилось, уже год не получаем писем! У валаамской администрации даже традиционная форма ответа была: "Сообщаем, что здоровье такого-то по-старому, ваши письма получает, а не пишет, потому что новостей нет и писать не о чем – всё по-старому, а вам передаёт привет"».
Самое поразительное: страшилки о валаамском «аиде» разлетаются мгновенно, стоит лишь любому сомневающемуся набрать адрес в Интернете – http://russianmemory.gallery.ru/watch?a=bcaV-exc0. Вот они, фотокопии внутренней документации. Например, такая объяснительная (с сохранением орфографии):
«1952 г. Валаамский инвалидный дом. От инвалида войны Качалова В.Н. Заявление. Так-как я ездил в город Петрозаводск и случилось несчастье, во время припадка раздели тужурку и летние брюки, то прошу вас дать мне фуфайку и брюки. В чём прошу Вас не отказать. В Петрозаводске заявил министру, то она велела вам написать заявление. К сему: Качалов 25/IX–52 года».
Картину проясняет ещё одна записка: «Директору дома инвалидов тов. Титову от инвалида войны II гр. Качалова В.Н. Объяснение. Объясняю в том, что продано у меня 8 вещей: брюки 2 х/б, простынь 1 х/б, тужурка 1 х/б, фуфайка х/б. Пинжак х/б один. Рубашка 1 х/б, носки 1 х/б. За это всё прошу вас меня простить и в дальнейшем прошу простить. Даю инспектору по трудоустройству слово в письменом виде, что больше этого не допущу и прошу вас выдать мне костюм шерстяной как выдавали инвалидам войны. К сему: Качалов. 3/X–1952». Получается, что инвалид свободно поехал с острова в областной центр и там покуролесил.

Запрос инвалиду-фронтовику, действиетльно ли он желает поступить в инвалидный дом (этот и другие документы на странице - из Валаамского архива)
Или вот ещё документы. Официальный запрос инвалиду, действительно ли он хочет жить в инвалидном доме (к слову об «облавах»). Увольнительная «инв. войны тов. Хатову Алексею Алексеевичу в том, что он увольняется для сопровождения жены к месту жительства в Алтайский край г. Рубцовск» (и это была «тюрьма»?). А вот ещё два документа. В одном даётся справка за 1946 год, что у ветерана Гавриленко из Питкяранты, бывшего танкиста, ослепшего на два глаза, нетрудоспособная мать, «положение безвыходное», поэтому ему выделяется место в интернате «Ламберо» Олонецкого района. Из другого следует, что танкиста перевели на Валаам, но в 1951 году его оттуда забирает мать. Или такая деталь: Ланев Фёдор Васильевич, прибывший на Валаам из г. Кондопога, в 1954 г. как ветеран получает пенсию в 160 руб. Вот из таких маленьких деталей и вырастает реальная картина.
И на всех документах значится не «дом инвалидов войны и труда», как его называет Е. Кузнецов и многие мифологи, а просто «инвалидный дом». Оказывается, на ветеранах он и не специализировался. Среди «обеспечиваемых» (так официально назывались пациенты) был разный контингент, в том числе «инвалиды из тюрем престарелые». Об этом В. Семёнов узнал от бывших работниц валаамского дома инвалидов, когда в 2003 году ездил в Карелию.
«У меня был случай один, – рассказала старушка. – Один бывший тюремный напал на меня на кухне, здоровый такой, с протезом ноги, а их же трогать нельзя – засудят. Они тебя бьют, а ты их не можешь! Я тогда закричала, пришёл замдиректора и дал ему так, что он отлетел. Но ничего, судиться не стал, потому как чувствовал, что неправ».
* * *
История с валаамским «аидом» очень неоднозначна. Между тем легенда о «Гулаге для ветеранов» продолжает шириться. И разве виноват мой приятель, польский публицист, собравший все эти страшилки, если не в польской, американской или ещё какой, а именно в русской Википедии говорится: «Валаам – лагерь инвалидов Второй мировой войны, куда после Второй мировой войны в 1950–1984 годы свозили инвалидов войны». Там же есть ссылка на статью «Как в СССР уничтожали инвалидов войны» с комментариями какого-то украинца: «Перед преступлениями российских коммунистов меркнут все преступления германского нацизма вместе взятые... Генетические уроды... Куда подевал народ-богоносец калек-победителей? Суть этих интернатов была в том, чтоб тихо спровадить инвалидов на тот свет как можно быстрее...» А в прошлом году в США должна была выйти книга американского адъюнкт-профессора Френсис Бернштайн, в которой описывается ущемление прав ветеранов в том числе в горицком доме инвалидов. Психологическое давление продолжается – направленное на очернение того, что объединяет сейчас народы России. Тихо, исподволь, копаясь в ранах ветеранов, они подрывают у молодого поколения «память о памяти» – мол, если ваши деды глумились над ветеранами, то зачем вы на свадьбах возлагаете цветы к памятникам, зачем вам «такая» Победа?
Только правда может этому противостоять. И молитвенная память о тех покалеченных, что многие годы носили в себе осколки страшной войны. И, конечно, я кланяюсь Ольге Лосич и её сотоварищам, что воздвигли памятный крест на Валааме. Крест, возможно, появится и на горицком погосте – Виталий Семёнов уже несколько лет добивается этого у местных властей. И сколько ещё таких инвалидных кладбищ по Руси...
Вместо послесловия: После выхода этой публикации 4 июля в редакцию нашей газеты зашла 78-летняя сыктывкарка и рассказала, что её отца долгое время после войны считали в семье без вести пропавшим. Но однажды её знакомая поехала на Валаам и случайно увидела там односельчанина... Это был отец нашей гостьи. На войне он потерял ноги и решил не сообщать семье о себе, чтобы не быть в тягость. Об этой и еще одной истории, пополнившей «валаамский список», расскажем в № 664 газеты.
Михаил СИЗОВ
promity вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.09.2020, 07:18   #297
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,920 раз(а)
Записей в дневнике: 14
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию

Разговор советского офицера с белым эмигрантом в 45 году в Берлине (см. видео!)

Цитата:
ВНИМАНИЮ НЕ ОСОБЕННО ДРУЖЕЛЮБНЫХ И ЗАМЕТЛИВЫХ СОГРАЖДАН МОЕЙ ЛЮБИМОЙ СТРАНЫ!!!! двоеточие
ТЕКСТ ЭТО РАСШИФРОВКА ВИДЕО (ОНО ВВЕРХУ!!!!).

В нем более подробная информация о Григории Михайловиче Шевченко, которой любезно с нами поделился историк Константин Каспарян. Там и годы жизни, и фамилия, и краткие сведения о военной карьере. Всем спасибо за отклик - "Продолжение следует"

Во время войны у Григория Михайловича было много интересных встреч, и самая интересная, на мой взгляд, была в конце войны, когда уже взяли Берлин. Должен был состоятся парад советских войск, нужен был парадный мундир, которого у него не было. Его направили: «Здесь портной, он уже многим нашим сшил». Этот портной оказался русским- бывший полковник Белой армии, еще с царских времен. И он стал с ним беседовать, обрадовался, что пришел русский, при том первый кто заговорил с ним. Он рассказывал ему как отплывал из Севастополя в 20-м году. Вот когда такие вещи слушаешь, ты прикасаешься к чему-то такому далекому- твоего дедушки еще на свете не было, а тебе это рассказывают, пускай даже из вторых рук. Он говорил, что во время эвакуации дочка и жена уже сели на корабль, а он и несколько офицеров стояли на берегу; был слышен грохот боя, красные приближаются, и один из них говорит: «Я останусь,- Он же тебя шлепнут. – А я все равно останусь». И этот полковник говорит: «И я в этот момент думаю, я тоже останусь. Уже практически решился, и в этот момент с парохода дочь закричал «Папа!». У меня сердце дрогнуло, и я запрыгнул на корабль и со мной трое запрыгнули, а двое осталось».

- А он эту историю стал рассказывать после того, как Григорий Михайлович его спросил почему же он уехал?

- Нет, он просто стал рассказывать Григорию Михайловичу свою жизнь. Он еще удивился, у Григория Михайловича капитанские погоны и называл его «штабс-капитан», на царский манер. Так вот, он говорил: «Я проклял себя тысячу раз. Я не знаю, что стало с моими товарищами, может даже их расстреляли, хотя они не были карателями. Лучше было умереть на родине». «-А как же дочь, жена,- говорил Григорий Михайлович». Дело в том, что у супруги были родственники заграницей и они с детьми хорошо там устроились, но он в итоге от них ушел, так получилось. Рассказывал, что день 22 июня очень тяжело пережил, если я правильно помню он и пил, но еще тошнее было, когда он встретил своих, скажем так, сослуживцев, которые откровенно злорадствовали, и он с ними подрался.

Сам этот человек ни в какое сопротивление не вступал, для него они были не свои- левые, он жил сам по себе, замкнуто. И он сказал Григорию Михайловичу: «То Вы сейчас видите, это я постарел за 4 года».

-То есть он портным работал и жил все время в Берлине?

-Жил в Берлине, да; немцы его не тронули, поскольку отношение было откровенно презрительное «унтерменш», но поскольку он хорошо шил, кто-то видимо дал команду его не трогать, он говорит, - скорее всего было именно так, но я не знаю кто именно.

- Между ними происходит такой очень долгий разговор?

- Да.

- А Григорий Михайлович помнил имя этого человека?

- Может быть, но я у него тогда не спросил. Мы же когда беседуем с ветеранами, мы думаем, что мы еще 50 раз с ними будем беседовать.

Григорий Михайлович ему говорит,- а почему же Вы не остались?- Вы,- говорит,- штабс-капитан при Советской власти выросли, Вам легко рассуждать, а я только сейчас понял, когда увидел эту победу! Я же видел, что такое гитлеровская Германия, видел эту мощь, я же военный и не маленького звания. И когда эту мощь сокрушили, когда русские пушки стали бить по Берлину, я понял, что не так уж плохо, что большевики тогда победили, потому что я знал все недостатки царской армии, на своем уровне не таком уж маленьком. Как минимум он полком командовал, может даже и выше. По-видимому, последняя должность, которую он занимал- начальник штаба дивизии у Врангеля. В принципе, круг подозреваемых сужается, если покопаться в архиве, дивизий было не так уж много.

Ни в РОВС, никуда он не вступал, его сразу накрыла тоска: «Вокруг,- говорит он,- люди разговаривали о том как они будут бороться с большевизмом, как они еще вернуться,- а его накрыла тоска тогда уже, что он вне страны, которой служил.

Хотелось служить всегда, но тут идеологические соображения подтолкнули меня к тому что бы уйти и лучше,-говорит,- не жить. Если я правильно помню, Григорий Михайлович пошел хлопотать в комендатуру, что бы его отправили в Советский Союз,- чтобы там не со мной сделали, если Вы поможете, я буду очень счастлив. Григорий Михайлович рассказывали, что его отправили дальше служить, и он не знал всех подробностей, но во всяком случае, когда он сообщил эту историю о прошении, на нее отреагировали вполне положительно. Видимо рассчитывали, что он приедет в Советский Союз и будет рассказывать про свою жизнь, на примере покажет, что должно быть; еще и показать что человек пронес любовь к Родине через десятилетия и при этом не озлобился, а наоборот, он многое передумал, переосмыслил. Он говорил, самое смешное, что его сделала сочувствующим Советсткой власти русская эмиграция со своим идиотизмом и книгами, которые они писали, и 22 июня,- «когда я понял, что там русские, которых убивают, а здесь русские, которые этому радуются, бессильные сами победить Советскую власть и готовые с кем угодно блокироваться»,- это стало для него последней каплей.
YouTube
Скрытое видео:

Добавлено через 1 минуту
Портрет Николая Константиновича Романова. Сумасшедшего вора, изгнанного из царской семьи и превратившего пустыню в сад.

19 августа







Портрет Николая Константиновича Романова.Чем интересно изучение многочисленных отпрысков династии Романовых - так это непредсказуемостью.
Казалось бы рождались люди с золотой ложечкой во рту, и все в их жизни должно быть заранее предопределено, при таком то счастливом старте - но нет. Столько вариантов встречается совершенно по разному прожитых жизней, что иной раз читаешь и на имя посматриваешь, а не ошиблась ли ненароком - точно ли речь идет о человеке из этой семьи??
Лысый очкастый ботаник на заглавном портрете - Великий князь Николай Константинович (1850 - 1918 гг.) - внук императора Николая 1, от его сына Константина Николаевича, и племянник императора Александра 2.
Его родители:
Великий князь Константин Николаевич ( 1827 - 1892 гг.) второй сын российского императора Николая 1, младший брат императора Александра 2.


Константин Николаевич.Великая княгиня Александра Иосифовна, урождённая Александра Фредерика Генриетта Паулина Марианна Елизавета Саксен-Альтенбургская (1830 - 1911 гг.) Пятая (младшая) дочь герцога Иосифа Фридриха Саксен - Альтенбургского (1789 - 1868 гг.) и принцессы Амалии Терезы Вюртембергской (1799 - 1848 гг.). Троюродная сестра своего супруга.


Александра Иосифовна.Всего у супругов было шесть детей, и Николай был старшим.
Николай (для близких - просто Никола), с детства отличался своеобразием, скупая и запоем читая книги о путешествиях, особенно азиатских, а так же демонстрируя неразборчивость в средствах для достижения цели - к примеру, известно, что когда у него однажды не было денег на леденцы, он их у торговца просто украл.


с братиком и сестрамиКнязь прошел через качественное домашнее обучение, а затем, первым из Романовых, по собственной инициативе получил и высшее образование, окончив с честной серебряной медалью Академию Генерального Штаба.
Молодой офицер вел до такой степени распутный образ жизни, что когда его отец покинул семью, чтобы соединиться с балериной Анной Кузнецовой, его мать обвинила виновным в этом не мужа, а сына (княгиня никогда не отличалась большим умом). Якобы, посмотрел папенька, как распутничает сынок, да и тоже пошел по неправильной дорожке...


молодой князь.В 21 год Николай внезапно влюбляется в женщину низкого происхождения, темного прошлого и легкого поведения, которая именовала себя Фанни Лир (1848 - 1886 гг.).







Фанни Лир, 1880 е гг.



Точно неизвестно, где он ее подцепил, но уже наутро следующего после знакомства дня Фанни подписала любопытный, составленный великим князем документ: ...Клянусь всем, что есть для меня священнейшего в мире, никогда и ни с кем не говорить и не видеться без дозволения моего августейшего повелителя. Обязуюсь верно, как благородная американка, соблюдать это клятвенное обещание и объявляю себя, душою и телом, рабою русского великого князя. Фанни Лир...
Николай устроил ей роскошную и веселую жизнь. Снял для Фанни особняк в Петербурге и дачу в Павловске, осыпал драгоценными подарками, водил по дорогим ресторанам, возил по заграницам. Даже заказал ее мраморную статую. Вот эту:


скульптура, изображающая Фанни в образе Венеры.Поскольку все делалось слишком открыто, а привязанность молодого великого князя, к, по сути, проститутке, была слишком сильной, семья решила принять действенные меры для того, чтобы разбить этот союз. 23-х летнего Николу отправили в Среднюю Азию, где в этот период велись активные военные действия - в Хивинский поход.


С матерью, братьями и сестрами.Перед отъездом Николай вместе с Фанни посетил могилы предков в Петропавловском соборе, помолился там и подарил ей свой крестик, взяв обещание ждать его с войны. С дороги он писал нежные письма, из которых видно, что князь очень любил эту женщину: ...Когда мне исполнилось двадцать, я вдруг понял, что у меня нет семьи. Мраморный дворец стал мне ненавистен. Ладно, – решил я, – найду себе другую семью.... Я пустился на поиски любви, искал ее среди петербургских женщин. От поисков я заболел, и чуть не умер. Наконец, я встретил Фанни, родственную душу, и умную и любящую. Это была она, моя единственная, та, которую я искал так долго!…Более года мы вместе! Дай Бог, чтобы и далее счастье наше не кончалось! ...
Взятие Хивы было тяжелым. Молодой князь попадал в такие переделки, что его уже не ждали обратно живым. В одном из сражений под ним убило лошадь, в другом рядом с ним разорвалось ядро, и он чудом не был задет. Николай Константинович показал себя героем. И еще одно событие, определившее впоследствии его жизнь, произошло во время этой войны - князь полюбил Туркестан.


картины Хивинского похода.Вернулся он уже полковником и кавалером ордена Владимира 3 степени. Но его славное участие в опасной операции, окончившейся покорением Хивы, вышло смазанным. Во первых, он надеялся получить более высокую награду, а во вторых, оказалось, что для того, чтобы покинуть армию мало было разрешения непосредственного начальства - нужен был приказ самого императора. Так, вчерашний герой был выставлен царственными родственниками чуть ли не дезертиром.


Великий князь Николай КонстантиновичОскорбленны й поведением родни, и желая им досадить, князь сделал попытку жениться на Фанни. В Петербурге это сделать было немыслимо - и влюбленные отправились в Вену. Однако там тоже не нашлось желающих вступать в конфликт с российским императором, к тому же оказалось, что за Николаем следила тайная полиция. В итоге - даже за крупную взятку брак заключить не получилось, и пришлось вернуться в Петербург.


с матерью и сестрой.Здесь продолжились безумные траты на содержание любовницы, которой всего было мало. Князь влез в долги, а поскольку отдавать их было нечем - очень скоро ему везде было отказано в кредите. И на этом фоне произошло событие, совершенно потрясшее всю семью. Его мать, Александра Иосифовна, обнаружила, что в ее личных покоях побывал вор! Были содраны три огромных бриллианта с оклада иконы, которой когда то Николай 1 благословил ее брак. Как раз накануне у Николая Константиновича болела голова - и мать уложила его в своей спальне. Было понятно, что бриллианты украл он. Но сын все отрицал.
Вызвали полицию. Камни нашли в одном из ломбардов и цепочка опять привела к князю. Дело засекретили, и им занялся уже лично шеф жандармов, поскольку речь шла о царской семье. Тут Константин, отец Николая, спровоцировал еще один конфликт, назвав шефа жандармов мерзавцем и заявив, что он пытается оклеветать его сына (который твердо отрицал свою вину на всех допросах, и даже поклялся на Библии, что совершенно не при чем).


Великий князь Николай КонстантиновичТогда шеф жандармов, которому терять было нечего, озвучил историю императору Александру 2. Александр многое в жизни видал, но мысль, что родной племянник вор и клятвопреступник его шокировала. Он вызвал Николая и в лоб спросил - он ли украл бриллианты? И Николай так же в лоб ответил ему - Да!!!
Выяснилось так же, что на великом князе висит грандиозное количество долгов, и что причиной всего этого ужаса и в итоге - нравственного падения, были траты на роскошную жизнь его любовницы.
Замять историю можно было бы для других, но как жить с таким человеком в собственной семье?


Николай КонстантиновичПроблему решили кардинально: Фанни мгновенно выслали за пределы империи, а Николая... признали сумасшедшим. Ну потому что не мог вменяемый человек наворотить таких дел. Семья отказалась от него, в бумагах, касающихся Императорского Дома, запрещалось упоминать его имя, а принадлежавшее ему наследство передавалось младшим братьям. Он также лишался всех званий и наград и вычёркивался из списков своего полка. Его высылали из Петербурга навечно и обязали жить под арестом в том месте, где ему будет указано.
Николаю Константиновичу было 24 года. И у него началась новая жизнь.
В двух словах скажу о его последующей личной жизни. Он многократно сходился с разными женщинами, которые рожали от него детей, женился, потом еще раз, запятнав себя двоеженством, и, в общем, отношения Николая Константиновича с женским полом были таковы, что вполне подтверждали его характеристику человека лишенного всяких нравственных принципов. Все было очень запутанно. Как то все время так складывалось...
В частности, в 45 лет он выкупил у казака за 100 рублей его дочь, 17 - летнюю Дарью Часовитину, построил ей дом и прижил от нее нескольких детей. В обществе при этом мог запросто появляться с женой и любовницей одновременно (все таки законная супруга имела железную выдержку)...
В 52 года князь романтично украл 15 - летнюю гимназистку Варвару Хмельницкую, примчавшись за ней на тройке лошадей, да еще и обвенчался с девочкой в сельском храме. При этом он был женат, о чем опять запамятовал... После грандиозного скандала священника, который их обвенчал отправили в монахи, Варвару с родней - в Одессу, а брак аннулировали.


Николай Константинович с официальной женой Надеждой Александровной, княгиней Искандер (урожденной Дрейер) в Ташкенте. Брак был заключен в 1878 году, расторгнут Священным Синодом, как неравный, но при Александре 3 все таки опять был признан законным.Его многократно отсылали все дальше и дальше от Петербурга, и в итоге, он попал в Туркестан и обосновался в Ташкенте.
Фамилию он сменил: сперва был полковником Волынским, а позже стал называть себя Искандером. Эта фамилия (в дальнейшем Высочайше узаконенная) осталась за его потомками — князьями Искандерами.
Однако, помимо бурной и запутанной личной жизни у князя была еще одна, намного более ценная - научная. После своего изгнания Николай Константинович активно участвовал в экспедициях по Средней Азии под эгидой Русского географического общества. За это время он стал одним из лучших отечественных исследователей Средней Азии - не кабинетным теоретиком, а человеком, который лично исходил ее вдоль и поперек.
После ссылки в Ташкент он построил там себе небольшой дворец (на что ему выделили деньги царственные родственники),


а так же построил Ташкенту за свой счет театр, замостил в городе улицы, поставил клуб, больницу для бедных, богадельню, цирк и публичный дом под вывеской "У бабуленьки".
Он первый завез в Среднюю Азию хлопок, закупив его семена на американском Юге. Заодно построил и хлопкоочистительные заводы, внедрив безотходный цикл переработки сырца. Всей своей последующей хлопковой историей этот регион целиком и полностью обязан лично князю.
Так же, в Ташкенте он построил мыловаренный завод, открыл фотографические мастерские, бильярдные, организовал производство и продажу кваса, переработку риса, и вообще проявил себя гениальным предпринимателем. Чтобы не будоражить лишний раз своей деятельностью царственных родственников, всю эту деятельность он регистрировал на имя жены.


с супругой и родным братом.Его любимым проектом был разворот Амударьи. Да, планы поворота рек для орошения земель Средней Азии, с которыми столько носились в советские времена, созрели еще в 19 веке в голове безумного князя из семейства Романовых!
Но в итоге от этой идеи он отказался, построив в так называемой Голодной степи за свой счет 100 - километровый оросительный канал, разбив попутно сады, проведя масштабные археологические раскопки, основав 119 селений, и введя в оборот огромное количество плодородной земли, которая до той поры не использовалась ввиду отсутствия орошения.


Романовский канал, построенный Николаем Константиновичем.Наверное, все это было под силу только сумасшедшему! И все было реализовано!
Он был страстным охотником, ходившим на тигров, тогда еще водившихся в Средней Азии. Собрал прекрасную коллекцию живописи, которая позже стала украшением собрания Ташкентского музея искусств. Он помогал выходцам из Туркестана получать образование в лучших вузах России, оплачивая их обучение. А в своем завещании половину своего богатейшего имения отписал на различные общественные нужды региона.
Царственных родственников князь предсказуемо не любил. Портреты Александра 3, своего двоюродного брата, к примеру, выписывал пачками и использовал в качестве мишеней.
Он неоднократно высказывался, что Россия должна быть республикой, а так же выстраивал теории, согласно которым истинным наследником престола должен был считаться не Александр 2 и его потомки, а Константин, отец Николая, и, соответственно, его потомки, потому что Константин был порфирородным, то есть родился у Николая 1, когда тот уже стал императором (хотя такая система наследования не была принята в Российской империи). Соответственно, свержение Николая 2 он встретил радостно.
Николай Константинович умер в 1918 году своей смертью, от воспаления легких. Был похоронен в сквере рядом с Военным Георгиевским Собором, напротив своего дворца.
Следы его бурной и плодотворной деятельности в регионе видны и сегодня, когда имя самого князя уже забыто потомками. Можно ли себе представить более насыщенную и полезную жизнь?
promity вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо promity за это сообщение:
казак (17.09.2020)
Старый 17.09.2020, 07:31   #298
Sirin
Команда сайта
 
Аватар для Sirin
 
Регистрация: 21.10.2008
Адрес: Москва
Поблагодарили 9,275 раз(а)
Записей в дневнике: 144
По умолчанию

YouTu.be
Скрытое видео:
Самое ценное в этом видео - это светлые человечные лица советских детей. И связка глупых мифов, которые позатолкали им в головы во время катастройки, когда рушили страну и будущность этих детей.
Sirin вне форума   Ответить с цитированием
Сказал спасибо Sirin за это сообщение:
promity (22.09.2020)
Ответ
Опции темы
Опции просмотра



Часовой пояс GMT +3, время: 21:20.


Здравмаг.рф - магазин духовного и физического здоровья! Rambler's Top100