Показать сообщение отдельно
Старый 15.11.2013, 06:33   #38
promity
Команда сайта
 
Аватар для promity
 
Регистрация: 26.05.2011
Адрес: Новосибирск
Поблагодарили 6,671 раз(а)
Записей в дневнике: 13
Отправить сообщение для promity с помощью Skype™
По умолчанию



Цитата:
Пересмотрел тут «Холодное лето пятьдесят третьего…» Прошкина-старшего. Поразился тому, что фильм-то совершенно не антисталинский, как это казалось раньше. И вообще он не о сталинском времени, а - о власти и обществе.
Власть – и карательные органы этой власти в том числе – в фильме символизирует милиционер Манков (его играет Виктор Степанов). Мощный, строгий, но в целом – положительный: воевал, борется с бандитизмом, вот и к политическим ссыльным относится, в общем, по-человечески. Одна из самых сильных сцен фильма – убийство Манкова бандитами (потом, когда самих бандитов начнут щёлкать одного за другим, это будет восприниматься уже куда проще). Манков – власть, государство. И вот его нет. Единственной альтернативой «жёсткой, но справедливой» государственной власти оказывается власть бандитская, даже не власть – беспредел: народ в прямом смысле слова загоняют под замок, собак убивают, пытавшегося сопротивляться старика Якова тоже убивают, единственную девушку пытаются изнасиловать.
Тут всё однозначно: сравнивая «тоталитарную» власть и разгул криминала, авторы (сценарий Эдгара Дубровского) делают выбор в пользу первой.
Это принципиально потому, что фильм – перестроечного времени, снимался в 1987 году, когда власть (уже не сталинская, но всё-таки советская, только что Сахаров из ссылки вернулся) разваливалась на глазах, и непонятно было, что будет дальше. То есть время выхода фильма рифмовалось с временем действия фильма. Снова кто-то надеялся на лучшее и на демократию. Но фильм предостерегал: не выйдет ничего хорошего, уйдёт власть государственная – придёт власть бандитская, без вариантов. Так и вышло: пришли бандиты (прямого уголовного происхождения или номенклатурного – не суть важно), настали пресловутые «лихие 90-е». В фильме ситуацию спасли подвижники Лузга (Приёмыхов) и Копалыч (последняя роль Папанова) – политические ссыльные, но это художественное допущение. В жизни сил, способных противостоять большому криминалу, не оказалось.
Лузга и Копалыч, понятно, герои положительные. Безумно интересно наблюдать за тем, как в герое Приёмыхова просыпается человек, мужчина, офицер. Вначале это забитый доходяга, потом – супермен. Вначале его лицо – совершенно мёртвое, в конце – более чем живое, эмоции доходят до истерики. Приёмыхов, конечно, тут великолепен, но предсказуемо великолепен – с его-то фактурой и с его ролью. И попробуйте сказать, глядя в эти глаза, что он не сидел.
С отрицательными героями не всё так просто.
Это не тень Сталина, Берии и всех остальных.
Это даже не бандиты. Вернее, понятно, что бандиты – персонажи отрицательные, но ради констатации этого факта кино не стоило снимать. И так всем понятно, что воры и убийцы – плохие. Бандиты авторами фильма показаны как полные отморозки – нет даже типичного для нашей макаренко-гуманистической традиции «человеческого» взгляда на них: что вот, мол, и в них что-то есть хорошее, надо это хорошее спасать… Нет, в кадре мы видим полных уродов, которых можно (и нужно) только убивать.
Самый главный отрицательный герой – это заведующий факторией Зотов (его играет Юрий Кузнецов, который, как и Приёмыхов, учился у нас во Владивостоке в институте искусств, только несколькими годами позже, вместе с Александром Михайловым). Здесь Кузнецов играет великолепно, это вам не Мухомор из «Ментов». Если капитан рейда Фадеич (его играет Кашпур) - просто недалёкий, вздорный человек, ничтожество и пародия на власть («Запрещаю входить на государственную пристань!»), то Зотов - подлец, предатель. Этот «бдительный мужик Ваня» и вначале ведёт себя как полный м…к – пинает Лузгу, хочет заложить мента (заботливо подбирает выброшенный Манковым портрет Берии, поскольку не знает, что Берия уже разоблачён как враг народа). И потом из-за трусости идёт на предательство.
Важна истерика Приёмыхова в конце, когда он кричит Зотову: «Из-за таких, как ты, всю мою жизнь…» (не из-за злого Сталина, не из-за злого Берии). И дальше, ещё важнее: «Такие, как ты, в лагерях должны сидеть!».
Чётко обозначено время действия: не 1949 год, не 1955-й, а именно 1953-й. Авторы говорят: вот Сталин умер – и что? Зло осталось, подлость осталась, несправедливость осталась. Никакой оттепели – только холодное лето. Всё это можно трактовать даже сталинистски: вот, Отец умер – начался беспредел, хотя это, наверное, перебор. Или так: Сталин умер – Зотов остался, бандиты распоясались.
Пересмотрите фильм, он заслуживает того. А какая там натура (Карелия)! Не павильон и даже не московские улицы, а – страна
https://www.facebook.com/photo.php?f...type=1&theater
promity вне форума   Ответить с цитированием